Кожинов В.В. - Грех и святость русской истории

 
 Грех и святость русской истории
«Более антипатриотичного народа, чем русский, на свете нет. У нас проклятия в адрес своей страны можно услышать и от обывателя, и от величайшего национального гения. Англичанин и иранец, индиец и француз считают свою страну лучшей в мире. Русский человек искренне полагает, что это последнее место на земле… Мы никогда не будем жить как немцы или японцы – хотя бы потому, что никогда ими не станем. В России есть своя ложь и своя истина, свое безобразие и своя красота, свой грех и своя святость. И она останется Россией – или ее вообще не будет…»
 
«Еще Иван Киреевский писал об одном коренном различии — о том, что человек Запада, «говоря вообще, почти всегда доволен своим нравственным состояни­ем; почти каждый из европейцев всегда готов, с гордо­стью ударяя себя по сердцу, говорить себе и другим, что совесть его вполне спокойна, что он совершенно чист перед Богом и людьми… Русский человек, напро­тив того, всегда живо чувствует свои недостатки и чем выше восходит по лестнице нравственного развития, тем менее бывает доволен собою. При уклонениях от истинного пути он… даже в страстные минуты увлече­ния всегда готов сознать его (увлечения. — В.К.) нрав­ственную незаконность».
Впоследствии Достоевский не раз говорил о том же: «…пусть в нашем народе зверство и грех, но вот что в нем есть неоспоримо: это именно то, что он, в своем Целом, по крайней мере (и не в идеале только, а в са­мой заправской действительности) никогда не прини­мает, и не примет, и не захочет принять своего греха за правду!»…

читать книгу:
http://www.universalinternetlibrary.ru/book/25221/ogl.shtml
 

7 комментариев

Prozorov
«Страны Запада можно определить прежде всего как страны демократические (от греческого «демос» — за­кон и «кратос» — власть). В них власть принадлежит закону. А страны Востока — страны этократические (от греческого «этос» — обычай). Там господствуют опре­деленные обычаи. Россия же — страна идеократическая, где главную роль играет власть идей. При этом я подчеркну сразу, что это власть не какой-либо одной идеи — господствующие идеи на территории России не раз менялись… Россия — страна идеократическая, на комплексе идей у нас держится все остальное: все госу­дарственные институты, вся хозяйственная жизнь. Они для нас или одухотворены некоей идеей — или мертвы и подлежат безусловному уничтожению. Надо специ­ально отметить, что идеократичность — гораздо менее надежный и гораздо более рискованный принцип, не­жели власть законов или обычаев. Но в то же время я берусь утверждать, что именно эта идеократичность обеспечила самые великие победы России, ее, как вы­разился не любивший Россию К. Маркс, «мировые ус­пехи».
                                                                     (В.В. Кожинов. Грех и святость русской истории)
 
«Попытки переделать Россию по образу и подобию Запада, которые и сейчас продолжаются… бесплодны, и вовсе не потому, что Запад — какое-то зло, а Рос­сия — добро, нет. Зла у нас не меньше, а в чем-то боль­ше, чем на Западе, но оно — другое. И попытки испра­вить наше зло чужим добром приводили и приводят только к обратному результату. То есть западные идео­логии не универсальны, они — так или иначе — созда­ны и действуют в интересах Запада. Это необходимо понимать» («Завтра», 2000, № 27).
                                                                           (В.В. Кожинов. Грех и святость русской истории)
 
"- Тем не менее, критиковать прошлое бессмысленно: так же, как и упрекать какую-то страну в том, что она не похожа на другие, а мужчину — в том, что он не женщи­на. Я совершенно с вами согласен: за редкими исклю­чениями, которые всегда вызывали осуждение, на За­паде с давних времен установилась власть закона. Но вспомним двух монархов-современников: нашего Ива­на Грозного и Генриха VIII английского. Царь Иван без всякого суда казнил три, максимум четыре тысячи че­ловек; король Генрих по закону уничтожил около двух­сот тысяч. Семьдесят две тысячи из них были бродяга­ми, крестьянами, согнанными с земли и искавшими, куда приткнуться. Их ловили и вешали вдоль дорог, а тела не убирали. Закон этот был разработан замечатель­ным гуманистом Томасом Мором, позже казненным — после соответствующей судебной процедуры.
В России есть своя ложь и своя истина, свое без­образие и своя красота, свой грех и своя святость — не будем же говорить, что у них все хорошо, а у нас все плохо. Не станем впадать и в обратное заблуждение. Данилевский и Леонтьев, Шпенглер и Тойнби писали о самостоятельных суверенно развивающихся цивили­зациях, которые нельзя мерить одной меркой. Вспом­ним Пушкина: явления надо судить по законам, им са­мим над собою признанным.
Я с вами совершенно согласен: идеократичность России обусловила ее страшные поражения. Но вместе с тем — и победы, и взлеты тоже! Недавно я читал од­ного американского автора, крайне отрицательно от­зывающегося о России. В то же время он выделяет че­тыре великие эпохи в истории человеческой культуры: библейскую, классическую Грецию, европейское Воз­рождение и русский XIX век..."
                                                                             (В.В. Кожинов. Грех и святость русской истории)
Prozorov
«Размышляя о всецело господствующем у нас критицизме, нередко приобретающем поистине экстремистский характер, необходимо уяснить и еще один его важнейший источник. Обращусь для этого к фигуре Ивана Грозного. Безусловное большинство ис­ториков, а затем публицистов, писателей и т.п. рас­сматривают его как заведомо «беспрецедентного», да­же попросту патологического тирана, деспота, палача.
Нелепо было бы оспаривать, что Иван IV был деспо­тическим и жестоким правителем. Современный исто­рик Р.Г. Скрынников, посвятивший несколько десяти­летий изучению его эпохи, доказывает, что при Ива­не IV Грозном в России осуществлялся «массовый тер­рор», в ходе которого «были уничтожены около 3—4 тысяч человек». Причем уничтожены во многих случа­ях явно безвинно и к тому же зверски, с истязаниями и наиболее тяжкими способами казни. Но мысль моя — о другом.
Западноевропейские современники Ивана Грозно­го — испанские короли Карл V и Филипп II, король Англии Генрих VIII и французский король Карл IX са­мым жестоким образом казнили не 3—4, а сотни тысяч людей.
В Англии Генриха VIII лишь за «бродяжничество» были повешены вдоль больших дорог 72 тысячи чело­век (в основном это были крестьяне, согнанные со сво­их земель).
Французский король Карл IX 23 августа 1572 года принял активное личное участие в так называемой Варфоломеевской ночи, во время которой было звер­ски убито примерно столько же людей, сколько за все время террора Ивана Грозного. «Ночь» имела продол­жение. Уничтожение протестантов длилось две недели, в результате число жертв достигло 30 тысяч.
На фоне чудовищных ликов западноевропейских царствующих особ зловещий лик Ивана Грозного дол­жен был вроде бы совершенно померкнуть. Однако этого не произошло. И именно Иван Грозный в рус­ском и — как это ни странно и даже поразительно — также и в западном сознании предстает как ни с чем не сравнимый уникальный палач и тиран.
Немаловажная деталь: в 1573 году Иван Грозный, этот суперпалач и сверхзлодей, обвинил себя «в сквер­не, во убийстве… в ненависти, во всяком злодействе». А в 1582 году он же официально объявил о «прощении» (или, как мы сказали бы сегодня, реабилитации) всех казненных при нем людей и передал в монастыри oгромные деньги для их вечного поминания, по сути признавая, что они пострадали безвинно.
Ничего подобного никогда не делали западноевро­пейские властители — современники Грозного
 И последний штрих, тоже весьма характерный. Не­смотря на положительный в целом характер преобра­зований Ивана Грозного, пролитую кровь ему так и не простили у нас. Не было создано не только специаль­ных ему монументов, но даже среди фигур памятника Тысячелетия России в Новгороде (1862), где запечатле­ны образы 109 самых значительных деятелей русской истории, Ивана Грозного нет, в то время как его запад­ным современникам Генриху VIII и Карлу V воздвиг­нуты гордые памятники и они являются высокопочитаемыми в своих странах историческими фигура»
                                                                           (В.В. Кожинов. Грех и святость русской истории)
 
 «Именно так. Возьмем события более позднего времени. Великая французская революция и связанные с ней 20 лет освободительных и завоеватель­ных войн унесли жизни многих миллионов европейцев (в том числе около четырех миллионов французов). На­силия, чинимые внутри страны, также были массовыми и откровенно жестокими. Казни проводились публич­но: 17 тысяч человек кончили жизнь на гильотине. Сре­ди гильотинированных были и мальчики 13—14 лет, которым из-за малорослое™ нож гильотины приходил­ся не на горло, а должен был размозжить череп. 85 про­центов от числа казненных составили крестьяне, рабо­чие, ремесленники. В восставшей Вандее погиб едва ли не каждый второй. И это вполне соответствует доле уничтоженных на Дону и Тамбовщине в 1919 и 1921 го­дах.
И что же? В 1989 году Франция торжественным и восторженным образом встретила 200-летний юбилей своей революции. Между тем, как мне представляется, в России после пусть и неполного выявления истинной картины нашей революции уже вряд ли когда-либо станет возможным ее безоглядное восхищенное про­славление.»
                                                               (В.В. Кожинов. Грех и святость русской истории)
 
«А. Зименков: Ваши наблюдения подтверждает наша почта. Приведу только один пример. Читатель М. Горо­хов считает: мы не вправе гордиться каналом Москва-Волга, поскольку он построен заключенными «рабами сталинской эпохи». «Их, — напоминает он, — в сталин­скую эпоху были миллионы, цвет нации. Ими возведены все капитальные сооружения: каналы, железные дороги, автострады, даже частично Московский университет (МГУ)… Миллионы рабов погибли на этих стройках, а нас призывают гордиться одной из этих строек».
Нравственная оппозиция автора письма и понятна, и справедлива. Вместе с тем вряд ли когда-либо одной только этой меркой согласится мерить Колизей — итальянец, Китайскую стену — китаец, а пирамиду Хе­опса — египтянин. Хотя и здесь использовался труд за­ключенных и рабов.
А канал имени Москвы, который вступил в строй 60 лет назад, — действительно выдающееся сооружение (на 46 километров длиннее Панамского). Строили его рус­ские люди. И их труд, безусловно, заслуживает и восхи­щения, и благодарности. Но обостренное нравственное чувство нашего читателя мешает ему понять эту простую, очевидную истину.»
                                                                         (В.В. Кожинов. Грех и святость русской истории)
 
«Бес­смысленно критиковать прошлое. Прошлое надо по­нимать — критиковать нужно современность. И когда вы мне говорите о жестокости русской истории — это опять-таки от невежества. Вы имеете представление о том, что во время Реформации в Германии погибло 4/5 населения?»
                                                                             (В.В. Кожинов. Грех и святость русской истории)
 
baikal
     Господь учит покайся и не греши. А за современность и будущее России нужно усердно молиться, чтобы Господь у руля России поставил честных и богобоязненных христиан, которые кроме честного служения своей Родине ещё и служат Господу.  Нужно усердно молиться, чтобы воров и грешников Господь убирал из руководства России согласно своему слову.
     Я вот молюсь, чтобы Господь убрал с ОНПП «Технология» всех воров и коррупционеров и Господь отвечает на мои молитвы.  Медленно, но коррупционеры покидают свои тёплые кабинеты.
     А если Бы каждый христианин России взял пост и стал усердно молиться Господу против греха и коррупции в Правительстве России, то не один бы грешник и коррупционер там не усидел.
     Все грешники вылетели бы мигом из своих кресел, как пробки из шампанского.
    Почему Патриарх Московский и всея Руси Кирилл не обратится ко всем своим церквям с инициативой совместно помолиться всем христианам России против греха коррупции и воровства в среде чиновников России?
     Почему христиане России не могут совместно обратиться к Богу?
     Сколько можно терпеть это рабство греха коррупции?
Kot
В древности все народы жили по обычаю. Это архаика. А потом стали жить по закону.
Обычай тоже включили в закон. «Обычное право»
А мы все сохраняем архаичные  самодержавные порядки
SgtPepper
В своём комментарии вы подразумеваете, что архаика это плохо по определению. Доказать это сможете?
 
ЗЫ Я не защищаю архаику, мне любопытна логическая конструкция.
Kot
Это — оценочное суждение! Оценка зависит от ваших ценностей. Для меня архаика  = самодержавие — это произвол и отсутствие гражданских прав.
А власть закона и равенство перед законом — делает жизнь выносимой.
Prozorov
1. на За­паде с давних времен установилась власть закона. Но вспомним двух монархов-современников: нашего Ива­на Грозного и Генриха VIII английского. Царь Иван без всякого суда казнил три, максимум четыре тысячи че­ловек; король Генрих по закону уничтожил около двух­сот тысяч. Семьдесят две тысячи из них были бродяга­ми,

Источник: http://livepark.pro/personal/26244
© LivePark.pro
2. Гитлер пришел к власти на законном основании
3. Президент Франклин Рузвельт санкционировал интернирование, подписав 19 февраля 1942 года Чрезвычайный указ № 9066, который разрешал военным властям определить «зоны выселения» и перемещать из них любых лиц. В результате все граждане японского происхождения  около 120 тысяч японцев (из которых 62% имели американское гражданство) были насильственно выселены с тихоокеанского побережья, в том числе из Калифорнии и большей части Орегона и Вашингтона, в лагеря для интернированных.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.