Изборский клуб - Джульетто Кьеза: Русофобия у русских – явление уникальное

 
Джульетто КьезаНовая книга знаменитого итальянского журналиста, буквально только что вышедшая на русском и итальянском языках, посвящена изучению непонятной и необъяснимой ненависти Запада по отношению к России и русским
Головокружение от успехов
— Простите за банальный вопрос, но без него никак: с чего вы вдруг решили заняться исследованием вопроса, который вроде бы должен волновать только русских?
— Потому что на сегодняшний день Россия остается единственным заслоном перед наступлением Запада. Если она сломается, будет катастрофа.
Запад всегда выступал против других цивилизаций — это продолжение логики трех последних веков. К началу 21-го века стало очевидно, что без войны он жить не может. Идея исключительности Соединенных Штатов Америки, которые, собственно, Запад и возглавляют — это, по существу, декларация войны против всего остального мира.
— Но почему в этом самом мире нет, например, африканофобии, индусофобии и латинофобии, а русофобия есть?
— Потому сначала должна быть сломана Россия. Остальные могут быть завоеваны, как это и было испокон веков.
США потому и ведут себя так, потому что всегда выигрывали. Сломав Советский Союз, единственный альтернативный эксперимент своему развитию, они, видимо, думали, что можно сломать любого противника. Сейчас они в первый раз видят сопротивление. Ни Азия, ни Африка, ни Латинская Америка не представляют для них никакой проблемы. Но два больших заслона они сломать не могут. Первый – это Россия, которая пока держит мир. Вторым в любом случае будет Китай.
Привычка к победе – это нечто похожее на «головокружение от успехов», о котором говорил Сталин. Я думаю, что руководящие элиты Соединенных Штатов Америки до сих пор уверены, что выиграют, и это является самым большим обманом. Потому что однажды вдруг обнаружится, что у них такой возможности нет.
 
читать полностью:
http://izborsk-club.ru/content/articles/9170/
 

15 комментариев

Prozorov
«Насмешки по отноше­нию к своей стране аналогичны надругатель­ству над могилами родителей. А ведь такие насмешки, издевательства сознательно и тщательно культивируются многими журнали­стами. Этому есть причины. Деспотизм совет­ской системы доводил мыслящего человека до полного исступления. Ненависть ослепляла, ее перенесли на саму страну. Когда человек объят негативизмом, он не способен к анализу… Выдвинуто надуманное противопоставление патриотизма и демократии. Исключительную опасность представляют силы, движимые ир­рациональной ненавистью к России». Золотые слова!.. Вот что пишет историк идей Игорь Чу­байс: «Советские идеологи так настойчиво ис­кажали представления о доставшейся им стра­не, что в результате карикатура пустила кор­ни, маска приросла к лицу. Чуть ли не на под­сознательном уровне сформирована весьма негативная оценочная шкала. И сегодня мно­жество людей, а среди них писатели, деятели культуры, сталкиваясь с какими-то мелкими или крупными проблемами, уже не задумыва­ясь, охотно обобщают — мол, как же иначе, это ж Россия, здесь все и всегда было не так, как у всех». (Российская газета, 26.12.96). 
                                                                                   ( А. Горянин.Мифы о России и дух нации)
 
Prozorov
Еще в 1816 году издатель исторического журнала «Пантеон славных российских мужей» Андрей Кропотов подметил, что французские гувернеры из числа «примерных [ у себя на родине – А.Г.] негодяев» развиваютв своих русских воспитанниках «невольное отвращение» к отечественным законам и нравам.
Книг в духе Казановы, Массона и Гена по­написано было великое множество, и посколь­ку французский, а часто и немецкий, наши дворяне знали с детства (английский тогда по­чти не учили), каждая из них, будучи ввезена в Россию, прочитывалась многими. Эффект запретного плода срабатывал безотказно, и немалая часть русского просвещенного обще­ства постепенно поверила, что живет в «восточ­ной деспотической империи» (вроде тамерлановой?), поверила в загадочный гибрид «варяго-монголо-византийского наследия» и в ис­ключительную кровавость русской истории, а «неспособный к свободе», крайне покорный и терпеливый народ-коллективист, в беспредельно обскурантистскую церковь; поверила в анекдоты про «потемкинские деревни», про дивизию, которой Павел I велел маршировать прямиком на Индию и остановленную уже чуть ли не у Твери, про указ о назначении митрополита Филарета командиром гренадерского полка, который (указ) якобы подмахнул Николай I, и в тому подобный вздор.
Свой вклад в антирусскую риторику внесли и основоположники научного «изма» — да такой, что некоторые их труды были негласно запрещены(!) к изданию в СССР (см.: Н.Ульянов, «За­молчанный Маркс», изд. «Посев», Франкфурт, 1969). Эти труды не остались, однако, не про­читанными учениками основоположников в старой России, и кое-кто из них полностью при­нял мнение Маркса-Энгельса о «гнусности» рус­ской истории.
Подобные настроения не могли не затронуть и профессиональных отечественных истори­ков. Современный ненавистник России Ален Безансон прекрасно знает, что имеет в виду, когда говорит: «Для российской историографии характерно то, что с самого начала (т.е. с XVIII века) она в большой мере разрабатывалась на Западе» (Русская мысль, 4.12.97). Что же гово­рить о более поздних временах, особенно о ше­сти с лишним либеральных десятилетиях от воцарения Александра II до 1917 года? Непоз­волительно много наших историков дали в это время интеллигентскую слабину под напором сперва либеральной, а затем кадетско-марксистской обличительной моды.
Вздор мало-помалу перетекал в российскую публицистику, впитывался сознанием в каче­стве доказанных истин. Интеллигент внуша­ем и почтителен к «Европе», так что начиная со второй половины XIX века многие либералы, не говоря о левых, сами того не замечая, уже смотрят на свою родину сквозь чужие, изна­чально неблагосклонные очки. Вот почему их так озадачивает, например, толстовство мно­гих европейцев, кажутся странным чудаче­ством русофильские чувства ряда видных нем­цев, среди которых Фридрих Ницше, Освальд Шпенглер, Томас Манн, Райнер-Мариа Риль­ке (последний говорил: «То, что Россия — моя родина, есть одна из великих и таинственных данностей моей жизни»).
                                                                               (А. Горянин. Мифы о России и дух нации)
 
Не беда, если бы сквозь чужие очки на Рос­сию смотрели одни лишь публицисты. Куда тяжелее по последствиям то, что этот грех был присущ и многим политикам (либеральным политикам) начала века. Считается, что слова Столыпина: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия» были обращены к большевикам. На самом деле — в основном, к кадетам. Кстати, только люди в чужих очках могли назвать свою организацию, как это сде­лали кадеты, «Союзом освобождения». О каде­тах не скажешь лучше, чем это сделал Алек­сандр Солженицын в предисловии к первому тому основанной им серии «Исследования но­вейшей русской истории». Подчеркивая, как важно чувствовать и проводить различие меж­ду истинным либерализмом и радикализмом, он напоминает: «Слишком долго в русских XIX-XX веках второй называл себя первым, и мы принимали его таким — и радикализм торже­ствовал над либерализмом на погибель русско­му развитию». И очень точно — об искажениях истории: «Русская история стала искажаться задолго до коммунистической власти: страст­ная радикальная мысль в нашей стране пере­кашивала русское прошлое соответственно целям своей борьбы».
Феномен не остался в далеком прошлом. Большинство вышеупомянутых мифов оказа­лись годны для обличения «проклятого цариз­ма» и были радостно подхвачены большевист­скими сочинителями, обогащены советской смердяковщиной, попали в школьные учебни­ки.
Чем объяснить их долговеч­ность на Западе? Французский философ Ролан Барт, описывая менталитет западноевропей­ских обывателей, объяснял, что их страх перед русскими сродни тем массовым фобиям, какие вспыхивали (после некоторых фильмов) по от­ношению к инопланетянам, с той лишь разни­цей, что страх перед русскими — фактор посто­янный.
                                                                                    (А. Горянин. Мифы о России и дух нации)
 
Prozorov
Почему так пламенно (и порой искренне) уверяют, что в России всегда всё было — и остается — самым ужасным, самым жестоким, самым несчастным, самым бедным? Среди прочего, здесь срабатывает невольный эффект обратного проецирования: 75 советских лет — воистину ужасных — отбрасывают тень на наше более далекое прошлое. Но главная причина все же в том, от чего предостерегал Юрий Крижанич. А предостерегал он нас – ровно треть тысячелетия назад! — от «чужебесия». Знавший Европу не понаслышке Крижанич писал: «Не подобает нам [т.е. русским] самим о себе злословить, а, напротив, следует внимательно разобрать, что о нас иные народы говорят, [ибо они] далеко превосходят нас в жестокости, в лживости, в ересях и во всяких пороках и сквернах, и в нашем народе никогда не видали таких насилий, обманов, хитростей, клятвопреступлений, распущенности и излишеств, какие присущи этим народам» (Ю.Крижанич. «Политика», М., 1965).
                                                                                  ( А. Горянин.Мифы о России и дух нации)
 
Prozorov
Более антипатриотичного народа, чем русский, на свете нет. У нас проклятия в адрес своей страны можно услышать и от обывателя, и от величайшего национального гения. Англичанин и иранец, индиец и француз считают свою страну лучшей в мире. Русский человек искренне полагает, что это последнее место на земле… Мы никогда не будем жить как немцы или японцы — хотя бы потому, что никогда ими не станем. В России есть своя ложь и своя истина, свое безобразие и своя красота, свой грех и своя святость. И она останется Россией — или ее вообще не будет...
                                                                         (В.В. Кожинов. Грех и святость русской истории)
 
baikal
Не чего с нашей Россией не станется.
Необходимо чиновников принудить не воровать у государства и запретить чиновникам  коллективно бухать.
И тогда будет милее России не сыскать.
Kot
Почему жизнь в России должна быть хуже, чем в Европе?
Prozorov
Жизнь в России может быть в чем то хуже или лучше чем она есть сейчас, но кто установил, что Европа — эталон? Это извините «отрыжка» евроцентризма
baikal
Это извините «отрыжка» евроцентризма



Теперь понятно почему наши патриотические руководители страны строят себе дворцы в Европе и прячут там украденные в России деньги.
 
 
kev
Где я найду в Париже русскую парную?
baikal
Наши коррупционеры в Париже уже понастроили себе немало бань во дворцах. 
SgtPepper
Татьяна Михална, вы не жили в Европе. Как вы можете судить, что здесь — хуже?
baikal
Это же элементарно.
Наши чиновники-патриоты своими ногами показали где им лучше.
В России нашим чиновникам удобно воровать, а в Европе нашим чиновникам удобно тратить наворованное в России.
Опять Вы в трёх соснах заблудились.
SgtPepper
В России нашим чиновникам удобно воровать, а в Европе нашим чиновникам удобно тратить наворованное в России.
 
Я бы сказал так: в России удобно воровать, а в Европе и США удобно прятаться от правосудия.
 
Опять Вы в трёх соснах заблудились.
 
Сосны, песок — всё как ты любишь =)
baikal
А кто из действующих вороватых гос чиновников прячется в Европе и США? Они в Европе и США не прячутся, они там скупают себе недвижимость и учат там своих детей.

В Европе и США прячутся только опальные чиновники, которые отказались делиться с властью.
 
 
«Не надо вредничать, надо делиться! Вот мы хотим помочь богатым поделиться с теми, кто полностью зависит от бюджета, от сбора налогов.»
Министр финансов Александр Лившиц – журналистам 25 авг. 1996 г.
Kot
Не только чиновники. Утечка мозгов.  Образованная молодежь уезжает в Европу, США, Канаду и т.п.  Именно там лучше условия работы и жизни.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.