Часть вторая

Почему революция в России неизбежна (часть 2)

Начало тут. Чтобы понять, почему революция в России сегодня неизбежна, мы должны не рейтинг Путина в телескоп изучать, а вспомнить историю полуторавековой давности. Перенесемся мысленно в 1856 г. когда Россия потерпела унизительное поражение в Крымской войне. Подробнее об этом эпик фейле я писал тут. Было ли это поражение случайным? Нет. Если белые люди приплывают на броненосцах в Папуасию и начинают лупцевать папуасов, последние не имеют шанса победить в принципе. Прецеденты науке не известны. Русские в той войне выступили в роли папуасов. Ну, вместо набедренных повязок были лапти, вместо копий – гладкоствольные ружья наполеоновской эпохи, но это отличия лишь антуражные, а не принципиальные.Отсталая аграрная, феодальная страна столкнулась с передовыми промышленными капиталистическими державами того времени.

Стало совершенно очевидно, что если Россия не преодолеет свою технологическую отсталость от Запада, ее просто «опустят» до уровня африканских колоний. Смена формации (переход от феодализма к капитализму) означает революцию, но власть ни о какой революции слышать не желала. Феодальная элита (аристократия) хотела сохранить свое доминирующее положение. Она желала совершить апгрейд технический и экономический без изменений социальной модели. А это абсолютно невозможно!

Символ капитализма той поры – паровой двигатель. Пока русские не отхватили люлей в Крыму, царская администрация вообще всячески противилась железнодорожному строительству, даже если оно велось за счет частных инвесторов. А во время войны выяснилось, что интервенты на пароходах перебрасывают свои войска в Из Ливерпуля в Крым быстрее, чем наши пешком дошкандыбают до того же Крыма от Воронежа. Историки сегодня оправдываются: мол, мы бы обязательно победили, да только вынуждены были держать войска на всем протяжении европейской границы, потому что Австрия и Пруссия могли напасть. Ну хорошо, допустим, Пруссия гарантировала свое ненападение – как в этом случае перебросить войска из Курляндии в Крым и на Кавказ? Пешком? Так на это полгода уйдет. А обозы как тащить? У армии не было лошадей для столь масштабной переброски. Я уж молчу о том, что в межсезонье мобильность войск падала практически до нуля. Интервенты же, высадившись в Крыму, построили железную дорогу от Балаклавы до Севастополя для облегчения снабжения своих войск. После войны русское правительство… разобрало пути и продало их Турции.

Вам это не напоминает ничего? Вспомните, с каким фанатизмом либерасты уничтожали промышленность, доставшуюся от поверженного совка? И ведь не лаптевязальные фабрики крушили, на свалку выбросили ненужный космический челнок «Буран», а недостроенные авианосцы продали Китаю по цене металлолома.
В общем после издания императорского указа о создании сети железных дорог от 26 января 1857 г., паровозные магистрали в России начали строить именно по соображениям военной необходимости. Без них, какую бы многочисленную армию Россия не имела, защитить свои рубежи она уже не могла.

А что такое сеть железных дорог? Это – миллионы тонн стали. Весь XVIII век Россия была ведущей металлургической державой мира. Но вовсе не благодаря своей высокотехнологичности, а исключительно благодаря наличию леса. Производство железа держалось на древесном угле. В Европе лесаа не было, а у нас – навалом. Но в начале XIX столетия в металлургии произошла технологическая революция, производство чугуна и стали стало базироваться на угле. И Россия из крупнейшего экспортера железа на десятилетия превратилась в импортера.

То есть чтобы построить железную дорогу, нужно было не только железо, но и уголь (да и как топливо для паровых котлов уголек был куда эффективнее дров). Нужны были прокатные станы. Нужны были горные инженеры (геологи) для разведки залежей железной руды и угля. Нужны были специалисты по разработке угольных пластов и рудных месторождений. Нужны были современные металлургические комбинаты. Нужен был телеграф. Нужны были тысячи километров медного кабеля. Нужны были электростанции. Нужны были заводы по производству паровых машин. Нужны были заводы по производству станков для производства паровых машин. Нужны были строители мостов и туннелей. До железнодорожного бума в России и мостов-то через большие реки НЕ БЫЛО!!! Даже в столице империи первый постоянный мост был построен только в 1850 г. Одно тянуло за собой другое, другое третье…

Россия была бедной страной. Золота не имела, поэтому чтобы купить за границей жизненно необходимые ей станки и железо, нужно было что-то продать. А что она могла продать кроме зерна? Однако продуктивность феодального земледелия была столь низкой, что и его-то продавать много не могли – самим жрать нечего. Пришлось даже родной землицей приторговывать по дешевке. Малоизвестный факт: 97% средств, полученных Россией от продажи Аляски были потрачены на закупки за границей рельс и иных материалов для железнодорожного строительства. А выручили за нее сущие гроши – 7,2 млн. долларов. Здание окружного суда в Нью-Йорке обошлось американской казне дороже. Таким образом Россия в принципе не могла осуществить железнодорожный проект за счет импорта. Рассчитывать можно было лишь на внутренние ресурсы.

И, как говорится, не паровозом единым. Флот стране нужен? Нужен, причем флот на паровой тяге. Значит нужны тысячи инженеров-судостроителей, судоремонтников и проектировщиков. Сам флотский офицер превращается в инженера! А для флота нужны все те же миллионы тонн стали, километры кабеля, паровые машины, хитроумные приборы навигации и связи, сверхточная оптика. Нужны порты со сложной инфраструктурой. А для производства и эксплутатации всего этого хозяйства нужны еще тысячи и тысячи высококлассных специалистов. Кстати, порт уже немыслим без железной дороги (не на телегах же туда уголь доставлять?).

Как говорил, товарищ Сталин, «кадры решают все». Россия должна была заполучить откуда-то тысячи инженеров: электриков, металлургов, путейцев, энергетиков, полиграфистов, геологов, связистов. Их надо было выучить в университетах (которых в империи можно было по пальцам одной руки перечесть). Выписывать образованных людей из-за границы, как делал Петр – нет денег. Посылать своих отроков учиться за границу – снова нет денег. Были бы деньги, разумеется, царское правительство пошло по самому легкому первому пути. Но денег не было. Пришлось со скрипом и треском налаживать собственную систему образования.

И тут мы подходим к архиважнейшему вопросу: кто же будет учиться в университетах? До этого учились только дворяне, да и то лишь малая часть их. К тому же они предпочитали гуманитарные специальности, которые помогут сделать карьеру на госслужбе. Но к маретновской печи или в забой шахты князья и графы с баронами не пойдут ни за какие деньги. Следовательно, нужно открыть доступ в университеты и всякие прочие политехнические школы простолюдинам. Но чтобы поступить в высшее учебное заведение, надо сначала окончить гимназию. Так это чо, теперь вместе с белой дворянской костью в гимназиях будут обучаться сынки купчишек, извозчиков и, страшно сказать… крестьян и прислуги?

Да, и никак иначе! Дворяне пойдут потом служить в гвардию и всякого рода правительственные учреждения, а купчики, обыватели и прочий разночинный сброд пойдет в механики, горные инженеры, электрики, геодезисты, химики, телеграфисты, сталепрокатчики и мостостроители. Таким образом, для того, чтобы иметь железные дороги, потребовалось создать систему начального, среднего и высшего образования и дать доступ к ней самым широким слоям населения.

А что значит дать доступ к системе образования? Это значит, что нужно срубить миллиарды деревьев, сделать сотни тысяч тонн бумаги и напечатать десятки миллионов книжек. Нужны бумагоделательные фабрики. Где печатать книжки? В типографии. Нужны сотни новых типографий с современными печатными машинами, которые надо построить. А чтобы построить бумажные фабрики и типографии, нужны инженеры, инженеры и инженеры… Много инженеров самых разных специальностей.

Ну, ладно, с инженерами, надеюсь, все ясно. Их нужны тысячи. Но нужны еще и рабочие, причем миллионы рабочих! А откуда их взять? Только в деревне. Поэтому крестьян пришлось освободить от крепостной зависимости.

Где взять заводы, сотни и тысячи заводов? Раньше открыть зачуханную мануфактуру можно было только по высочайшему соизволению. Это было не правом подданных, а привилегией. Да что там мануфактуру, даже ветряные мельницы разрешила ставить невозбранно только Екатерина II. А теперь срочно понадобились заводы, заводы и еще раз заводы! Купцы в России были, и это было малочисленное полупривилегированное сословие. Купцы — это не венчурные инвесторы и не промышленники, а всего лишь торгаши. Государству же потребовалась промышленная буржуазия, которой не было. Дворяне, инженеры, рабочие и ученые были и раньше, а вот буржуазии не было. А теперь она появилась, потому что от наличия буржуазии – капиталистов, свободных предпринимателей стало зависеть само существование империи. И буржуазия появилась, вобрав в себя представителей всех сословий, национальностей и профессий.

Но капиталисты не могут появиться из ниоткуда по царскому указу. Для этого нужны определенные условия. Система сословных и именных привилегий несовместима с принципами свободного предпринимательства. Нужна судебная система, причем не феодальная, а базирующаяся на кодифицированном законодательстве. Нужна проработанная система гражданско-правовых отношений. Это купцы заключали договора, хлопнув по рукам. А для организации акционерного общества нужна правовая система, иначе никто не будет вкладывать деньги в долгоиграющие и рискованные проекты. Наконец, нужны банки. Не ломбарды, не лавки ростовщиков, а система обращения капиталов. Без банковской системы капитализм невозможен.

Видите, какой клубок у нас размотался! Сколько всего оказалось нужно для того, чтоб положить на землю шпалы, прикрепить к ним рельсы и запустить по ним паровую машину. Для того, чтобы Россия выжила в окружении более сильных держав, она должна была совершить индустриальный переход, то есть перейти из феодализма в капитализм. Необходимость иметь железные дороги требовало осуществления промышленной революции, что влекло за собой тектонические социальные сдвиги – общество сословное ломалось и переходило к классовому. Это в свою очередь неизбежно вело к политическим преобразованиям. В обществе появлялась новая элита – буржуазная, и она «увольняла» в отставку аристократию и монархию.

Еще вчера это казалось ненужным и даже вредным. Сами разговоры о необходимости социальных преобразований являлись государственной изменой и карались каторгой. Каких-то 50 лет назад екатерининская Россия была доминирующей континентальной державой. По афористичному выражению князя Безбородко «… без нашего ведома ни одна пушка в Европе не смела выстрелить». Еще 30 лет назад незыблемость европейского мироустройства, определенного Венским конгрессом, одним из гарантов которого являлась Российская империя была несомненна. И вдруг такой шок – Россия оказалась голожопой и вшивой папуасией в столкновении с Англией и Францией. А ведь всего каких-то 40 лет назад казаки купали коней в Сене!

Но за эти 40 лет произошла революция – та самая промышленная революция, которая позволила Британии в 24 раза (!!!) нарастить производство железа. Уже внедрялся бессемеровский процесс выплавки чугуна, уже прокладывалась трансатлантическая телеграфная линия, а в России некачественное и дорогое железо делали в кричных горнах по дедовским технологиям. Россию могла спасти только революция! Только форсированная индустриализация! Но революция не произошла. Она была необходима, более того, она была неизбежна, однако она не случилась. Точнее, она не случилась в нужное время. Власть мучительно оттягивала ее 60 лет. Наконец, в 1917 г. ипануло так, что эхо холостого выстрела «Авроры» гуляет до сих пор.

Еще раз скажу то, о чем я писал в прошлом посте: революция происходит не от того, что кто-то проплатил майдан, не потому, что люди стали плохо жить и восстали, не потому, что Пуйло ворует и давит несогласных, и даже не от того, что мировая закулиса плетет заговор. Общество – это живой организм, который постоянно развивается. Детство – прекрасная пора? Кто ж спорит, но половое созревание произойдет, хотите вы этого или нет – это и есть революция в одном отдельно взятом организме. Революция, которая меняет не только тело, но и сознание, поведение. Половое созревание у подростков происходит взрывообразно, поэтому сравнение с революцией будет более чем уместным.

Могла ли Россия дожить до XXI века, сохранив феодальный уклад жизни и экономики? Совершенно очевидно, что нет. Афганистан – смог, но это нифига не повод для гордости. Вы хотите жить, как в Афганистане? Это вполне возможно – поезжайте в вымирающую деревню без электричества, больницы, школы, но с церковью. Живите там натуральным хозяйством и молитесь пять раз в день, лечитесь припарками, детей учиться от дайте попику.

Именно поэтому я и говорю, что революция была неизбежна. Неизбежен был переход от сыродутной печи к электроконвертору, неизбежны были и социальные преобразования. Выше я показал, что невозможно было построить железную дорогу, сохранив феодализм. А не построив железную дорогу, православная Папуасия была обречена на смерть. Поэтому лозунг «Революция или смерть!» надо понимать вполне буквально. Русская цивилизация сохранилась благодаря революции (гыгыгы, во главе которой стояли евреи).

Возникает вопрос: а можно ли было перейти от феодализма к капитализму, от ручного труда к машинному производству, от дворянской армии к массовой призывной, от казачьей пики к пулемету, от схоластики и алхимии к университетскому образованию, но не рубя головы монархам и не устраивая кровавых гражданских войн? Можно, но лишь в том случае, если революция происходит по воле верхов. Ниже я приведу пример такой революции. Однако в большинстве случаев страны расставались с феодализмом в кровавых корчах. Английская революция была кровавой. Французская революция была кровавой. Большим кровопусканием отмечена Нидерландская революция. Все революции в Латинской Америке сопровождались многолетним насилием. Практически все антиколониальные революции были шумными и грязными. Назовите мне хоть одну причину, по которой Россия должна была перейти из феодального детства в капиталистическое отрочество без прыщей и гормональных штормов?

Давайте поставим вопрос по другому: могла ли Россия 150 лет совершить революцию, но плавненько, лет за 30, без взрывов и великих потрясений? Ну, например, монархия могла стать конституционной и дожить до сего дня, оставшись номинальной, как в какой-нибудь Бельгии? Могла ли Россия стать великой мировой державой, не передавив в чекистских подвалах «генофонд нации»?

Еще раз говорю: да, это было возможно. Пример такой плавной революции показала Япония, перескочив из феодализма в клуб мировых промышленных держав за 50 лет. Но принципиальным отличием японской революции было то, что она совершалась верхами. Поэтому император в Японии типа правит до сих пор. Точнее, он является не правителем, а лишь «символом государства и единства нации». Но факт, что японцы обошлись без «штурма Зимнего» и «ипатьевского тира». Аристократию в Японии не уничтожали физически, а просто уровняли все сословия императорским указом. Но монархия в России была дегенеративна, и потому пыталась заменить революцию полуреформами, полусвободами и прочими полумерами.

Вот что произошло: тысячи и тысячи бывших холопов и потомков холопов получили доступ к университетскому образованию, стали врачами, инженерами, управляющими рудников и заводов, начальниками портов, директорами издательств и типографий. Раньше всем рулила АРИСТОКРАТИЯ, которая имела монополию на власть, монополию на богатство, монополию на знание, а в индустриальную эпоху элитой стала ТЕХНОКРАТИЯ. И технократия не будет терпеть власть потомственных дворян, у которых нет никаких достижений и заслуг, кроме одного – их имена записаны в ветхих геральдических книгах. Технократия будет враждебно настроена против аристократии, она будет требовать политических прав и свобод для себя. Технократия – РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КЛАСС. Это класс, порожденный технологической революцией, который закрепит свое господствующее положение только в ходе революции политической. Это противоречие носит принципиальный и неустранимый характер.

Так вот, собственно политической революции можно было избежать, постепенно ликвидировав привилегии аристократии и дав технократии и буржуазии (ее можно рассматривать, как часть технократии) всю полноту власти в стране. Вот именно этом конкретном месте результата можно было добиться путем реформ. Но для осуществления таких реформ нужна была политическая воля, которой у элиты не было. У элиты был животный страх перед революцией. И своей безмозглостью элита обрекла себя на смерть. Все, чего она добилась – оттянула революцию на 60 лет, что привело страну к кратковременной клинической смерти, а элиту – к уничтожению.

Да, университеты, шахты и заводы завели. Да, своя технократия в России появилась. И эта технократия начала книжки запрещенные почитывать, надрачивать на европейские свободы и подстрекательские разговоры заводить, что, дескать, надо бы и у нас цензуру отменить, да парламенты учредить по аглицкому образцу. Какая реакция на все это у властей? – давить и не пущать! Уже в царствование Александра III наступила феодальная реакция – кухаркиных детей в гимназии было брать запрещено (соответственно, и в университеты они поступить не могли), про свободную прессу было велено забыть, за разговоры о парламенте ссылали в Сибирь. Самостоятельность земств (прообраз местного самоуправления) стали обрезать при всякой возможности.

Но революционный класс невозможно загнать в стойло. Инженер не может иметь психологию своего деда – тупого и забитого крепостного холопа. О ужас – образованный слой отвергает авторитет церкви! Он высмеивает попвские басни о боге. А царь – он кто? Он помазанник божий! А если бог для них не авторитет, то и царь – всего лишь клоун в смешном колпаке с бриллиантами, увешанный медальками с ног до головы. Давить крамолу! Нагнуть возгордившихся и возомнивших! И нагибали. И в Сибирь ссылали. И даже вешали.

В ответ полетели бомбы в представителей элиты. Революционный класс порождал демонов-террористов. Да, террористы были отвратительны и безумны, но разве не безумна была элита, пытавшаяся сохранить свое господство любой ценой? Нет реформ – будут бомбы.

И ладно бы у режима были терки только с интеллигенцией. Конфликт с нарождающимся пролетариатом возник вместе с самим пролетариатом и в дальнейшем только нарастал. Буржуазия была насквозь пропитана либеральными идейками. И чем крепче становилась буржуазия, тем сильнее она жаждала власти. У элиты остался последний потенциальный союзник – крестьянство. Но и крестьяне не могло быть опорой режима, потому что оно нищали и деградировали. Кресьянство не хотело ни парламента, ни свободы печати, оно хотело земли. Но земли становилось все меньше, а крестьян все больше. Протест нарастал, как снежный ком. Какие тут могут быть постепенные политические реформы?

С каждым годом возможность реформирования общества становилась все более призрачной. Антагонизм между аристократической феодальной элитой (включая попов, ибо церковь была крупнейшим землевладельцем) с одной стороны и технократией, пролетариатом и буржуазией с другой, лишь нарастал. В 50-60-е годы либеральные свободы, дарованные сверху, принимались обществом с благодарностью и пылким восторгом. Но в 90-е годы любые уступки властей в глазах революционного класса выглядели, как проявление слабости и провоцировали желание «добить гадину». Режим боролся за выживание и тратил на это все свои силы, пока они не иссякли. После чего он просто рухнул и рассыпался в прах в течение нескольких дней, что я максимально доступно постарался показать тут.

А что же промышленная революция? Она-то увенчалась успехом? Так в том-то и дело, что промышленная революция – это аццкий генератор революционного класса – всех этих безбожных инженеришек, люмпен-пролетариев и космополитичных буржуйчиков. И царский режим в припадке мракобесного безумия пытался ОСТАНОВИТЬ саму промышленную революцию, пораждающую его могильщиков. И вот к чему это привело:

«В 60-80 годы XIX века почти 60% потребляемого в стране металла покупалось за границей. Причиной была уже вопиющая технологическая отсталость русской металлургии. До последнего десятилетия XIX века две трети чугуна в России всё ещё производили на древесном угле. Только к 1900 году количество чугуна, выплавленного на каменном угле, превысит количество получаемого за счёт чудовищной массы пережжённого дерева.

Очень медленно, в отличие от западноевропейских стран тех лет, внедрялись новые технологии. Так, в 1885 году из 195 доменных печей в России 88 были еще на холодном дутье, то есть на технологии начала XIX столетия. Но и в 1900 году такие печи с почти вековым отставанием в технологическом процессе, всё еще составляли 10% доменных печей Российской империи.

В 1870 году в стране работало 425 новых «пудлинговых» печей и 924 «кричных горна» на старой технологии начала века. И только к концу XIX столетия число «пудлинговых» печей превысит количество «кричных горнов», созданных ещё руками крепостных рабочих». (источник)

Да, железные дороги, броненосцы и нарезную артиллерию царь хотел, а промышленную революцию не хотел, потому что она сулила конец монархии. Итог был катастрофичен – в 1856 г. Россия проиграла войну коалиции ведущих европейских держав, потому что была отсталой папасией по сравнению с ними. А через 49 лет она продула войну азиатской папуасии – Японии. Ну, то есть Япония к тому времени уже перестала быть папуасией, УСПЕШНО совершив индустриальный переход, промышленную революцию, сохранив и упрочив политический консенсус внутри общества, а Россия полвека металась между желанием выжить и страхом перед революцией. В итоге старая Россия сдохла, а революция все равно случилась – жестокая, разрушительная, кровавая и изнурительная.

Дрочеры на «Российку, которую мы потеряли» умиляются: ах, какие бешеные темпы экономического развития показала Россия в конце XIXстолетия. Ах, если бы ей еще 30 лет спокойствия – она бы ого-го! Тупорылые дауны отказываются замечать то, что за «годы бурного роста» смертельно больная (на голову) империя не только не сократила отставание от передовых стран, а УВЕЛИЧИЛА РАЗРЫВ!!! В итоге была позорно отпизжена япошками! Если в ходе Восточной войны у России были не только поражения, но и победы, особенно на начальном этапе, то во время русско-японской войны русские не выиграли ни одного сражения.

Цусимское побоище стало гимном отсталости России – ВЕСЬ флот был потерян, так и не утопив ни одного вражеского корабля. Это вовсе не случайное поражение. Если сейчас самые передовые военные технологии сконцентрированы в аэрокосмической сфере, то тогда точкой их высшей концентрации был паровой броненосный флот. И то, что русский флот с вековыми традициями позорно облажался в противостоянии с японскими моряками, которые 50 лет назад ходили в море лишь на парусных рыбацких лодках – это никакая не случайность, это смертный приговор феодальной империи, впавшей в маразм. Глубокий символизм Цусимы в том, что Япония вступила на путь модернизации позже России – в 1868 г., имея стартовые позиции неизмеримо более слабые, однако за 36 лет она достигла результатов поистине выдающихся. Да, там революция делалась сверху. Разница налицо.

Мне жутко представить, что было бы, получи Россия вместо революции 1917 г. 30 лет спокойствия. Кто бы встретил Вермахт в 1941 г. — армия, состоящая из неграмотных крестьян с попами вместо комиссаров с устаревшими французскими бипланами и лицензионными английскими танками в количестве 8 штук на дивизию? У России было не 30, а 100 лет спокойствия после изгнания Наполеона. Как она ими распорядилась? Спала. Встрепенулась, получив люлей в Крыму от своих «партнеров», и снова впала в дрему, да такую, что получив п-дюлей от азиатов, уже не смогла выйти из комы. Раньше отставала от Европы, теперь стала отставать от Азии. Еще 30 лет – отстала бы от Африки. Тенденция именно такова. Почему Японии хватило 30 лет, чтобы догнать Запад, а России не хватило 100?

Теперь попробуйте самостоятельно подумать над тем, насколько актуально сегодня стоит для РФ вопрос перехода от индистриального уклада экономики к постиндустриальному? Или вы серьезно полагаете, что сможете выжить, опираясь на экономический базис IV технологического уклада (эпоха нефти и стали), когда мир перешагнул уже в VI уклад (нанотехнологии, наноэлектроника, генная инженерия)? В эпоху бурного развития нанолектроники Расеюшка утратила мощности по производству микроэлектроники (V технологический уклад).

7 комментариев

vashchenkov
Экономика РФ базируется на экспорте сырья и импорту ВСЕГО точно так же, как это было 150 лет назад, когда вывозили зерно и платину, а ввозили… рельсы. Ну да, штамповать титановые чушки (спасибо тебе, товарищ Сталин!) эффективные менеджеры еще могут, но схрена ли я должен гордиться, что эти чушки покупает корпорация Boeing? Ведь не авионику и авиадвигатели покупает американский авиастроительный гигант? В мировой табели о рангах РФ занимает чмошное место поставщика чушек, отстав по уровню технологического развития от Бразилии и Малайзии (про Китай вообще умолчим). Под сказочки про вставание с колен и байки про экономический рост происходит неуклонное отставание страны от лидеров. Отставание куда более стремительное, чем во второй половине XIX века. То, что происходитс РФ сейчас – это своего рода ремейк Крымской войны. Вы, самодовольные идиоты очень скоро огребете феерических п-дюлей. Это создаст предпосылки для очередной технологической революции. Произойдет ли она? Было бы хорошо, если б «роды» прошли в срок. Да и у режима нет ресурсов для 60-летнего оттягивания неизбежной развязки. Единственное, на чем зиждется могущество Кремля – телепропаганда.

В следующий раз я зачитаю приговор Путинорашке и убедительно докажу, что спаси ее уже никакие реформы не смогут. Впрочем тот, кто умеет проводить аналогии, и так уже все понял. Кто не умеет – тому разжуем и в ротик положим.
Kot
Она желала совершить апгрейд технический и экономический без изменений социальной модели. А это абсолютно невозможно!
beholder
Пипец. И это самое приличное, что я могу выдать в эфир.

Алекс, тебе не кажется, что ты сейчас перешёл на сторону зла, выложив этот материал?:)

Вообще-то не смешно. В том смысле, что если принять всё сказанное в тексте за истину в последней инстанции, то такое впечатление, что Россия всё время в отстающих. Всё время. Ещё с Киевской Руси. Что у нас и правда какая-то ущербная и дебильная психология мазохистов-деградантов. Ну или как у ежей, которые, как известно, птицы гордые — пока не пнёшь, не полетят. В общем, ужас, ужас что такое. И что ждать хорошей жизни точно не стОит. Ждать и молиться надо только на революцию. После которой — может быть! — будет хорошо. Но не факт, не факт. Но хотя пусть будет по-другому.

Пойду наваяю топик, что ли, в тему. Хотя уже чувствую, что лень:) Мазохист-деградант, чё.
vashchenkov
Ну почему всё время? Были лет 50, когда удалось выйти в лидеры. А потом ух, и обратно нас кинули.
Это почему же я перешёл на сторону зла?
beholder
Ну потому что ты постишь здесь материалы, в которых прямо указано, что мы русские не есть зэ бэст оф зэ бэст:)
vashchenkov
Читайте третью часть. Там написано, что народ то наш — э-ге-гей. Но как всегда: вопрос в головах.
beholder
Обязательно прочитаю. Как только с народом, который э-ге-гей, разгребусь:)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.