Хочу всё знать! О Солженицине.

Татьян Михална не стала мне отвечать, а мысль толкается.
Господа блогаря! Вы знаете, почему я не хочу читать книги Прилепина?
Вот и я не знаю. Его ответы мне показались пошловатыми.
И где только Кирюша нашла великий ум?
Итак о Солженицине.
Можете раскатать меня критическим катком по асфальту, но скажу.
У Солженицина единственное, очень сильное художественное произведение: «Один день Ивана Денисовича».
«Раковый корпус», «В кругу первом» посредственны.
«Архипелаг Гулаг» — сильная публицистика.
Ругайте, я всё стерплю!

45 комментариев

beholder
А я с Вами солидарна в этом вопросе. Я тоже считаю, что Солженицина именно вот как писателя переоценили. Про всё остальное, что с ним связано, судить не берусь. Да, он человек непростой судьбы, но и только. Ну лично для меня.
kev
Нет пророков в нашем отечестве!
И они нам не нужны!
beholder
А вот тут я не совсем поняла. Объясните для тех, кто в танке.
kev
Ну, многие готовы считать его святым и великим.
А я ему благодарен за Ивана Денисовича, за Архипелаг.
А дальше надо жить своим умом.
Лично мне святые не нужны.
E-Michael
Дед моей супруги, которому приходилось сидеть в сталинских лагерях, крайне негативно относился к Солженицыну.
kev
Это вполне возможно.
Но я только о его творчестве.
E-Michael
Речь о творчестве и идет. Дед утверждал, что сочинения Солженицына лживы и конъюктурны. И заключенные и охранники в условиях лагеря могли оставаться Людьми. Об этом Солженицын не писал. Или писал, но своеобразно. Со слов деда.
kev
Наверное, лагеря были разными.
Я больше доверяю Варламу Шаламову.
kev
Интересно!
Ваш дед читал Колымские рассказы?
E-Michael
Дед не мой, а жены. К сожалению, ныне покойный.
kev
Мнение Вашего деда интересно и ценно.
Но, Би права.
Один человек не может охватить всю проблему.
Мне интересен Солженицин.
Я не думаю, что он всегда прав и хочу узнать мнения блогарей.
Один из ключевых вопросов: сколько вранья в Архипелаге.
Поскольку опровержений не было, полагаю его весьма достоверным.
beholder
Сравнивать, кто писал о лагерях правдивее, всё равно что сравнивать, кто писал правдивее о ВОВ, например. Чем дальше отстоят от нас во времени те или иные события, тем большую роль играют наши личные предпочтения кому верить. Отсутствие собственного опыта заменяется на чьё-то авторитетное мнение.
kev
А я надеялся, что на меня навалятся любители Солженицина.
А таких, выходит и нет.
Следовательно мой вывод о том, что слава Солженицина искусственно раздута.
Это писатель одного произведения.
Но именно это произведение: «Один день Ивана Денисовича», произвело на меня громадное впечатление.
Стало первым шагом избавления от пророков и живых памятников.
Возникает другой интересный вопрос: из каких соображений из Солженицина вылепили памятник?
Kot
Солженицин не нуждается в защите — от Вас. «Архипелаг ГУЛАГ» -не просто сильная публицистика", это подвиг.
Солженицину рассказывали бывшие зэки, присылали воспоминания… Благодаря ему это все сохранилось. Реально «звонковая» книга. За нее сажали. Мне давали тогда читать том — на сутки…
Раковый корпус — очень сильная книга. Точно передана сама атмосфера онкологической больницы. Я сама лечилась в онкологии, могу это чувствовать.
kev
Я и не возражаю.
Я всего лишь излагаю личные впечатления.
Архипелаг — сильная публицистика.
Однако я хочу поговорить о художественных произведениях.
Раковый корпус мне не понравился.
SgtPepper
Возникает другой интересный вопрос: из каких соображений из Солженицина вылепили памятник?

Памятник из него лепит вполне определённая категория граждан. Остальные про Солженицына уже не вспоминают, поскольку большинство его произведений были конъюнктурны.
kev
Не скажите, я его не забываю.
Но, хочу понять его истинное место в художественной литературе.
И, кажется, понял.
Писатель одной, хорошей книги.
Kot
Уточним смысл терминов. Конюнктурные — это рассчитанные на награду. В СССР — от государства.
А за Архипелаг реально могли посадить или просто убить.
SgtPepper
Конюнктурные — это рассчитанные на награду.

Давайте всё-таки придерживаться общепринятых определений. Конъюнктурный — подстраивающийся под какую-то обстановку, под конъюнктуру. «Архипелаг ГУЛАГ» писался в атмосфере борьбы с культом личности Сталина и вполне отвечает этой конъюнктуре.
kev
То, что Архипелаг коньюнктурен, сомнений нет.
А насколько соответствует действительности тамошняя картина?
SgtPepper
А насколько соответствует действительности тамошняя картина?

Фактами соответствует очень слабо, поэтому это произведение не может считаться документальным. Ну а если «Архипелаг» — художественный вымысел по мотивам реальных событий, то Солженицын волен писать о чём угодно и как угодно. Но и отношение к книге должно быть соответствующим.
kev
Следовательно, Вы не считаете Архипелаг сильным произведением?
kev
А Колымские рассказы Шаламова?
SgtPepper
«Колымские рассказы» я, по-моему, вообще не читал.
Kot
Я отношусь к этим гражданам. Другие ставят памятники палачам, а не жертвам!
beholder
из каких соображений из Солженицина вылепили памятник?
из конъюктурных
TSCHURKA
Солженицын — великий пиарщик! Ни один деятель культуры ( не только современный) не выстраивал свой образ в глазах современников так целенаправленно, настойчиво и кропотливо, как он. И ни один деятель культуры не преспел в этом так, как он. Лев Толстой и Махатма Ганди нашего времени, ёпть! А что до его художественных текстов, то они — существенная часть этого пиара, но не более. Чувак очень хотел войти в историю.
kev
Он относительно преуспел.
Его быстро забывают.
TSCHURKA
Забывают его тексты. Но таксты не главное. Он вошел в учебники. С патретом. И через 20 лет девятиклассник будет видеть его патрет в ляктронном учебнике и думать:«Блин, надо фамилию запомнить к экзамену. И пару-тройку названий. А то банан влепят». Это и есть место в истории. А тексты не главное.
Кстати, не случайно Солж давно заслужил в том числе и вот такое отношение: www.youtube.com/watch?v=zzQG1rxViGg
kev
Потомки разберутся.
Вам спасибо!
Мне интересно узнать палитру отношений к Солженицину.
TSCHURKA
Важный и достаточно рано оформившийся элемент этой палитры: «АГ» — это подвиг, но социально-политические взляды Солжа (возвещаемые им с толстовской претенциозностью) — с точки зрения сколько-нибудь серьёзной историографии и социологии являются невежеством и питекантропством. Тут важны акценты: либералы критиковали Солжа за реакционные, по их мнению, славянофильство и юдофобию, тогда как гуманитарии — за невежество и убожество. Причем началось это еще в первой половине 70-х.
kev
Если Вам не лень, сформулируйте, пожалуйста, Ваше личное мнение о книге «Один день Ивана Денисовича»!
TSCHURKA
Читал давно, еще в срамиздате. Впечатление не произвела. Желание перечитывать не возникло.
kev
А был ли подвиг?
Мне очевидно, что разоблачение культа — приём, с помощью которого Хрущёв захватил власть.
Но тогда Солженицина талантливо использовали?
TSCHURKA
Я думаю, вы сильно упрощаете и впадаете в конспирологию…
kev
Я позднее признаюсь, зачем я это делаю!
kev
Я хотел устроить провокацию, чтобы на меня обрушилась буря возмущения.
Не вышло.
Kot
Поэтому не надо разоблачать массовые репрессии?!
kev
На основании чего Вы сделали такой вывод?
В моих текстах Вы этого не найдёте.
SgtPepper
Эти люди, пережившие на своей шкуре 24 года коммунистического счастья, уже в 1941-м знали то, чего не знал еще никто в мире: что на всей планете и во всей истории не было режима более злого, кровавого и вместе с тем более лукаво-изворотливого, чем большевистский, самоназвавшийся «советским». Что ни по числу замученных, ни по вкоренчивости на долготу лет, ни по дальности замысла, ни сквозной унифицированной тоталитарностью не может сравниться с ним никакой другой земной режим, ни даже ученический гитлеровский, к тому времени затмивший Западу все глаза.

А. Солженицын. Архипелаг ГУЛаг. Том 3. Часть 5 («Каторга»), Глава 1
SgtPepper
Мы накаляли друг друга таким настроением — и жаркой ночью в Омске, когда нас, распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок, мы кричали надзирателям из глубины: «Подождите, гады! Будет на вас Трумен! Бросят вам атомную бомбу на голову!». И надзиратели трусливо молчали. Ощутимо и для них рос наш напор и, как мы ощущали, наша правда. И так уж мы изболелись по правде, что не жаль было и самим сгореть под одной бомбой с палачами. Мы были в том предельном состоянии, когда нечего терять.

А. Солженицын. Архипелаг ГУЛаг. Том 3. Часть 5 («Каторга»), Глава 2
SgtPepper
Это волчье племя — откуда оно в нашем народе взялось? Не нашего оно корня? не нашей крови? Нашей. Так чтобы белыми мантиями праведников не шибко переполаскивать, спросим себя каждый: а повернись моя жизнь иначе — палачом таким не стал бы и я? Это — страшный вопрос, если отвечать на него честно.

А. Солженицын. Архипелаг ГУЛаг. Том 1. Часть 1 («Тюремная промышленность»), Глава 4
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.