Парад Победы

....- Новые власти Воронежской области в очередной раз продемонстрировали истинное лицо демократических ценностей, о приверженности которым так часто говорят! Ладно бы они как обычно, просто собрали на главной площади города всех заподозренных в сочувствии к России и сожгли их вместе с детьми и жёнами. В конце концов, они фашисты, так это у них заведено, и мы не можем их за это осуждать. Но они даже не поленились перед этим заживо содрать кожу со всех этих несчастных!
Телевизионный диктор был близок к идеалу. Идеально правильные черты лица, идеально подогнанный костюм, идеально отработанные интонации, дыхательный ритм и движения зрачков — в соответствии с новейшими разработками НЛП заокеанских партнёров. Владимир Петрович, менеджер среднего звена, коренной подмосквич во втором поколении, ощутил полное единение с излучаемым диктором оптимистичным возмущением и лениво потянулся за пультом. В этих диких южных регионах (а впрочем и северных — что-то зачастили похожие новости с Кольского полуострова и из Карелии) всё время кого-то там свергают, кого-то пытают и убивают. Надоело — сколько можно смотреть?

— МИД России решительно требует ООН и ОБСЕ призвать прекратить новые власти Воронежской, Ростовской, Курской и ряда других областей производить массовые казни сочувствующих России граждан в особо жестокой форме, в местах массового скопления людей и с видеофиксацией событий, так как всё вместе это является нарушением договорённостей, достигнутых во время встречи Минск-18. Если же во имя политической стабильности это является необходимым, пусть хотя бы не транслируют видеосъёмку таких событий по центральным каналам в прайм-тайм! Если же подобные случаи будут иметь место и впредь, Россия будет вынуждена принять самые решительные меры: не только обратится в Юнеско и Лигу по защите прав животных, но и Газпром вдвое снизит цены на газ для этих областей: таким образом, за каждые сто тысяч кубометров газа они будут платить не два, как сейчас, а один доллар!

Торжествующе-решительные интонации диктора согрели слух Владимира Петровича: действительно, эти уроды совсем распоясались! Давно пора показать им всем, что Россия — великая энергетическая держава! Он почти дотянулся до пульта, когда в комнату впорхнула его супруга.

— Ужас, что же там творится-то, они какие-то совсем дикие, эти воронежцы, такое творить! Супруга Петровича была очень сердобольной женщиной: по его мнению, на экране уже не происходило ничего достойного внимания: там закончили под душераздирающие вопли сдирать кожу, и теперь просто толпа облитых напалмом мужчин, женщин, детей, стариков, ярко и весело пылала на всю площадь.

— Они сами виноваты! — авторитетно и веско ответил Петрович. — Помнишь, как они там у себя, на площади перед горсоветом скакали, кричали «Москвичей на ножи!»? Вот теперь пусть мучаются с правительством, которое сами привели к власти.

— Ну? ведь, наверное, не все скакали? — вежливо осведомилась супруга. — На площади скакало совсем немного, по телевизору помню показывали.

— Значит, остальные должны были сами объединиться и этих немногих… изолировать, ну или усовестить. Словом, раз тех, кто не хотел такого, было больше, они сами должны были что-то сделать чтоб навести там у себя в Воронеже порядок.

— Так туда же сразу Великая Независимая Украинская империя (так официально именовалась последнее время по всем телеканалам бывшая Украина. Супруга, как подобает доброй гражданке, точно повторяла официальный титул, но как и надлежит свободномыслящей представительнице интеллигенции, выражала свой протест тем, что элегантно морщила при этом носик) ввела войска, в том числе танковые. Помнишь, как по телевизору показывали, как они танками давили тех, кто протестовал — тогда ещё кадр был такой красивый, в замедленном воспроизведении, когда гусеницы танка детскую колясочку перемалывают?

— И правильно делали, что давили! — возмутился Петрович. — Они там вышли когда протестовать, камни бросали. Прямо в танки, представляешь? А если бы танкист высунулся — и по голове? Тогда что?

— А почему нам танки нельзя было ввести? В смысле, России?

— Ты что? — страшным сиплым голосом вопросил Петрович. — Ядерной войны хочешь? Этого только враги от нас и ждут: наша армия вмешалась — значит, третья мировая.

Супруга ойкнула и побледнела. Ядерной войны в России боялись крепко и давно. Правда, её ужасающая для всего человечества фатальность пока была обоснована только бесчисленными фильмами «Терминатор» американского Голливуда и работами видных советских ядерщиков, которые сразу по получении госпремий СССР за свои работы по ядерной зиме резко стали физиками израильскими и американскими. Однако всё равно, доказана, видимо, была сурово: каждый раз, когда доходило до острого противостояния со Штатами, когда те в очередной стране — Индонезии, Гватемале, Югославии, Лаосе, Конго начинали миллионами убивать сочувствующих России и нужно что-то сделать, чтобы это прекратить, мудрые военные и сотрудники спецслужб — сначала СССР. потом России, понимали: нас хотят спровоцировать на ЯДЕРНУЮ ВОЙНУ, чтобы погубить ВСЁ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО! Этого допустить никак нельзя. Придётся пожертвовать несколькими миллионами своих сторонников в очередной стране для спасения ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Правда, сторонники России не оценивали такой мудрости и жертвенности своих далёких друзей из генштаба и с Лубянки — их становилось во всём мире всё меньше, пока уже совсем не закончились всюду, в том числе и на бывшей Украине, теперь вот и в самой России всё меньше их. Зато самое главное — мы не поддаёмся на провокации и не даём повода начать ЯДЕРНУЮ ВОЙНУ! Таков наш долг перед человечеством.

— А чего же они не побоялись ядерной войны и ввели танки? — робко спросила супруга.

— Им можно. У них в Воронежской области были свои граждане — много, человек пятьсот. Вот для их защиты и ввели.

— А ничего, что эти же граждане на площади и скакали тогда? — совсем сбитая с толку, продолжала интересоваться супруга.

— А это их право. У нас в России, свобода, не то что в тоталитарной Америке, где митинги разгоняют. Хотели приехавшие с Украины… тьфу, из незалежной империи украины граждане поскакать на площади — мы им препятствовать не можем, это будет недемократично. Да и санкции мировое сообщество может ввести… Глупенькая ты у меня, ничего не понимаешь.

Петрович наконец-то дотянулся до пульта и переключил канал. На соседнем канале бесконечной чередой ползли по брусчатке Красной площади колонны техники. Теперь, всвязи с ухудшением обстановки на окраинах РФ было решено проводить парад 9-го мая каждый день, для устрашения всех врагов и демонстрации незыблемой мощи российской армии и невиданных темпов подъёма России с колен. Враги так трепетали одного вида российской военной техники, что даже в дипломатических нотах объясняли очередной обстрел территории РФ, сбитие её пассажирских самолётов и уничтожение мирных кораблей следствием стресса, который переносят их военные при виде могучей, бесконечно ползающей по красной площади военной угрозы.

Вид ползущих по площади «Тополей» неизменно возбуждал могучее достоинство Петровича — так как своей формой они напоминали именно его в годы молодости, когда качество «этого самого» у Петровича было наивысшим, особенно теперь, когда в целях лучшей маскировки от лучей радаров все они были выкрашены новой суперсекретной краской в гламурный нежно-розовый цвет.

С такой армией нам ничего страшно! Вон как величественно всё шагает и катится. От избытка патриотических чувств и гордости за блестящую мишурой эполетов мощь Петрович даже было захотел супругу, но быстро решил не напрягаться, и удовольствовался очередной бутылочкой Гиннеса.

И только потом наконец-то сообразил, какая именно деталь окружающего мира отвлекала его: флаги над техникой были нового, непривычного цвета. Впрочем как и ленточка в петлице диктора. Ну, в этом не было ничего удивительного: символ времени — движение вперёд, к переменам, мобильность и динамичность! Когда-то давно была георгиевская ленточка, потом было красно-зелёное знамя, потом было ещё множество эмблем и победы. В данном случае все знамёна были выкрашены в цвета радуги и бодрый голос за кадром вещал что: «Именно такого цвета знамя подняли наши деды над Рейхстагом!»

— Володь… — робко протянула жена. — А они сюда не придут? Вдруг точно так как там начнут зверствовать?

— Да ты что, дура. — снисходительно улыбнулся Владимир. — Мы ж не какой-то там дремучий Воронеж. Мы ж ПОДМОСКОВЬЕ! Сама подумай. У нас такое невозможно!

Дикие крики за окном прервали увлекательное военное шоу. Петрович выглянул сквозь створку дорогущего тройного стеклопакета. По улице катилась толпа в чёрном и камуфляже, нехотя разгорались автомашины у подъездов, кому-то ломали кости бейсбольными битами и прямо на углу сразу несколько дюжих молодцов фиксировали в растопыренном, удобном для дальнейшего применения виде девицу, не успевшую убежать. Над толпой колыхались до боли знакомые знамёна — красно-чёрное, жовто-блакитное и Соединённых Штатов Америки.

— Да не, у нас такого не может быть. Костюмированный фестиваль, наверное… — протянул Петрович в искреннем недоумении.
Окопка

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.