Гибель империи: как чеченская свадьба разрушает российский суверенитет

России угрожают не мифические «иностранные агенты», а захват центра военизированной периферией.

Забудьте Новороссию. Проект закрывается, словно «Дом-2», о чем нас только что известили руководители непризнанных республик. Взамен Донецка и Луганска 2015-й стал в России годом Чечни. Как прошлым летом мы учили названия Снежное, Счастливое, Торез, Славянск и Дебальцево, так в этом году мы вспоминаем подзабытые с середины 1990-х Ачхой-Мартан и Ножай-Юрт, разбираемся в отношениях тейпов Беной и Центорой. Чечня перехватила информационную повестку у Украины, а вторым, после Путина, ньюсмейкером России стал Рамзан Кадыров, с инстаграма которого начинают свой день ведущие политики и информационные агентства.

В январе 2015 года главным событием стал организованный Кадыровым митинг против Charlie Hebdo, собравший сотни тысяч человек. Убийство Бориса Немцова 27 февраля 2015 года имело, по версии следствия, отчетливый чеченский след, который, однако, затерялся в чеченских горах: вот уже два месяца чекисты не могут найти в Чечне важного свидетеля (а может, и подозреваемого), замкомандира батальона внутренних войск «Север» Руслана Геремеева. Неспособность федеральных силовиков провести следственные действия в Чечне имеет не меньший резонанс, чем само убийство. В апреле конфликт федеральных и чеченских силовых структур перешел уже на грань вооруженного столкновения, когда ставропольские полицейские в ходе спецоперации в Грозном убили жителя Чечни, после чего были тут же блокированы чеченским ОМОНом. Тогда лишь чудом удалось избежать стрельбы, а Кадыров эмоционально заявил, что отдал приказ стрелять на поражение по федеральным силовикам, «будь то москвичи или ставропольчане», если они проводят операции на территории Чечни без его ведома.
И наконец, 16 мая 2015 года с благословения и при личном участии Рамзана Кадырова в Грозном состоялась «свадьба века» между 17-летней Луизой Гойлабиевой и 47-летним (по другим сведениям, 56-летним) начальником Ножай-Юртовского РОВД Чечни Нажудом Гучиговым. Удивителен тут не сам факт «неравного брака» — как это ни печально признавать, подобное принуждение к браку существует во многих патриархальных местностях, а многоженство де-факто практикуется во многих мусульманских регионах и семьях России. Необычным является то, что это заурядное по меркам Чечни событие стало новостью федерального масштаба, и вот уже неделю не отпускает СМИ, социальные сети и ведущих политиков. Поднятая правозащитниками и «Новой газетой», эта тема быстро дошла до политического Олимпа — и здесь Рамзан Ахматович решил использовать этот кейс для усиления своего влияния и устроить из свадьбы медийный спектакль. Патриархальному насилию здесь подверглась не столько сама девушка (не исключено, что ее скованность перед телекамерами была данью культурной традиции или непривычкой к вниманию журналистов), сколько российская Конституция (тут вспоминаются декабристы, подговаривавшие солдат требовать Конституции, говоря им, что это имя жены Великого князя Константина Павловича).

В показательном шоу с лезгинкой, кавалькадой «Поршей», девственно чистыми паспортами брачующихся и услужливой трансляцией телеканала Lifenews была очевидна спланированность медийной спецоперации. Кадырову было необходимо публичное унижение российского законодательства, общественного мнения, либеральных СМИ, а также части так называемой элиты, от Всеволода Чаплина до Елены Мизулиной, которые не усмотрели ничего зазорного в «чеченских традициях», включая многоженство. Представляется, что эта публичная порка была устроена если не с согласия Кремля, то с пониманием, что никакой реакции от него не последует. Так и произошло: Дмитрий Песков заявил, что Кремль «свадьбами не занимается». Кадыров в очередной раз сумел совершить невозможное: одновременно подтвердить лояльность Путину и выставить себя победителем в борьбе с федеральным центром.

В подобном вызове, который бросают столице имперские окраины, и в бессилии центра с ним справиться нет ничего необычного.

Через это проходили многие империи в стадии своего распада. Великий Рим пал не только потому, что был завоеван варварами извне, но потому, что варвары изменили его изнутри. Уже начиная с I века н. э., когда в битве в Тевтобургском лесу германские племена во главе с Арминием уничтожили римские легионы под командованием Квинтилия Вара и остановили продвижение римлян за Рейн, Рим начинает брать галлов и германцев на военную службу. Вдоль Лимеса — огромного оборонительного рубежа, протянувшегося на тысячи километров вдоль границ Империи от Дакии и Дуная до Верхней Германии и Адрианова вала в Англии, — формировались пограничные войска из местных жителей, которые со временем превращались в сельскохозяйственно-солдатские поселения. Одновременно варвары пополняли ряды римской армии, сражаясь в ее экспедициях. Если для римских граждан периода поздней Империи военная служба была тяжким бременем и малопочетным занятием, то молодые люди, жившие за границами Рима, обладали другой воинской этикой, мечтали о боевой славе, службе у августейшего императора. Как свидетельствует историк Франко Кардини, к IV веку в разговорной латыни термины miles (воин) и barbarous (варвар) практически совпали, произошла варваризация армии, набранной из персов, даков, готов, аланов, сарматов.

Одновременно шла варваризация самого Рима, массы германцев обустраивались при императорском дворе, распространялись германские обычаи и менталитет. Германцы становились телохранителями императоров, высшими военачальниками и сановниками. Из представителей племен, живших вдоль Дунайского Лимеса, германцев и скифов, император Каракалла в начале III века создал собственную гвардию. Подобно Калигуле, он сам вел солдатскую жизнь и любил подражать привычкам и внешнему виду германцев, даже носил белокурый парик с локонами на «германский манер» (more germanico). Нравы описанных Тацитом тевтонских лесов воцарились в палатах Вечного города, императорский двор превратился в comitatus, воинскую свиту, а сам дворец (palatium) теперь было принято называть «лагерем» (castra).

Да и сами императоры все чаще происходили из провинциалов, выходцев из отдаленных углов империи, как полуварвар Максимин Фракиец, рожденный от гота и аланки. Бывший в детстве пастухом и в юности — предводителем молодежной банды, он обладал огромным ростом и физической силой и вскоре отличился в сражениях на стороне римлян. В 235 году он был избран на правление не Сенатом, но армией в соответствии с германскими обычаями, став типичным «королем с дружиной». Он презирал всякого, кто не носил оружия, будь то сенатор, ремесленник или ученый; римские граждане были для него лишь стадом баранов, которых надо стричь. С этого времени, еще за два с лишним века до падения Римской империи, варваризация армии, двора, нравов, упадок римского гражданства стали необратимыми: позднеримские писатели прямо называли Империю «жилищем варваров», и отдельные антиварварские восстания в Милане, Тулузе или Константинополе были последними вспышками умирающего римского духа, прежде чем вождь германцев Одоакр 4 сентября 476 года заставил отречься последнего римского императора Ромула Августа, завершив тем 12-вековую историю Империи.

Россия — не Рим, Кавказ — не Лимес, чеченцы — не варвары. Но есть определенное историческое сходство с тем, как происходит гибель империи, утратившей собственный иммунитет, институты, гражданство, как дряхлеет имперский этнос в «инерционной фазе» (по Гумилеву), уступая место молодым пассионарным народам, вооруженным моралью воинов, желанием и умением грабить и паразитировать на чужих ресурсах. Сегодня в России роль такого разрушительного (и одновременно формообразующего) элемента играет Чечня, которая становится новым альтернативным центром силы, одновременно получающим ресурсы и исключенным из российского законодательства. Рамзану Кадырову удалось добиться гораздо большего, чем его отцу или Джохару Дудаеву, — в условиях неумолимо слабеющей власти в Москве (и под аккомпанемент заверений Рамзана Ахматовича, что он является верным «пехотинцем» Путина, как те самые германские вожди при римском императоре) Чечня де-факто получила суверенитет, как свидетельствует эпизод со ставропольскими силовиками, и собственную правовую систему, основанную на шариате и адате, как красноречиво показала свадьба в Грозном.

На наших глазах происходит чеченизация российской политики; а если брать шире, то с добровольным (и радостным) отказом России от петровского наследия и европейского проекта происходит демодернизация, архаизация, ориентализация и, если так можно выразиться, «ордынизация» России. Патриархальные нормы гор находят отклик в патерналистском и нелиберальном российском обществе; существует очевидное взаимопонимание между православными и исламскими фундаменталистами, а бандитские привычки абреков созвучны культу силы и практикам насилия современной российской культуры.

Золотые «стечкины», кадыровские охранники и неприкосновенные кавказские сенаторы органично вписываются в московско-ордынский пейзаж.

Россия постепенно становится Чечней, модели, зародившиеся на полувоенной периферии, от рутинного полицейского насилия, пыток и похищений, до крупномасштабного и бесконтрольного присвоения бюджетных средств и, как мы теперь видим, фактической легитимизации многоженства, начинают применяться по всей России. Чечня, бывшая пространством исключения и «чрезвычайного положения», становится нормой, моделирует российские внутриполитические процессы, хвост виляет собакой. Подобный захват центра периферией характерен не только для Чечни. До последнего времени такой же моделирующей окраиной была для России т. н. «Новороссия», где осуществлялся чудовищный сплав русского национализма, махрового сталинизма и криминального беспредела под обличьем «рабочей республики» и социальной справедливости: все это нашло сочувственный отклик в сердцах многих россиян, а боевик Моторола (тоже, кстати, многоженец) стал неофициальным героем России. Между тем кадыровские отряды сражались в рядах ополчения ДНР и ЛНР. Подобный захват России окраинами, от Чечни до «Новороссии», сколько бы они ни рядились в георгиевские ленты, является самой реальной угрозой суверенитету РФ, а вовсе не мифические «иностранные агенты» и «нежелательные организации». Именно здесь происходит окончательный распад Российской империи: провинции постепенно захватывают центр, ослабляют и развращают его.

Ибо в конечном счете скандальная «свадьба века» свидетельствует о разврате. Дело даже не в том, что несовершеннолетняя девушка была против воли взята второй женой уважаемого начальника-силовика, это, увы, местная культурная норма.

Речь идет о разврате власти, об упоении силой и вседозволенностью.

Как афористично выразился больше ста лет назад английский историк и политик лорд Актон, «власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно». В Чечне и все более в самой России мы имеем дело с тем самым развратом абсолютной власти, против которого бессильны закон, СМИ и гражданское общество.
С.Медведев

58 комментариев

mbok
Наверное, это тот же Сергей Медведев
livepark.pro/blog/21876.html
Точно, жестко, обидно, но правда…
rita
Да, это тот же — Сергей Медведев.
kev
Балабол!
mbok
В Вас говорит обида на правду,
может быть, себя в этом узнали…

«На наших глазах происходит чеченизация российской политики; а если брать шире, то с добровольным (и радостным) отказом России от петровского наследия и европейского проекта происходит демодернизация, архаизация, ориентализация и, если так можно выразиться, «ордынизация» России. Патриархальные нормы гор находят отклик в патерналистском и нелиберальном российском обществе; существует очевидное взаимопонимание между православными и исламскими фундаменталистами, а бандитские привычки абреков созвучны культу силы и практикам насилия современной российской культуры.»
kev
Я тогда скажу сильнее: ВРАЛЬ!
И Вы тоже!
Отказ от Петровского наследия!
Ха-Ха.
То-то Пётр отпотчевал европейцев — шведов!
По царски!
rita
Выходит, что Вы не можете отличить: — Петровское наследие от Ордынизации.
kev
И я должен отвечать на подобную глупость?
beholder
Есть в Сети одна умная тётичка — Марта Кетро. Я вообще-то её терпеть не могу (именно за то, что она такая умная), но читаю с завидной регулярностью. Вот что она пишет на заданную тему.

Не могла понять, почему меня так смущает жлобский дискурс последнего времени о второсортности неюных женщин. «Сморщенные чеченки», «еврейки, отцветающие в двадцать» — это вроде бы ничем не отличается от обычных высказываний сетевых троллей и всех, кого разъедает страх собственного старения. Но сейчас как-то густо пошло, и «мужчины с глупыми лицами» (есть такой подвид в моей классификации) выступают не только в бложиках, но и в газетах, и прямо-таки с официальными заявлениями.
Полагаю, тревога моя оттого, что я чувствую в этом социальную примету, какой-то мощный откат к совковому домострою.
Когда после войны до небес взлетел рейтинг мужчин, это было понятно, они победители и осталось их мало. Но пришло новое поколение, а ситуация не изменилась, не «молодой-здоровый-умный-перспективный», а любой мужик считался безусловной удачей для женщины.

Потом сделался рынок и, как ни странно, поднял цену не столько на свежее мясо, сколько на мозги, талант и успешность. В тренде оказались состоявшиеся люди обоего пола, а их возраст стал не более чем деталью: молод и уже чего-то добился — отлично; опытный профессионал — ещё лучше. Сексуальными признали людей с яркой индивидуальностью, а не просто хорошеньких. Нет, на порно-рынке ничего, слава богу, не изменилось, там по-прежнему достоинства измеряются в сантиметрах и степени упругости. Но в остальных сегментах вроде как возрос спрос на личность и её достижения.
Если раньше сделка «ты давай сиськи и котлеты, а я тебе сапоги куплю» считалась неплохой, то теперь женщина зачастую сама платит за свои сапоги, путешествия и за свой кофе, поэтому ей совершенно незачем торговать исключительно мясом. Этот факт масс-культура вроде как признала и восхвалила.

И вдруг, понимаете ли, и вдруг. Ценность женщины снова официально определяется тем, сколько солдат она может родить и сколько эрекций вызвать у немолодого дядечки. Если такие штуки слишком часто звучат в публичных высказываниях, невольно подозреваешь, что общество приготовилось к возврату в угрюмые времена, когда не играют в политкорректность, вписывают граждан в понятные рамки и оценивают с точки зрения нехитрых социально-биологических функций.
Невозможно спорить со справедливостью таких правил жизни. Двадцатилетняя самка в два раза лучше сорокалетней, равно как и двадцатилетний самец — сорокалетнего. Самец с восемнадцатью сантиметрами лучше, чем менее одарённый, богатый лучше бедного, сильный — слабого, красивый — некрасивого, здоровый — больного. Это чистая правда, но я очень мало знаю людей, которые окажутся в плюсе по всем параметрам.
Поэтому будет ужасно жаль, если мы окажемся в мире «крутых мужиков и сочных тёлок» — большинству из вас там нечего делать, зайчики. Годных самцов и самок на свете процентов двадцать, а то и меньше, так что берегите политкорректность, она на вашей стороне.


Ну, лично я согласна с таким видением проблемы. Всё-таки умная она, эта Марта Кетро.
kev
Дама не глупа.
Только её выводы касаются только нашей действительности.
И не заглядывают в перспективу.
А зачем лезть к чеченцам с рекомендациями?
Они своя голова на плечах и особенности экономики.
И зачем частный случай раздувать в антипутинскую истерию?
beholder
А зачем лезть к чеченцам с рекомендациями?
А чтобы они не лезли к нам со своими. Или Вы настолько идеалист, не сказать хуже, что верите, будто Чечня и прочий исламский мир будет существовать мирно в одной стране с нами и как будто даже отдельно от нас? А вот я так не думаю. Благо перед глазами есть пример того же Ирана с его исламской революцией. Вот так выглядели иранские женщины до революции



А вот так они выглядят теперь





В этот вторник была в Москве. Выбралась туда впервые с прошлого лета. И сразу же наткнулась на четырёх талибок в метро. Сразу же. На четырёх. Вот скажите мне как человек, понимающий больше моего в математике и статистике, о чём может говорить сей факт, м? Что в многомиллионном городе, вроде как всё ещё славянском и христианском де юре, оказывается, что де факто ты видишь в толпе сразу четыре хиджаба. Прошлым летом не видела ни одного. И у троих хиджабов было по дитёнку. И это тоже о чём-то говорит, наверное, м?

А впрочем, что бы тут ни говорилось, а сделано всё будет за нас и без нас. И однажды мы проснёмся в совершенно ином мире, но многие ничего даже не заметят.
kev
Это говорит о дурной миграционной политике.
Если чеченцы сидят на Кавказе, они никому не мешают.
Если здесь их будет большинство, здесь будет Чечня.
Kot
Вы о чем?! Миграционная политика — это про иностранных граждан.
Чечня уже вышла из РФ? Мы что-то не заметили?
kev
Ну может не Чечня, но Таджикистан.
Нам не легче.
Если рождаемость в Чечне выше, чем у русских, нам всё равно не выжить.
TSCHURKA
Вестготское королевство было частью Римской империи. А готы — федератами. И опорой режима. Когда федераты становятся опорой режима, это значит, что с режимом очень… ёво. Но юридически всё зае… чательно.
Kot
В Москве много иностранок.
beholder
Нееет:) Эти наши. Такую обувь и сумки могут носить только российские женщины:) Но для меня любая женщина в хиджабе — иностранка, это факт.
vashchenkov
И сразу же наткнулась на четырёх талибок в метро. Сразу же. На четырёх. Вот скажите мне как человек, понимающий больше моего в математике и статистике, о чём может говорить сей факт, м?
Теорию вероятности ни кто не отменял. Что я должен был подумать, когда вошёл утром в метро и услышал разговор четырёх, вы не поверите, ЧЕ-ТЫ-РЁХ людей на французском?
Ни как в Париж попал.
А если серьёзно — это не говорит ни о чём. Если бы Вы встречали разные группы женщин в парандже с регулярностью в 10 минут, тогда на этом можно было бы строить выводы. А так «случайная» встреча.
TSCHURKA
Не ухватывает. Дело не в самцах (и самках), а в альфа-самцах. То есть не в успешности, а во власти, доминировании. Кстати, самка может быть альфа-самцом, а альфа-самок не бывает. То есть женщина может быть успешной по-женски, но доминирует она только по-мужски.
beholder
Интересный пассаж про доминирование. Но всё же проясните, пожалуйста, почему альфа-самок не бывает, я не совсем поняла, в чём разница.
TSCHURKA
Огрубляя: если ты самка и стремишься к доминированию, тебе необходимо, чтобы тебя перестали воспринимать как самку.
beholder
Вы опять сказали ту же мысль, но другими словами. А я всё также не понимаю, причём тут самка — не самка. Существует такое редкое в наши дни, но всё же имеющее место быть социальное явление, как полиандрия. Разве в данном конкретном случае нельзя сказать, что женщина доминирует во всех смыслах, но при этом остаётся всё же в восприятии окружающих именно женщиной?
vashchenkov
Буквально на днях говорили на смежную этой тему.
У неё много успешных подруг. Успешных, как раз по тем критериям, о которых пишет автор. Они могут совершенно спокойно ездить в Европу, Австралию и т.д. Всё красиво, всё замечательно.
Вот только что-то в них «не так» у них нет детей, у них нет даже намёка на детей в виде постоянного «партнёра». Что сказывается и на характере и на отношениях с окружающими. Складывается ощущение, что они научились выстраивать отношения «успешности», но совсем разучились строить личностные отношения.
А если посмотреть, что им «навязывают» (считается модным), «успешность» «раскованность в отношениях к партнёрам своего пола». Они тщетно пытаются следовать этим веяниям, хотят найти там личный «успех». И его не находят.
Вот и появляются Лены Смирновы.
Сравниваешь «успешную» и «дуру» со своей бегающей тройней в 30 лет. И видишь, кто счастливее.
Так может лучше вернуться?
TSCHURKA
Воля к успеху, как и воля к власти, индифферентна к счастью, зато сильно мотивирует на действия. Социально значимые действия. А счастье на них не мотивирует.
vashchenkov
У меня есть личное ощущение, что женщинам это привито «искусственно». Мужчины добиваясь власти попадают в зону комфорта, а женщины в зону дискомфорта.
TSCHURKA
Кто как… Слишком сильное обобщение.
vashchenkov
Естественно, везде есть исключения. Я говорю исключительно о своём опыте и наблюдениях.
Некоторое меньшинство, добившись и оставшись в комфорте, рассказывает об этом рисует красивые картинки. Остальные хотят получить те же картинки, но не выходит каменный цветок.
beholder
Так может лучше вернуться?
Это пусть каждый решает сам, куда и зачем ему возвращаться. Лично я однозначно против насильственного возвращения.
vashchenkov
А по мне именно сейчас происходит насилие. Правда, оно такое красивое, тянущее к себе. Что ты считаешь, что это так естественно. А когда достигаешь, понимаешь, что «успешна», но не счастлива.
beholder
Убедил!:)
vashchenkov
Как то быстро ты начала соглашаться.
beholder
Это плохо?
beholder
Знаете, вам не угодишь. Не соглашаешься — уйди, противная! Соглашаешься — подозрительно и вообще всё равно на самом-то деле. А я всего-то хочу вам понравиться. Но как вести себя с вами — без понятия теперь.
vashchenkov
Когда тебе говорили «уйди противная»?
beholder
Ну зачем воспринимать всё так буквально?:(
blackknight
*устным пересказом с интонациями
«Нет, чтобы написать: „Папа, дай денег!“. Так нет же! Написал:»Папа! Дай денег!"©
TSCHURKA
Вместо того, чтобы их построить и продоминировать…
TSCHURKA
Это не намёки. Это призыв. Открытый.
AntiStatik
А точная дата гибели империи уже известна?
rita
Утыркам — надо волноваться — иначе не успеют…
vashchenkov
Так волнуются, что аж других хотят заставить волноваться
SgtPepper
Вас много, я один

16 мая грозненский ЗАГС зарегистрировал брак 47-летнего полковника полиции Нажуда Гучигова — хотя всего за две недели до этого он признавался, что уже женат. Всю церемонию невеста, 17-летняя Луиза Гойлабиева, простояла в стороне от жениха и даже не взглянула в его сторону. Специально для Esquire Нина Назарова встретилась с девушками, ставшими вторыми женами добровольно. И не в Грозном — в Москве.
beholder
Ну что ж, прикупаем платочки с юбками в пол дочерям и внучкам?:) Сам-то что думаешь по поводу всего этого? Или ссылка так, на нечего делать почитать?
SgtPepper
Сам-то что думаешь по поводу всего этого?

Статья интересная, написана хорошо. Развенчивает некоторые мифы о многожёнстве. Например, нежелательно, чтобы следующая жена была моложе предыдущей(щих). Ну и вообще, оказывается, что многожёнство — не для блуда и разврата, а для социальной помощи вдовам и одиноким.

Короче, всё не так, как кажется на первый взгляд.
beholder
Ну так чё, может, того самого? Узаконить уже это дело? А то в стране столько женщин одиноких. Глядишь, демографию подняли бы ого-го как.
SgtPepper
Узаконить уже это дело?

А зачем? Мусульмане как-то обходятся и без закона.
beholder
А разве ж это хорошо, что они вне закона обходятся-то? Разве нам нужно, чтобы как-то? Нет, давайте уж по закону тогда. И опять-таки почему только мусульман это должно касаться? Разве у нас в стране не равенство всех перед всем и в первую очередь перед законом, м?
SgtPepper
Надо сначала закон про любовниц принять =)
beholder
Нет, ну ты нахал!:) Нет уж, никаких любовниц! Только жёны! И чтобы всё по закону! Каждой по квартире, по машине, по шубе, по бриллиантовому колье и по трое детей!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.