О лжи. Портрет жены художника.


Петр Павленский.
Из беседы с соратницей Оксаной Шалыгиной ...
"– С ложью серьезный вопрос, очень. Вопрос цены слова. Слово – это все, что у нас есть. Если ты сказал, ты должен соблюдать договоренность. С этим связана одна история. У нас с Петей уже были свободные отношения, но существовал договор все друг другу рассказывать. Я нарушила слово. После действия ты можешь сказать тысячу слов, но они уже не будут иметь никакого значения и веса. Я долго думала, как я могу соединить разорванную связь между реальностью и своим словом. И в какой-то момент поняла, что нужно сделать. Я отрубила себе палец. Назначила себе такую цену за нарушенное слово – две фаланги мизинца. Потом рассказала Петру. Он согласился. Так связь между действием и словом была восстановлена. Я примерно неделю об этом думала. В какой-то момент решилась: сегодня. Пошла, взяла у соседки топор. Поставила стул, положила на него палец, и отрубила.
– Одним ударом?
– Нет, безусловно. Это только в фильмах показывают, как человек отрубает себе одним ударом палец. Либо у меня был тупой топор, либо сил не хватало. Я долго провозилась.
– Как ты не остановилась в процессе? Это же страшная боль.
– Самое сложное было начать. Было напряжение. Потом начала – и уже дальше было понятно, только вперед. Когда отделила палец, просто стерла с себя кровь и поехала в травмпункт на улицу Правды.
– От боли не закричала?
– А не было боли. Мне было настолько больно внутри, что наступило освобождение в виде телесной боли. Я не мазохистка, просто было то назревшее, что нужно было отделить, удалить. Эти две маленькие фаланги – вся ложь, которая была в моей жизни: я ее убрала, и ее больше нет. Мое слово значит ровно то, что я говорю, я это делаю на сто процентов.
– Теперь тебе должно быть очень страшно врать.
– Теперь думаешь прежде, чем дать слово. Здесь возникает другой важный вопрос – в том, что наше общество привыкло не спрашивать с женщины. В обществе, где я живу, к женской лжи относятся снисходительно: женщина, что с нее взять? Она же легкомысленная. Я за равноправие. За то, что есть слово, которое нужно держать независимо от пола.
– Ты влюбилась тогда?
– Нет. Был порыв, несерьезный абсолютно. Но повлекший за собой серьезные вещи. Поэтому я благодарна, что это было...."

3 комментария

kev
Одиссея маразма.
SgtPepper
Какой художник, такая и жена.
 
Кто слышал про творения Павленского? Единицы. Зато все слышали, что он зашил себе рот и прибил мошонку к брусчатке.
blackknight
Я отрубила себе палец. Назначила себе такую цену за нарушенное слово – две фаланги мизинца. Потом рассказала Петру. Он согласился.
Правильно, пусть отрубает. Не мое — не жалко. Зато потом будет пиар Павленского через поступок жены… Она ведь не Оксана Шалыгина, она — жена Павленского.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.