Выставка Де Кирико

«Первая масштабная выставка в России крупнейшего художника-авангардиста ХХ века, итальянского живописца Джорджо де Кирико откроется в Третьяковской галерее на Крымском Валу (20 апреля — 23 июля) (, сообщается на сайте музея. Экспозиция, получившая название „Метафизические прозрения“, откроется 20 апреля.

В экспозицию войдут около 100 произведений живописи, графики, скульптуры, а также театральные костюмы, архивные материалы и фотографии.
Выставка представляет классическую „метафизическую“ и постметафизическую живопись де Кирико, обращение художника в 1920 – 1930-х годах к античным мифам, его интерес к живописи старых мастеров, многочисленные автопортреты, а также ранние картины, свидетельствующие об увлечении искусством швейцарского символиста Арнольда Беклина (1827−1901).

Выставка проиллюстрирует влияние де Кирико не только на европейских художников, но и на русских. В первую очередь, на Казимира Малевича, не только трансформировавшего в своих поздних работах некоторые приемы и мотивы итальянского художника, но и рекомендовавшего изучение его творчества своим ученикам.

Впервые четыре работы де Кирико выставлялись в Москве в 1929 году. В 1930-х экспонировались его рисунки и офорты».


В постоянной экспозиции Пушкинского есть 1 работа де Кирико. Я видел его работы в Риме, в Милане...
Очень рекомендую не пропустить выставку. Уникальное событие.


 

5 комментариев

Old__Umbrella
В России работ такого направления просто практически нет… Не поленитесь!
E-Michael
Спасибо за наводку!
Old__Umbrella
Чуть раскрыть тему:


«Не надо забывать, что картина должна быть всегда отражением глубокого ощущения, и что глубокое означает странное, а странное означает неизвестное и неизведанное. Для того, чтобы произведение искусства было бессмертным, необходимо, чтобы оно вышло за пределы человеческого, туда, где отсутствуют здравый смысл и логика. Таким образом оно приближается к сну и детской мечтательности». Джорджо де Кирико
......


Так сложилось то, что стало называться метафизической школой.
Конечно, метафизика вовсю продолжает символизм. Представление о видимой реальности как о чем-то внешнем, поверхностном, за которым скрыты истинные смыслы бытия – из него. Представление о том, что мир – это тайна, и что повсюду в нем находятся ключи к разгадке этой тайны – тоже оттуда. И что разгаданная тайна все равно окажется тайной, и этот ряд бесконечен – оттуда же. И что в мире нет ничего, что бы чего-нибудь да не значило, что все в нем происходит не просто так, а есть указание на скрытые, умонепостигаемые смыслы – тоже из символизма.
Но Кирико был все-таки не поздним эпигоном символизма, а вполне нормальным авангардистом. Поэтому мир у него, в соответствии с одним из сильных авангардистских трендов, совершенно антигуманистичен, в чем можно усмотреть отдаленное влияние экспрессионизма, хотя Кирико его и не заметил. Только экспрессионизм по поводу этого антигуманизма сильно переживает, а Кирико его бесстрастно констатирует. С экспрессионизмом Кирико роднит, кстати, и то, что первый тоже замешан на символизме. По-авангардистски Кирико работает с красками – они у него яркие и локальные, что можно считать влиянием фовизма. У него можно даже найти следы синтетического кубизма, когда тело персонажа составляется из геометрических фигур.

Подробнее: https://adindex.ru/publication/gallery/2012/05/23/90085.phtml

 
 
 
 



Old__Umbrella
ЗЫ: классный сайт. И Вадим Кругликов — оч. талантливый автор. Оч. много отличных статей про живопись нормальным человеческим языком. Рекомендую горячо!
https://adindex.ru/publication/gallery/2015/09/8/127721.phtml
 
К искусству меня (1960-…) тянуло с детства. Довольно рано я начал активно листать альбомы с работами Рембрандта, импрессионистов и Жана Лепелетье, водившиеся у нас дома – семья была культурная. Папа проводил время, играя на виолончели в театре оперы и балета, мама лабала на скрипке в знаменитом тогда на весь Союз свердловском театре музкомедии. Один дед тоже был музыкантом, второй – одним из лучших свердловских закройщиков. Дядя Соля был художником и нарисовал Сталина, пока его не расстреляли. Семейный культурный ландшафт венчал пик Григория Варшавского, моего двоюродного дядьки, известного свердловского поэта и драматурга. Вот на этой мощной почве и предстояло взойти мне. Что я и начал делать довольно рано.
Когда мне стало семь лет, семья переехала в Ялту. Там, на фоне буйных субтропических окрестностей, моя неистребимая тяга к искусству значительно возросла. Я с новой силой стал листать альбомы, корпус которых укрепился Рафаэлем, Нестеровым, Вазарели, Эрмитажем и книгой Оскара Рейтерсверда «Импрессионисты перед публикой и критикой». Видя такую тягу, родители наняли мне преподавателя музыки и стали учить музыке. Тут выяснилось, что музыку я люблю, но в смысле восприятия, а в смысле воспроизведения – не люблю. Чтобы иметь причину не трогать клавиши, я резал себе пальцы бритвой. Один раз слегка расплющил палец молотком. Слово «Шредер»(2) я ненавижу до сих пор, а нечеловеческому извергу Черни(3) желаю ада. Через три года родители заподозрили, что что-то идет не так, и повели меня в художественную школу.
В художественной школе все повторилось. Оказывается, я не любил делать искусство. Во всяком случае, то искусство, которое нас заставляли делать. Рисовать кубы, шары и конусы. Изучать перспективу и анатомию. Ходить на этюды. Писать дурацкие кувшины с бликами и рефлексами. Все это было чудовищно скучно. Кроме того, мы там писали акварелью и гуашью, и это было каким-то паллиативом – настоящие-то художники делают холст/масло. В общем, из художественной школы меня выгнали.
Но тяга к искусству во мне не иссякла.....
 
 
 
TSCHURKA
Дима Кругликов, он же Рундман...
Спасибо за наводку, ничего не слышал о нём года с 90-го, если не с 89-го.
Горячечный пьяный угар на первом курсе, когда его уже выперли, но еще не забрали в армию, а потом на 4-м-5-м, когда он восстановился на 2-й, а из старых знакомых у него не осталось никого кроме тех, кого на в первый раз на 2-м курсе он считал салажатами.
Предолимпийская зима. Телехолл, в котором мы жили по случаю ремонта общаги к Олимпиаде шесть или семь первокурсников и уже отчисленный Дима на полулегалке. Возвращался он обычно после 3-х и в дупеля, а из 6-7 человек к тому времени всегда находилась пара-тройка сволочей, которая уже ложилась спать и тушила свет. И как-то раз мы ему в койку положили стул под одеяло. Представляете себе: три часа, темень, свет включать нельзя, пьяный Дима пытается лечь в койку и накрыться одеялом и натыкается на стул. И не понимает, что это. Короче, хэпенинг был ещё тот, с грохотом, но художником- акционистом был отнюдь не Дима.
А потом, во время его второго пришествия, мило тусовались. Вместо казённой лампочки у него в комнате висел фонарь, изъятый из туалета на Киевском вокзале. А еще его терпеть не мог Мирза Тараки — (ныне покойный) племянник тогда уже покойного лидера афганской революции Нур Мухаммеда Тараки. Считал буржуазным разложенцем.
Специально для Евгения Васильевича — Дима не из тех, кто прибивает свои члены к брусчатке даже в приступе художественного творчества — он себя бережет.
А вообще, «техника холст/фекалии» — это абсолютно по-кругликовски.
 
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.