Физтех - это состояние души!

Чаянов Б.А. Воспоминания о Физтехе
 
 


  
 
 
ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ
Чаянов Б.А. Физтех 1951 — 1957. Серия: Воспоминания о Физтехе. Выпуск 1. — М.: ООО «Азбука-2000», 2012.-192с.
Аннотация
Книга содержит яркие рассказы автора, жизнь которого связана с Московским физико-техническим институтом (как говорится, «из первых рук»), о разнообразных событиях, происходивших на Физтехе и запомнившихся ему своей неординарностью. Их «героями» выступают преподаватели института, выдающиеся учёные, интересные люди разных профессий, друзья-сокурсники и другие. Книга адресована молодому поколению и тем, кто любит Физтех.
ISBN 978 5-91333-026-0
© Чаянов. Б.А., 2012
ООО «Азбука-2000», 2012
Благодарности
Низкий поклон и благодарность моей жене Элеоноре Чаяновой. Эти воспоминания в настоящем виде состоялись, благодаря её усилиям. Элла также предложила ряд сюжетов и реализовала их в рассказах.
Привет и благодарность сыновьям Аркадию и Александру за замечания, обогатившие содержание некоторых баек.
Приношу благодарность Кларе Бубновой, которая неизменно принимала участие в обсуждениях содержания воспоминании и сделала ряд ценных критических замечании.
Пользуюсь случаем поблагодарить всех студентов, учившихся на Физтехе, начиная с 1951г и далее, за активное участие в дружеских шутках и розыгрышах, которые по прошествии лет стали субстратом для произрастания воспоминании.
Низкий поклон, благодарность и вечная память нашим наставникам и учителям, которые не только возбуждали в нас интерес к настоящей науке, но и демонстрировали первоклассный юмор. Где, как не в юморе, можно найти источник жизненных сил в условиях безнадёжного состояния дел.
Прошло более полувека со времени окончания института. События тех лет потеряли живую окраску, дали аберрацию. Автор приносит извинения за невольные искажения событийной ткани, а также за возможные ошибки.
Пользуясь метафорой «Бегемот», предложенной Н.В. Карловым, ректором Физтеха с 1987г. по 1997г., применительно к Физтехам, эти воспоминания можно определить как «Лебединая песня Бегемота».
\003\
\004\
Преподаватели
1, Теория и Жизнь
(С.М. Рытов)
Сергей Михайлович Рытов читал нам статистическую радиофизику на IV курсе. Лектор он был великолепный, прекрасно чувствовал аудиторию, и послушать его всегда набивалось много народу, хотя курс был факультативный. Однажды, увлёкшись выкладками на доске, он долго что-то сокращал, группировал, переносил из одной части уравнения в другую, и, повидимому, изрядно устав, отложил мелок и сказал, имея ввиду выкладки: «В общем, я знаю, что всё плохое сократится, а всё хорошее останется, а вот вам результат». И написал его на доске. Но в жизни, увы, всё далеко не так.
Был С.М. Рытов большим жизнелюбом, очень любил посещать студенческие праздники, особенно если в программе предвиделся капустник. Приходил заранее и садился в первом ряду, веселился от души, живо реагировал на репризы и смеялся до слёз. Запомнилась реприза
\005\
Ю. Спаржина и К. Иванова о встрече двух академиков (бывших физтехов) на 100-летии института: «А помнишь эту, как её...?» — «И эту помню, и тэту, и дзэту!» — «А вот такую остренькую, её все любили!» — «Набла?!» — «Да нет. Вобла!!». Смех стоял невообразимый. Но когда «академики» дружно запели куплет «Не грызи ты науку напрасно, всё равно дураками умрём!», зал посерьёзнел, а Сергей Михайлович, как говорили, даже обиделся.
  1. С.А.Х. и лук
(С.А. Христианович)
Весной 1953 г. группа физтехов-альпинистов отправилась в Звенигород на тренировку. Заблудились и вышли к академическим дачам.
 
Дачи академиков были с высокими заборами и крепкими калитками. У одной дачи с поваленным забором увидели — стоит дядька в галифе и шлёпанцах, на калитке надпись «Академик Сергей Алексеевич Христианович». Старшекурсники узнали Сергея Алексеевича и приветствовали его. А он, обрадовавшись физтехам, спросил: «Откуда и куда путь держат, и нет ли какой нужды?». Вспомнили, что лук за-
\006\
были, и попросили дать. Сергей Алексеевич прямо по грядкам прошёл к луку и надрал огромный пучок. Отдавая, спросил: «Не нужно ли сметанки?»- Взять постеснялись, наверное, зря.
  1. Разговор
(Ю.В. Шарвин и Б.Н. Самойлов)
На письменном экзамене по физике разговаривают два преподавателя — Юрий Васильевич Шарвин (хромой) и Борис Николаевич Самойлов (нет одного глаза). Шарвин говорит Самойлову: «Пойду в буфет, а ты здесь гляди в оба!». На что Борис Николаевич отвечает: «Давай быстро — одна нога здесь, другая там!».
  1. Мистическая личность
(И.Н. Векуя)
Сначала из озорства, а потом стало обычным на курсе на вопрос лектора — «кого нет?» — хором орать: «Бабаяна!». Читал в те годы «диффуры» Илья Несторович Векуа. Как-то на его лекции заскучали и стали шуметь Бабаян с приятелем. Векуа ткнул пальцем в Бабаяна и сказал с грузинским акцентом: «Встантэ! Как ваша фамилия?».
\007\
И слышит в ответ: «Бабаян»,- «Остантэс!». После лекции подошёл к скромно стоящему Бабаяну и спросил: «Это правда, Ваша фамилия — Бабаян?».
5.ТФКП
( М.Р. Шура-Бура)
М.Р. Шура-Бура, читавший теорию функций комплексного переменного (ТФКП), был очень недоволен нашим курсом. В ответ курс рефлексировал и расшифровывал ТФКП, как «ТъФу Какая Пакость». Причиной было недоразумение.
Ещё в начале семестра после лекции Д.Ю. Панова по уРМАТам, которая всегда была с цветными мелками и интересными историями, прошёл слух, что следующей лекции не будет. Пришедший на лекцию Шура-Бура застал только хвост толпы, уходящей из аудитории. И пошло-поехало, не ходить на лекцию стало привычкой. Настало время сессии. На экзамене по ТФКП завалилась чуть не половина курса, устав от обилия пересдающих, его избегающих, профессор воскликнул: «Кто
\008\
ко мне — ставлю на балл выше!». Сидевший под потолком в физической аудитории Толич Брызгалин так рванул по партам, что головой разбил стеклянный плафон, и с криком «Ставьте три, профессор!» оказался рядом с Шура-Бурой. Профессор оценил рвение студента и поставил три, задав только один вопрос: «Как Ваша фамилия?».
  1. Встреча
(Ю.Ф. Орлов)
На зимней сессии писали контрольную работу по физике. Преподаватель Ю.Ф. Орлов, чл.-корр. Арм. ССР и будущий диссидент, расхаживал между рядами и иногда раскачивался на руках, опираясь на столы.
Б конце отпущенного времени подошёл к штативу для рентгеновской трубки и, ударив по нему линейкой, как в гонг, громко крикнул: «Пять минут до конца встречи!». Все вздрогнули и заспешили.
\009\
  1. Шутка
(Б.Б. Берестецкий)
Немного развлечений было на Физтехе. Ходили в кино всем курсом на выдающиеся фильмы, такие как «Судьба солдата в Америке», и не по одному разу. Потом оживлённо обсуждали и разыгрывали сцены из фильма. Однажды посмотрели фильм «Фальшивая монета» и буквально заразились монологом героя, который, притворяясь слепым, побирался и говорил: «Слепой я, людей я слышу, но не вижу. Кто ты, о, добрый человек?».
На другой день на лекциях только и было слышно: «Кто ты, о, добрый человек?». На лекции по теорфизике, которую читал Б.Б. Берестецкий, особенно был слышен Б. Шашков. Берестецкому шум изрядно надоел и он, обратившись прямо к Шашкову, спросил: «Кто ты, о, добрый человек?». Опешивший Шашков брякнул: «Слепой я!» — «Ах, слепой, тог-ца марш на первый ряд!». Б аудитории раздался смех и аплодисменты. Студенты оценили шутку.
  1. Мулен Руж
(В.Б. Берестецкий)
Профессор В.Б. Берестецкий любил гулять. Однажды на экзаменах прогуливался он перед кафедрой в большой химической аудитории и думал: «Что это я один гуляю, пойду возьму Б. Судакова». Прохаживаясь с Судаковым, рассказывал: «А я недавно был в кабаре у Людвиковского (ресторан «ЯР»). Ты бы видел, какой там кордебалет, что твой Мулен Руж, а как красотки канкан отплясывали!». Рассуждая, таким образом, ходили они вдоль кафедры взад-вперёд, а студенты, забыв дело, вертели головами влево-вправо, пока не устали шеи. А экзамены ни с места.

2 комментария

kev
Если будут заинтересованные, будет продолжение.
SgtPepper
Н.Доброхотова, В.Пятницкий. Веселые ребята
 
Гоголь переоделся Пушкиным, пришел к Пушкину и позвонил. Пушкин открыл ему и кричит: «Смотри, Арина Родионовна, я пришел!».
 
Лев Толстой очень любил детей. Однажды он шел по Тверскому бульвару и увидел впереди Пушкина. «Конечно, это уже не ребенок, это уже подросток, — подумал Лев Толстой, — все равно, дай догоню и поглажу по головке». И побежал догонять Пушкина. Пушкин же, не зная толстовских намерений, бросился наутек. Пробегая мимо городового, сей страж порядка был возмущен неприличной быстротою бега в людном месте и бегом устремился вслед с целью остановить. Западная пресса потом писала, что в России литераторы подвергаются преследованиям со стороны властей.
 
Лев Толстой очень любил детей. Утром проснется, поймает кого-нибудь и гладит по головке, пока не позовут завтракать.
 
Однажды у Достоевского засорилась ноздря. Стал продувать — лопнула перепонка в ухе. Заткнул пробкой — оказалась велика, череп треснул… Связал веревочкой — смотрит, рот не открывается. Тут он проснулся в недоумении, царствие ему небесное.
 
Пушкин был не то что ленив, а склонен к мечтательному созерцанию. Тургенев же, хлопотун ужасный, вечно одержим жаждой деятельности. Пушкин этим частенько злоупотреблял. Бывало, лежит на диване, входит Тургенев. Пушкин ему: «Иван Сергеевич, не в службу, а в дружбу — за пивом не сбегаешь?» И тут же спокойно засыпает обратно. Знает: не было случая, чтоб Тургенев вернулся. То забежит куда-нибудь петицию подписать, то на гражданскую панихиду. А то испугается чего-нибудь и уедет в Баден-Баден. Без пива же Пушкин остаться не боялся. Слава богу, крепостные были. Было, кого послать.
 
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.