Михаил Делягин: Светочи тьмы. Физиология либерального клана: от Гайдара и Березовского до Собчак и Навального.



Новая книга М.Г.Делягина «Светочи тьмы: физиология либерального клана» заняла 2-е место в списке политических бестселлеров магазина «Москва» 25
 



Жизнь быстротечна: даже участники трагедии 90-х забывают ее детали. Что же говорить о новых поколениях, выросших после августа не только 1991-го, но и 1998-го? О тех, кто был защищен от кошмара либеральных реформ своим младенчеством и до сих пор молчащими от стыда родителями, – и потому верит респектабельным господам, так уверенно лгущим о свободе и демократии?
    Живя в стране оборванных цитат, мы не помним вторую половину поговорки: «Кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет – тому оба». А она становится до жути актуальной в ситуации, когда тот самый либеральный клан, чьими усилиями уничтожена наша Большая Родина – Советский Союз, не только по-прежнему процветает, но и остается у власти, и, насколько можно судить, эффективно, энергично и изобретательно старается вновь уничтожить нашу страну – теперь уже Россию.
    Эти люди, по-прежнему служа международным корпорациям, могут проделать с Россией то, что когда-то сделали с СССР: взорвать изнутри, развалить на куски и скормить их своим иностранным хозяевам.
    Чтобы не допустить этого, надо знать в лицо тех, кто уничтожал нас в 90-е годы и с упоением продолжает свое дело и сейчас. Именно о них – творцах либеральных реформ 90-х, «нулевых» и нынешнего времени, обо всём либеральном клане, люто ненавидящем и последовательно истребляющем нашу Родину – новая книга политика, экономиста и писателя Михаила Делягина.
    Врага надо знать в лицо, – но намного важнее понимать, как он стал врагом, чтобы не допустить превращения в него собственных детей.
 
 

 

3 комментария

Prozorov
О «бедных»  либералах замолвили слово...
Prozorov
 
из книги:
http://izborsk-club.ru/arh/2015_10_Blok.pdf
«Катастрофа 90‑х, длящаяся по сей день, была, как и Холокост, результатом не только внешнего воздействия, но и собственного, внутреннего разложения общества, которое в гитлеровской Германии вызвало расовую ненависть, а в нашей стране — либеральные «рыночные» и «демократические» реформы, отмеченные, прежде всего, ненавистью к рус- ским и стремлением уничтожить нас как народ, культуру и цивилизацию. Не случайно почти двукратный рост смертности при практически двукратном падении рождаемости, вызванный этой Катастрофой и всячески оправдываемый либеральными фашистами как нечто «нормаль- ное», «естественное», «свойственное всему цивилизованному человечеству» и даже «вызванное игом проклятых большевиков», получило название «русского креста» — именно «русского», а не какого‑либо ещё. Количество убитых в ходе «построения демократии и рынка» на постсоветском пространстве было значительно меньше, чем во время Холокоста. По оценке ряда исследователей (в первую очередь следует вспомнить прекрасные работы Ксении Мяло), во время «конфликтов малой интенсивности», бывших непосредственным инструментом разрушения СССР (и во многом сознательно разжигавшихся «пламенными демократами»), погибли «всего лишь» сотни тысяч человек. Число убитых в бесчисленных «бандитских войнах» и  криминальном беспределе «лихих девяностых» здесь не учтено, однако читатель может сам зайти почти на любое кладбище России и увидеть там длинные ряды могил, в которых лежат молодые жертвы Катастрофы. Официальная статистика тех лет за- низила их число, так как, во‑первых, развалилась вместе с государством, а во‑вторых, значительное количе- ство погибших просто исчезло и так никогда и не было найдено. Да, погибшие в результате реализации, как, согласно воспоминаниям очевидцев, изящно выразился один из американских советников Гайдара, «необходимости вытеснения из общественного сознания мотива права мотивом прибыли» не были результатом целенаправленного истребления по национальному или религиозному признаку. Против Советского Союза и затем России, раздавленных внешней конкуренцией, не осуществлялся официально объявленный геноцид (хотя еще в середине 90‑х годов простое упоминание национальных интересов России воспринималось многими «демократами», в том числе находившимися на госслужбе, как совершенно непростительное и недопустимое проявление враждебности не только к их идеалам или их корпоративным интересам, но и к ним лично.
Однако миллионы людей, полных сил и энергии, погибли в результате последовательной и безоглядной реализации социально-политических теорий. Общие демографические потери только Российской Федерации после 1991 года оцениваются в настоящее время в 21,4 млн человек — и это число продолжает расти по мере углубления эффективно истребляющей нас Катастрофы.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.