Мое интервью с Олей Топорковой




Сегодня речь пойдет о таком удивительном жанре искусства, как шарж, и не менее удивительном художнике-шаржисте — Оле Топорковой. Не так давно она закончила кафедру дизайна ИАТЭ НИЯУ МИФИ, а теперь с удовольствием занимается любимым делом.

— Оля, здравствуй. Расскажи, пожалуйста, как ты пришла к тому, чем занимаешься сейчас? То есть к шаржам.

— Здравствуй. Путь был достаточно долгим, я с детства любила рисовать, как и многие, наверное. В художественной школе поняла, что люблю рисовать людей, все мои школьные тетради были изрисованы частями лица (глаза, губы, носы). Хорошо получалось срисовывать с картинок знаменитостей…
После школы выбрать специальность мне было не сложно (т.к. о каких уроках могла быть речь, если главной моей заботой на алгебре, физике, химии, было дорисовать в конце тетради очередной портрет), я поступила на дизайн, закончила. В течение всего моего обучения страсть к портретам только возрастала.
После университета я задумалась о работе. И тут сыграло большую роль мое личностное качество — это лень. Мне было лень работать дизайнером, было лень каждый день вставать на работу, лень получать зарплату раз в месяц. Осталось одно — рисовать портреты (это делать мне было не лень). В следствие активной портретной деятельности, меня заинтересовали шаржи. И сейчас я развиваюсь как шаржист.

— В твоей семье есть еще художники?

— Среди близких родственников, никого нет. Бабушка рассказывала, что брат моего дедушки рисовал портреты. В художественную школу я пошла в 13 лет по собственному желанию. Родители не поддерживали меня, они считали, что художник — это не перспективное занятие, и до последнего были против. Но когда появились первые успехи, начали поддерживать.

— Какой бывает первая реакция людей на твои шаржи?

— Либо сумасшедший смех, переходящий в крик, либо задумчивый взгляд, сопровождающийся спокойным рукопожатием, либо начинают обниматься. Чаще всего улыбаются и благодарят.) Мы все разные внешне, и эмоции у всех своеобразны, разумеется. Мне сложно обобщать.



— А бывало ли такое, что люди обижались на твои шаржи?

— Конечно бывало. Но я объясняю, что такое шарж. Что каждый, кто решается на шарж, должен быть готов к шутке над своей персоной, и обижаться не логично. Я улыбаюсь и приободряю их.

— Помимо шаржей, которыми ты сейчас занимаешься вплотную, ты еще и рисуешь портреты на заказ. Какими инструментами и материалами ты пользуешься в работе?

— Рисую графичные черно-белые портреты, использую для этого обычные карандаши с различными градациями мягкости, растушёвки, уголь, пастель.
Шаржи на праздниках рисую пастельными карандашами и обычными маркерами. Продолжительные шаржи, которые я рисую дома по несколько часов, рисую красками темперными, акварельными красками, цветными карандашами, фломастерами. Материалы меняются всегда, совершенствуются, так скажем. Когда-то, помню, заливала лица пастелью, но она пачкается, и я решила заливать акварелью. Это можно назвать методом «проб и ошибок».

— Что для тебя самое сложное в работе? Можешь описать процесс создания шаржа и портрета поэтапно?

— Шаржи рисуются сложнее, чем портреты. Самое сложное в создание шаржа, это несколько секунд, которые возникают, когда человек садится напротив меня. Мне нужно представить его упрощенно. И это очень странно наверное прозвучит для многих, но я придумываю ассоциации: если у человека высокий лоб и небольшой миниатюрный подбородок, то он для меня «брусочек» и «малыш». И понимайте это как хотите.))
А еще сложно, когда попадаются люди с одинаково пропорциональными чертами лица, когда человек имеет слишком правильные черты лица, таких я называю «труднорисуемые». Их приходиться разглядывать очень пристально в поисках зацепки.
А вот процесс создания портрета — не думаю, что будет интересно расписывать, т.к это достаточно масштабный процесс, сравнимый с огромным уравнением. Построение головы увлекательный сложный процесс, который требует навыков. Знание анатомического строения, и тренировки глазомера. Неспроста этому учат годами в университетах, а в художественных школах не рисуют даже гипсовые головы, а 4 года дети рисуют кувшины и геометрические фигуры. Это как в фильмах про Джеки Чана: вначале он мыл полы и носил воду, и только потом удостоился заниматься боевыми искусствами у великого сэнсэя. И кстати, на мой взгляд, шарж создается благодаря хорошо тренированному глазомеру. У меня все это в развитии, я считаю себя начинающим художником.

— В основном, ты работаешь на свадьбах, праздниках, больших событиях, при большом скоплении людей. Как тебе удается сконцентрироваться на том, что ты делаешь, ведь вокруг много отвлекающих факторов?

— Может я какой-то неправильный человек, но мне сложней концентрироваться наедине с собой, в центре внимания я очень работоспособна. И этот факт меня воодушевляет. Так что я всегда «за» порисовать под пристальным вниманием. За праздник (5-6 часов) у меня бывало и 40 шаржей получалось нарисовать…Дома я бы это неделю рисовала.

— Были ли у тебя случаи спонтанной работы? Все инструменты для работы всегда при тебе?

— Бывали спонтанные предложения, но обычно они спонтанны как минимум часа за 3-4 до мероприятия. Свои материалы не ношу с собой, но если куда-то еду отдыхать, всегда беру все принадлежности для рисования.

— Как ты относишься к критике? И самокритична ли ты?

— К себе я очень критична. Но к окружающей критике отношусь достаточно равнодушно, если, конечно, меня не критикует крутой шаржист. )

— Как ты считаешь, на сегодняшний день, у тебя есть конкуренты в городе, и области (касаемо шаржей)?

— Конкуренты вроде есть. Но я не называю их конкурентами, они для меня сотрудники, которые пропагандируют нашу услугу, которая не очень распространена, так как повторюсь, шарж сложней портрета.

— Ты часто работаешь на заказ, вспомни самый странный из них.

— Странных заказов было много) Самый забавный случай, наверное, все же, когда молодая женщина заказчица, заказала нарисовать свою маму, и настоятельно просила чтобы я посмотрела на ее маму вживую, но сделать это нужно было тайком, чтобы та ничего не заподозрила. Она инсценировала встречу с ее мамой, и я в течение нескольких минут наблюдала за ней. Хотя это было не обязательно делать, потому что фотографий она мне предоставила более чем достаточно. Но желание заказчика чаще всего в приоритете.
А еще у меня как-то заказали нарисовать влюбленную пару, но не их лица, а их ножки))) Много интересного было.

— Скажи, сейчас услуга шаржиста уже достаточно популярна у населения, или обычный человек о ней мало что знает? Как заказчики узнают о тебе?

— Услуга не популярна, многие удивляются, когда видят меня на торжестве. Но часто слышу, что: «Здорово, оригинальное развлечение!» и просят визитку.
Заказчики узнают обо мне через рекламу, и благодаря моему сотрудничеству с развлекательными агентствами.

— Как ты развиваешься в профессиональном плане? Как повышаешь уровень мастерства?

— Смотрю видео мастер-классов в интернете, воодушевляюсь. Курсов шаржа, насколько я знаю, не существует. А вот развитие в профессиональном плане на сегодняшний день для меня — охватывать как можно больше городов, где я могу работать. Еще, стараюсь подтянуть живопись, хожу на занятия по живописи.

— Оля, поделись с нами твоими планами на будущее, и пожелай что-нибудь нашим читателям.

— В основном, в планах совершенствовать свое мастерство, т.к. себе я очень критична, то мне всегда есть куда расти.
Хочу большего распространения в массах, чаще работать на праздниках. В частности, на рекламных акциях, это очень привлекает людей. Если я работаю, например, на открытии магазина, то гарантированно событие становиться очень многолюдным.
Читателям желаю не стесняться своих талантов, выбрать дело по душе, и оттачивать его, всеми силами стремясь стать лучшим в этом деле. Как сказал Конфуций: «выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни.»
Это мой главный девиз по жизни.















0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.