Мое интервью с Абрамычевой Лилией Ильиничной (а также фотографии из музея)



Сейчас музей переживает не самые лучшие времена, через два года администрация города намерена освободить здание. А ведь за время своего существования музей провел огромную работу с детьми, был награжден золотой медалью ЮНЕСКО «Пальмовая ветвь мира», неоднократно отмечен грамотами и дипломами.



— Лилия Ильинична, в первую очередь, я хотела бы поблагодарить вас за то, что согласились со мной побеседовать.

— Спасибо, мне очень приятно.

— Прежде чем мы приступим к диалогу, хотелось бы, чтобы вы вкратце рассказали читателям о себе — выделите несколько главных моментов вашей жизни, и расскажите о каждом из них немного.

— Я закончила Ростовский Педагогический Институт, затем работала в Сочи – воспитателем в детских садах, в школе преподавала по методике дошкольного воспитания, была секретарем комсомольской организации всех детских садов города Сочи.

В 1964 году, по месту работы супруга, мы приехали в Обнинск. Здесь мне предложили работу заведующей детским садом, потом начальником отдела всех дошкольных учреждений ФЭИ.

Раньше ФЭИ был ведущим предприятием города, и детские сады были только ФЭИ, всего их было 22. Они неоднократно занимали призовые места и грамоты.

Потом, в 1990-м году, по предложению правления ФЭИ мне предложили создать педагогический центр, и дали два здания для реализации моих творческих целей (одно здание потом забрали). Я создала педцентр, туда вошло 5 педагогов, но поскольку он работал на волонтерской основе, из руководителей осталась я одна. Здесь мы с различными категориями граждан вели нравственно-патриотическую работу, проводили праздники, дни культуры разных народов мира, затем по предложению губернатора на этой базе было создано региональное отделение Ассамблеи народов России. Мне предложили его возглавить, и эту работу (на волонтерской основе) мы вели до 2011 года.

Поэтому я считаю, что за всю жизнь я прожила 5 жизней. Это: работа педагогом с детьми, работа заведующей, работа руководителем дошкольных учреждений, преподавательская работа, создание педцентра и, конечно, мое любимое детище это — при педцентре был создан этот музей культурологии, с частью экспозиции которого, мы выезжали на международные выставки.
Еще одна важная часть моей жизни, это, конечно, создание книги: «Основы интеллектуального развития», она в двух томах. Книга получила очень высокую оценку в Париже, как опыт России (в 2002 году). Ее признали опытом России, потому что это уникальная вещь, написанная для детей раннего возраста, ее даже хотели перевести на английский язык, чтобы она была доступна мировому сообществу.

— Расскажите, пожалуйста, об истории возникновения музея кукол.

— Вы знаете, музей давно перерос понятие «музея кукол». Это в народе он так называется, а на самом деле это музей культурологии «Радость». А педагогический центр, по своему уставу, занимается нравственно-патриотическим воспитанием, и знакомит детей с различными этническими сообществами. Мы знакомили детей (даже трехлеток) с декоративно-прикладным искусством; при материнской школы был создан театр, в котором реализовывали мою книгу, например, через кукол рассказывали детям о консерватории, о Чайковском, Васнецове — это были очень высокоэффективные спектакли.

И я считаю, что музей при педцентре является уникальным не только для России. Потому что ничего подобного нет. Музеев кукол очень много, но такого, который через образы кукол передает окружающую жизнь, культуру – действительно такого нигде нет.

Я все время работала с детьми, наблюдала…и когда в 1991 году началась перестройка, и открыли границы, то меня напугало, что дети стали увлекаться Барби, а нашу русскую куклу забросили. Это меня очень взволновало, и чтобы не исчезла русская культура, русский быт, русские традиции, и появилась такая задумка создать этот музей. Образы кукол дают детям глубокое впечатление, очень глубоко проникают в сознание и остаются там. Поэтому эта работа меня, конечно, очень увлекает.
Вот сейчас мы создаем экспозицию «Моя Россия», на втором этаже показываем богатство России, есть зал-салон Пушкина, там представлены все сказки и персонажи…то есть задумок очень много, и все это у нас представлено в куклах.

— Скажите, а самая первая кукла, с которой начался музей, какая она? Она до сих пор здесь хранится?

— Вы знаете, первые куклы создавались по профессиям: кукла врача, военная, дирижер…чтобы дать понятие детям о профессиях. Но у нас есть очень интересная кукла 1938 года, гуттаперчевые куклы, это первые довоенные куклы. Также у нас есть очень интересная экспозиция Сталинградской битвы — это подлинные вещи из Сталинграда.

— В музее, помимо множества кукол, я увидела много старинных вещей: фибровые чемоданы, печатные машинки, музыкальные инструменты, предметы старины, и т.д. Как они попали в музей?

— Это все люди приносят, потому что выбросить жалко, а здесь они знают, что всем этим предметам найдется место. Ведь это все история России.

Вот, например, немецкая печатная машинка Ундервуд — это же прошлый век, она была у секретаря, которая работала у Микояна. Это мои друзья узнали об этой машинке, и привезли нам ее. Или вот, в зале Славы армии флота, Быков (ученый ФЭИ) собирал коллекцию снарядов, которые были выкопаны на территории Обнинска. И когда он ушел из жизни, его супруга пришла к нам и принесла все это.

— Помимо первой куклы, какие для вас здесь наиболее дорогие сердцу экспонаты?

— Вы знаете, каждая кукла хороша по-своему, но конечно это первые — целлулоидные куклы, 1938-го, 1942-го года, а так мне очень нравится, и я с большим удовольствием делаю экспозицию «Моя Россия». И, прежде чем сделать какую-то куклу, я конечно много читаю, чтобы это все соответствовало действительности.

— Лилия Ильинична, а сколько всего экспонатов насчитывает ваш музей?

— Трудно, конечно, подсчитать, но свыше 2000 экспонатов.

— А кто непосредственно занимался куклами, шил одежду, реставрировал?

— Идею закладывала я сама. Мне нужно было, например, в «России хлебосольной» куклу, и я искала людей, кто бы смог помочь мне это сделать. Ищу, приходят, проговариваем этот вопрос. Вот у нас девочка одна была, энтузиаст, очень много кукол сделала на экспозицию «Моя Россия». Но это все труд, и это нужно оплачивать. Есть, конечно, и волонтеры – очень хорошие люди, активно помогают.

— Расскажите читателям о посетителях музея. Ведь за всю историю музея здесь побывало немало людей.

— У нас бывают посетители самого разного возраста: и трехлетки, и детские сады, школьники начальные классы, и взрослые 11 классы, студенты, то есть самые разные категории.
Но вы знаете, это такая благодатная аудитория, настолько с ними приятно общаться, они настолько внимательно слушают, радуются, бегают, восхищаются. Просто вот реакция детей в меня вселяет силы. А взрослые радуются как дети, и, по тем, или иным куклам, вспоминают свое детство.
Были также и иностранные гости – китайская, французская делегации. Был мэр города Авдеев, бывший губернатор Сударенков.

— Лилия Ильинична, а поделитесь, сложно было создавать все это одной, без поддержки, или поддержка у вас была?

— Была, конечно была. В создании музея мне помогал актив, очень большую помощь оказывали. И коллеги помогали, и конечно мой супруг, Юрий Васильевич, он был всегда рядом, и всесторонне помогал, в том числе и финансово. С ним мы ездили на рынки, везде покупали кукол, игрушки, даже я из Измайловского парка привезла патефон, потому что он для детей сейчас в диковинку.

— Лилия Ильинична, когда мы готовили экскурсию в ваш музей, многие с удивлением интересовались – что это, и где это находится в Обнинске? Многим мало что известно о музее. Как вы считаете, почему так сложилось?

— Нужна реклама, нужна поддержка администрации. Понимаете, когда началась эпопея освобождения этого здания, горожане очень переживали, особенно люди старой части города, они подготовили письма, собрали подписи, куда они только не обращались. Но от администрации приходит лишь формальный ответ, что договор аренды здания до 2016 года, а дальше его нужно освободить.

— Затрону, наверное, больной для вас вопрос, но все же…сейчас состояние здание музея выглядит удручающее, также мне известны факты вандализма по отношению к музею. Кто виноват и что делать?

— Вы знаете, Аделина, я прошла очень суровую школу в этом плане, отстаивая свою позицию, отстаивая право давать детям богатый материал для мысли, для мышления, для воспитания. Это здание мы сейчас арендуем у городской администрации, аренда заканчивается через два года, а дальше они хотят забрать его для других целей.

Я обращалась к губернатору, в Государственную думу, и к президенту (тогда еще Медведеву), с просьбой сохранить все это детище. Госдума просила администрацию города и области продлить аренду еще на 49 лет, но они не согласны.

А то, что пресса пишет о том, что мне предлагали другие варианты зданий – они лукавят и дезориентируют общественность. Ничего такого не было. Когда администрация предложила мне освободить здание — я сказала «нет». Они подали в суд, я прошла очень много этапов судебных разбирательств, и суд все-таки признал мою правоту. И, в общем-то после этого начались разбойные нападения. Это никак нельзя отнести непосредственно к администрации, но такие совпадения заставляют задумываться, и вы знаете, то затопят подвал, то затопят все помещение, то 62 окна выбьют, очень много случаев вандализма. Выводят здание из строя, поджигают, в расчете на то, что финансов нет, и что я брошу все это. Но я не брошу.

— Лилия Ильинична, какой вы видите выход из положения?

— Я буду отстаивать свои позиции. Я очень надеюсь на неравнодушных людей, надеюсь на интернет-сообщества, что совместными усилиями, мы все-таки сумеем отстоять.

— И я надеюсь, и желаю вам, чтобы все решилось для вас в положительную сторону!

— Спасибо большое.

— Лилия Ильинична, в завершение нашего интервью, по традиции, пожелайте от себя несколько слов нашим читателям.

— Я скажу словами А.С. Пушкина: «Если жизнь тебя обманет, не печалься, не сердись! В день уныния смирись: день веселья, верь, настанет. Сердце в будущем живет; настоящее уныло: все мгновенно, все пройдет; что пройдет, то будет мило»



































8 комментариев

beholder
Сразу всё сказать или подождать, пока другие выскажутся…
girl_on_fire
Пишите, что хотите. Это всего лишь интервью. Ему уже больше полугода.
Marrina
все бы ничего, но «состояние грамотности выглядит удручающее»

состояние здание музея выглядит удручающее,
Ritulya
Это всего лишь интервью.
Я надеюсь, Вы работаете не журналистом. «2» по русскому языку — не самая подходящая оценка для этой профессии.
old_pergunt
"… состояние здание музея выглядит удручающее..."

Вообще это здание не музея, а здание детского сада.
Natalija
А почему бы те снаряды не отнести в городской музей? Зачем они здесь?
kraewed
Музей Лили Ильиничны уникальный музей русской истории и отношений в обществе, выраженный в куклах. Надо просто уметь читать язык кукол, как дети. Ведь для детей куклы — живые существа, которые живут своей жизнью. Жизни экспонатов Музея кукол — это наша жизнь. К сожалению этот музей плохо раскручен в городе, а он имеет громодную воспитательную и культорологическую силу.
dmabr
Я думаю такому музею нашлось бы место в Этномире.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.