Нетолерантности пост. Кто виноват в разгроме выставки в Манежке?

Акция Дмитрия Энтео и движения «Божья воля» на выставке «Скульптуры, которые мы не видим» в Манежке наделала много шума и вызвала бурную реакцию представителей креативного класса. В соцсетях развернулась дискуссия. Одни ругают Энтео, другие — поносят на чем свет стоит современное искусство. А как по мне, ситуация подняла глубокую проблему, выход из которой совсем не очевиден.

Коротко напомню суть произошедшего. 14 августа в выставочном зале «Манеж» в Москве открылась выставка «Скульптуры, которые мы не видим». На ней, процитирую дословно объявление, представлены «работы московских скульпторов из художественного объединения ЛеСС (1954-1968) Вадима Сидура, Николая Силиса и Владимира Лемпорта». Современные искусствоведы называют их представителями так называемого «подвального нонконформизма», который существовал в СССР параллельно официальному искусству. Одновременно с работами авторов советских времен на выставке презентовали плоды трудов некоторых современных художников. Вот презентация выставки на сайте «Манежа».

А здесь и здесь можно посмотреть некоторые представленные на выставке произведения Вадима Сидура, условно говоря, на «библейскую тематику».

Вечером 14 августа на выставку явился православный активист и блогер Дмитрий Цорионов (Энтео) в сопровождении представителей движения «Божья воля». Сначала они вступили в полемику с представителями организаторов и посетителями и объяснили им, что выставка нарушает законодательство России о защите чувств верующих.



Однако критики не были услышаны и перешли к более радикальным действиям, сбросив на пол несколько работ — преимущественно Вадима Сидура, в которых имела место, скажем так, фривольная трактовка библейских сюжетов. В итоге охрана вызывала полицию, и активисты отправились давать объяснения в отделение внутренних дел. А СМИ, соцсети и блогосфера — противоречивые комментарии.

Честно говоря, больше всего из мнений представителей мира искусства мне понравилось сказанное скульптором Салаватом Щербаковым «Известиям». Он назвал произошедшее «сложной темой, требующей размышлений». Другие комментаторы были более категоричны. Приведу некоторые.

Руководитель отдела PR и рекламы МВО «Манеж» Елена Карнеева: «Посетителей сегодня очень много у нас, которые наслаждаются выставкой и которым очень нравятся произведения искусства Сидура, понимают, о чем речь и о чем выставка, они очень расстроены, что им помешали сегодня посмотреть нормально выставку и устроили вот эту акцию».

Представитель музея Вадима Сидура Ярослав Алешин: «Эта ненормальная ситуация вызывает недоумение. Интенции Вадима Сидура предельно далеки от того, чтобы оскорбить чувства верующих. Скорее наоборот, это попытка осмыслить мистические ценности, которые содержатся в христианской традиции и чрезвычайно важны для художников».

Директор Мультимедиа арт музея Ольга Свиблова: «Неонацизм, прикрываясь разными лозунгами возрождается повсеместно. Одни сбрасывают памятники воинам, отстоявшим мир от коричневой чумы, а другие снова находят в музеях дегенеративное искусство. Думаю, этот прецедент должен рассматриваться в рамках закона по статье „вандализм“ и как преступление против основополагающего принципа культурной политики, недавно утвержденного президентом нашей страны, — принципа толерантности».

Последний комментарий вызывает улыбку. Во-первых, директору музея было бы неплохо ознакомиться с содержанием самого термина «неонацизм», прежде чем его использовать. Во-вторых, если по чести уж, то среди победителей нацизма абсолютное большинство было обычными советскими людьми, которые как раз к тому, что называлось «дегенеративным искусством», относились откровенно плохо. Что, их тоже всех одним махом запишем, следуя логике комментатора, в неонацисты?

Давайте вспомним, как прокомментировал в 1962 году выставку авангардистов Никита Хрущев: «Что это за лица? Вы что, рисовать не умеете? Мой внук и то лучше нарисует! … Что это такое? Вы что — мужики или пе****сты проклятые, как вы можете так писать? Есть у вас совесть?»

Простите, но как вы думаете: было или не было с ним солидарно большинство населения СССР, те самые освободители мира от «коричневой чумы»? Я почему-то думаю, что были…

Хотя тут тоже совсем все непросто. Значительная часть населения страны весьма скептически была настроена и по отношению к религии. А автор произведений, сброшенных Энтео на пол, Вадим Сидур, был фронтовиком, прошедшим войну в 1942-1944 годах и демобилизованным по ранению, убежденным антифашистом. Творил он, правда, в специфической манере, но то, что он делал, нельзя вырывать из контекста времени. Однако сегодня его творчество может быть «прочтено» неоднозначно.

Давайте подумаем отвлеченно.

Например, ряд европейских произведений конца 18 века представляют ценность с культурной или литературоведческой точки зрения, но трансляция их в публичном пространстве несколько неуместна. Простите, это сравнение резковато, но было бы умышленно сегодня делать что-либо публичное по мотивам, скажем, такого писателя, как маркиз де Сад? Как по мне — то нет…

В некотором роде история с выставкой в Манежке — это в сто раз смягченная аналогия ситуации вокруг Шарли Эбдо. Карикатуристы Шарли рисовали откровенно оскорбительные вещи, касающиеся религиозных святынь (причем, как известно, когда они пытались тронуть некоторых современных политиков, их вежливо тормозили, и они сразу оставляли эти идеи — это к слову о «смелости» и «беспристрастности»). Когда в редакции Шарли произошел расстрел, многие бросились их жалеть и вопить о «свободе слова». Прошло немного времени — и теперь, извините, моральные уроды из «Шарли Эбдо» рисуют карикатуры о жертвах катастрофы малазийского боинга в Индийском океане, «хохмя» следующим образом: «Малазийские авиалинии: надежда. Найден кусок пилота и стюардессы».

А теперь давайте представим, что почувствовали, прочитав подобное, родные людей, погибших в той катастрофе? Что почувствовали вдовы, вдовцы, сироты тех самых пилотов и стюардесс? Будет после этого нормальный человек жалеть этих «журналистов»?

Беда в том, что своими карикатурами «Шарли Эбдо» рождал не свободу и веротерпимость, а радикализм и жестокость. Вербовщики ИГИЛ по-своему должны были быть благодарны «Шарли». После подобных «шуток» радикалам убедить обычных молодых мусульман в том, что их ненавидят и есть повод защищать веру с оружием в руках, гораздо проще.

Сегодня многие путают понятие «толерантность» с понятиями «дружба народов», «веротерпимость», «доброта». На самом деле, это принципиально разные вещи. Из понятия «толерантность», по сути дела, выведено представление о добре и о зле. «Толерантность» превратилась в синоним терпимости ко злу и аморальности.

Толерантность не отвечает ни на какие вызовы и вопросы, снимая у части людей внутреннюю нетерпимость к злу, а часть принуждая копить в себе негатив и раздражение, которые могут рано или поздно привести ко взрыву.

В России по результатам разных опросов от 70 до 80 процентов людей считают себя православным. Согласно же недавнему исследованию ВЦИОМ, «67% жителей России полагают, что создатели художественных произведений не должны своими творениями задевать чувства верующих». И только 28% считают, что ограничение «свободы художника» недопустимо.

В такой ситуации, с учетом позиции абсолютно преобладающей части общества, прежде чем проводить мероприятия, которые могут быть восприняты неоднозначно и оскорбить людей, стоит хорошо подумать. Тем более, что речь идет не о закрытом частном мероприятии, а о публичной выставке под эгидой департамента культуры Москвы…

Пора бы уже понять, что «бесполая толерантность» в конечном итоге порождает много социальных бед, и что у общества может быть своя позиция по определенным вопросам.

Американцы и европейцы считают возможным силой НАВЯЗЫВАТЬ свое видение мира и свои ценности другим народам. Почему тогда россияне не могут защитить свои духовные ценности у себя дома?

Я не оправдываю форму, в которую облек свою акцию Энтео. Даже ее тональность. Она в определенном смысле усилила социальные противоречия и дискредитировала саму идею. А вот выступить в защиту своей позиции с использованием легальных средств однозначно стоило бы.

Скажу жутко циничную и «не толерантную» вещь, но все же. Запрети в свое время французские власти делать сотрудникам «Шарли» то, что они делали, и не было бы расстрела, не было бы сегодняшних мерзких карикатур, оскорбляющих семьи погибших людей. И самое главное — не было бы шикарного повода вербовать тысячи нормальных спокойных молодых мусульман в ИГИЛ. И эти молодые люди спокойно бы где-то учились и работали, а не убивали бы сегодня людей в Ираке и Сирии. Вы уж извините, но свобода рисовать и демонстрировать гениталии на кощунственных карикатурах того совсем не стоит.

Вот и с выставкой в Манежке. Как по мне, то не правы обе стороны. Энтео избрал неприемлемую форму протеста, а организаторы выставки — как минимум, неприемлемый формат ее проведения. Была бы закрытая искусствоведческая конференция для «своих», вопросов бы не было. А так они возникли. Креативный класс привык, что общество делает много шагов ему навстречу, пора учиться делать шаги в ответ.
politrussia.
К самим событиям отношусь отрицательно. И вообще топик не про манежку.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.