Владимир Войнович: «Власть меня пока не трогает и не замечает»



Известный российский писатель Владимир Войнович готовится отметить своё 85-летие. У него запланирован творческий вечер в московском Центральном доме литераторов, а на днях он побывал в Санкт-Петербурге, где принял участие в «Дне Д», мероприятиях, посвящённых памяти Сергея Довлатова.

В перерыве между круглыми столами и общением с публикой Владимир Войнович ответил на вопросы корреспондента RFI.

RFI: Имена персонажей вашей антиутопии «Москва 2042» — Сим Симыч Карнавалов, гениалиссимус или отец Звездоний — стали нарицательными. Когда вы писали роман, было ли у вас предчувствие, что вы окажетесь настолько правы в своей писательской фантазии?

Владимир Войнович: Нет, не было, не было. Только единственное что, когда вышла книга, то первое, на что обратили внимание читатели, это — образ Сим Симыча Карнавалова. И я получил столько проклятий, даже представить себе не можете!

Дело в том, что эта книги вначале печаталась в газете «Новое русское слово», каждый день — одна глава. Ну и печаталась, печаталась. И когда началось (печатанье), как-то читатели оживились, стали расхватывать эту газету, и сначала одобрительный такой гул (пошёл)…
И вдруг потом началось, как будто я Солженицына убил, как будто я — Дантес, вообще. Проклинали меня ужасно. Я говорил: «Да это — не Солженицын, это — Сим Симыч Карнавалов». «Нет, — говорят, — это — Солженицын».

Там дважды Солженицын упомянут под своей фамилией…

Ну, да. Так, между прочим, сам Солженицын написал, что: «вот, Войнович всё вызнал, как я жил в Вермонте, всё вызнал», — как он написал, — «от копыт до пёрышек».

Конечно, Солженицын был объектом или субъектом этой пародии. Но дело в том, что я говорил, и я так думаю и сейчас, что я бы вообще не стал его пародировать, если бы я не думал о том, что он — такая типическая фигура русской истории, как протопоп Аввакум, или, допустим, Бакунин. Такие ниспровергатели основ. И мне показалось, что этот образ этим и интересен.

Дальше — я веселился, когда я придумал этого отца Звездония, мне это нравилось, я очень радовался этому образу. И гениалиссимус, и так далее…
Но я же не рассчитывал, что какие-то мои предположения сбудутся.

Про мои предсказания тогда вообще никто ничего не говорил, только одна поклонница Солженицына сказала: «И ваши предсказания — это, вообще, полная чушь, и ничего подобного никогда не будет!»

Провидцем оказались не только Вы, но и Иосиф Бродский, написавший в своём «Представлении»: Входит некто православный, говорит: «Теперь я главный. У меня в груди жар-птица и тоска по государю… Дайте мне перекреститься, а не то в лицо ударю».

Да, это он сильно угадал…

…И вот — пожалуйста: движения «Сорок сороков» и «Царский крест» угрожают Алексею Учителю за «клевету» на государя, Исаакиевский собор, всегда бывший в ведении государства, собираются подарить РПЦ. Получается, что все негативные прогнозы относительно России рано или поздно сбудутся?

Ну, наверно, Россия выбрала себе такой путь: она всё время — есть такое образное выражение — «наступает на грабли». Она всё время как-то: свернёт с пути, потом опять (возвращается). Наверно, уже привыкла по острому ходить.

Но, правду сказать: я смотрю с некоторым оптимизмом, и я думаю, что, вообще, этот период скоро кончится. А Россия, всё-таки, в 1991 году сделала шаг к демократии и свободе. Так вот — первый шаг оказался не совсем удачным, многое вернулось, но я уверен, что Россия неизбежно сделает в скором времени шаг следующий. И возможно, он будет более успешным, а возможно — будет сопровождаться разными катаклизмами вплоть до развала страны. Это тоже может быть.

В последнее время, когда речь заходит о произведениях Войновича, вспоминают, прежде всего, «Москву 2042». Я же хочу вспомнить более поздний Ваш роман. «Монументальная пропаганда» была издана в 2000 году. Что позволило Вам увидеть, что сталинизм жив в умах и душах Ваших соотечественников? Ведь в конце 80-х и в 90-е шла довольно мощная десталинизация, кстати, поддержанная сверху?

Да. Дело в том, что я задумал этот роман в 1970-м году еще. И начинал писать, а потом смотрю: да вроде это всё прошло, нет, этого уже не будет…
Примерно, так же, как я думал о «Москве — 2042», что то время ушло куда-то, и я бросал. Написал страничку или две — да нет, думаю, история идёт не туда. И то, что я напишу, окажется запоздалым чем-то.

А потом смотрю: да нет, туда же возвращается это всё. И так вот до 1999 года я всё время колебался, а потом уже я понял, что, оказывается, Сталин чем дальше, тем всё более актуальным становится, и поэтому — самое время (печатать роман). Я даже считаю, что «Монументальная пропаганда», она и сейчас актуальна. И она не стареет не благодаря автору, а благодаря товарищу Путину и другим.

Владимир Николаевич, Выпишите такие мрачные предсказания — «Москва — 2042», или констатацию существующего положения — «Монументальную пропаганду». Может быть, Вам написать что-нибудь светлое, утопию? И вдруг это сбудется?

Да, я такие предложения получаю всё время. Я думаю, тут надо предъявить какие-нибудь материальные требования. Пусть мне много заплатят (смеется).

Да много кто скинется, лишь бы сбылось…

Да, да. Я это все пишу практически бесплатно, то есть, по-пушкински: «Не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать». Когда рукопись есть, я пытаюсь её продать. Не всегда, кстати, получается, и в своё время не получалось.

Как и в 60-е — 70-е годы, Вы подписываете письма деятелей российской культуры с протестами против ущемления прав человека и преследований неугодных властям людей. В советские времена вы поплатились за это жестким прессингом со стороны КГБ, исключением из Союза писателей, запретом на профессию и вынужденным изгнанием. Чувствуете ли Вы сейчас какое-то давление, или власть предпочитает Вас не замечать?

Власть меня пока не трогает и не замечает. Я думаю, что кто-то замечает, и какие-то у меня предположения есть. Ну, по отношению (ко мне), потому что я помню, когда я приехал в 90-х годах, то ко мне люди власти обращались за тем, или другим, или на какие-то официальные приёмы меня приглашали, а сейчас этого нет.

Так что я чувствую, что власть меня не очень любит, так сказать. Но, наверно, учитывая мой возраст, они думают: «ладно, и так уйдет, куда надо. Чего с ним возиться?».

Я серьезно говорю, потому что когда мне было сорок два с половиной года, и меня отравили в КГБ, то мне там всячески угрожали, и кагэбэшник главный из двух, которые всё это сделали, он говорит: «ну, вот есть какие-то люди, им 70 лет, уже жизнь кончилась. Это я могу понять, но кончать жизнь в 43 года — это странно», — он мне говорил. 70 лет — это он имел в виду Лидию Корнеевну Чуковскую, ей было сколько-то за 70 тогда.

И у них есть такое отношение. Я надеюсь, оно мне помогает. Как говорил один мой знакомый — он был, правда, алкоголиком, и на него никто не покушался — но он говорил: «Мои 50 лет у меня уже никто не отнимет». А я говорю: «Мои 85 никто не отнимет». А то, что осталось — ну, я могу пожертвовать этим.
Владимир Бондарев (Санкт-Петербург)
http://ru.rfi.fr/rossiya/20170912-vladimir-voinovich-..

46 комментариев

rita
Юбилей писателя.
kev
Хороший писатель!
С хорошим чувством юмора.
Kot
По-моему, Войнович — гений.
kev
Преувеличиваете!
Очень хороший писатель!
SgtPepper
Один раз прочитал, больше не хочется.
kev
Я тоже по второму разу не хочу. Первый раз читал с удовольствием.
И если он напишет ещё что-то, возможно, не стану читать.
Субъективное восприятие.
Old__Umbrella
А я и первый с неким недоумением… кривляние и фиглярство зашкаливают. Сидоров. Только классом на несколько порядков выше...
kev
Возможно, дело в моей эволюции. Я тогда был по некоторым позициям близок к либералам. Сегодня стараниями Татьян Михалны, Риты, Новодворской полностью излечен.
sidorov
Конечно. Кривляться и фиглярствовать по поводу Родины у нас можно только в Париже. Ну, на худой конец, в Таллине. Гордиться тем, как здесь всё хреново с пивом и рыбой. И как в этом Котляр с Ритой виноваты.
SgtPepper
Кривляться и фиглярствовать по поводу Родины у нас можно только в Париже.
 
Не путайте туризм с эмиграцией =) А LivePark — с Родиной.
sidorov
Кривляется  он на лайвпарке, но по поводу Родины:
Сижу счаз в Таллине (привет рите), жую суши с лососем, запиваю ихним пивом и думаю: почему тут безумно вкусно, свежее и сомнений в качестве нет?   А в Обнинске или Калуге (тот же Таллин по населению + экономическое чудо) в голову бы не пришло сырую рыбу рубить? И пить местное пиво...



SgtPepper
Это не по поводу Родины, а по поводу общественного питания, культура которого у нас объективно очень низка. Есть счастливые исключения, но в общей массе мы не дотягиваем не только до Прибалтики, но и до Украины.
sidorov
А вы не могли бы объяснить, почему покорение Кавказа является предметом гордости за Родину, а состояние общепита на Родине предметом стыда за неё не является. 
Old__Umbrella
ЗЫЗЫ: кстати, валить в кучу покорение Кавказа, общепит, гордость за одно и стыд за другое (почему «стыд»?) тоже может только пидоров. от особого устройства отсутствия мозга. Остальные — мух от котлет — легко. )))
rita
Ах, как наш уездный предводитель монархистов-сталинистов так любит рассказывать, где и как он питается…Поклонники смело бросаются защищать туриста Таллина, доказывая, что он не эммигрант … Впрочем, какое это имеет  дело, турист ты, или по делам бизнеса, или просто посетил родственников…- Хорошо?  Ну и слава богу!  Но павлинам очень важно  полюбоваться, показать свои перышки…Заодно оскорбить своего оппонента, выпить за здоровье незнакомой дамы…У нормальных журналистов такой рефлексии не бывает, это свойственно скорее нарциссам от журналистики.
А по теме …кроме «кривляния и фиглярства»   таки ничего и не увидел…Вот такое восприятие талантливого писателя.
Old__Umbrella
Именно, Серж...

Отвечать пидорову — моветон-с…  Но, пояснить, в порядке исключения — можно. Это у пидорова вполне естественно «гордиться тем, как здесь все хреново». Ну и кривляться )))
Я же такого не писал.

Я просто констатировал факт — в Таллине хорошо с рыбой и пивом. Мы им пока в этом в целом проигрываем. Как проигрываем, например, Германии, в качестве производимых автомобилей.

Но — никакого ущерба для Родины я в этом не вижу. 

Причем тут Котляр и рита — тоже понимает только пидоров. Ну… на то он и пидоров, сорри...))) Просто хотелось сказать что-то обидное Гению, видимо, — но опять мозгов не хватило...)))

ЗЫ: По поводу написания фамилии нашего героя. Это не я. Компьютер у меня шипко умный. Видит, что пишет этот козел — и вот… Я-то пишу «сидоров», я человек вежливый. А комп правит на «пидоров», и помечает — никто другой такова писать не будет… До чего дошел прогресс!!! Т9, чО...)))
 
sidorov
Твою позицию Жванецкий описал ещё далеко при советской власти: реприза называется «ТщательнЕе.» Что до остального — тебе исключительно удаются пошлости и банальности.
Natalija
ПолучИте минус: ненавижу искажение ников
Old__Umbrella
Надеюсь, это будет самое грустное событие в моей жизни сегодня ))) А теперь — устрицы. Для этого, оказывается, не обязательно в Нормандию ))) Выпью бокал за вас! )))
TSCHURKA
Архетипическим конфликтом русской публицистики было «Герцен в Лондоне vs Катков в Москве». Теперь мы имеем герценов в Обнинске против Каткова в Таллине. Информационное общество, однако. Сиречь всемирная паутина.
Old__Umbrella
Периодически мне кажется, что Чурка и Сидоров — одно и тоже лицо, только ники разные.
 
Стиль как-то наводит… Типа, грубые комплименты, полные восхищения, от сидорова к чурке… И неуёмное желание сказать что-то очень оригинальное, парадоксальное, афористичное, заслуживающее восхищения и аплодисментов почтенной публики. Ну и вот эта позиция, в которую оба очень хотят встать: «гигант мысли над схваткой, иной раз снисходящий до тупого плебса»...

Мне одному так кажется?



ЗЫ: Чурка — ник только для «элитарного» использования, а сидоров… и гиганту мысли иной раз побазлаться хочется, как простому смертному...)))
TSCHURKA
Мне тоже иногда так кажется — вообще у него подозрительно много общего со мной. И вы верно подметили его желание занять моё место. Вольному воля...
sidorov
Что, довыпендривался? Опустили! Сука яйцеголовая. 
kev
Однако, нет! В стиле есть существенные различия.
Prozorov
Насчёт «гиганта мысли над схваткой»… было, а остальное пожалуй нет.
Это Бонапарт смог стать Наполеоном…, но Чурка — сидоровым?! В одну телегу впрячь низя-я...
Old__Umbrella
Вы не знаете, насколько коварен и изобретателен, насколько многолик наш глубокоуважаемый Чурка. Фокус — вполне в его духе ))) Впрочем, я не настаиваю на версии...)))
kev
А зачем настаивать? Пусть забавляются!
Prozorov
Прям не Чурка, а Гудвин… Великий и Ужасный!
Old__Umbrella
Да, он такой!
Kot
Я думала — топик про Владимира Войновича...
Но обсуждать друг друга интересней?
Old__Umbrella
… вот и обсуждайте Войновича, а не других. ))) 
Prozorov
Обсуждение — не осуждение!
И вообще… мы просто восхищаемся способностью нашего коллеги к перевоплощению (если этот факт имеет место быть) ибо любой истинный талант вызывает уважение.
kev
А что обсуждать про Войновича? Писатель хороший. У Вас есть сомнения?
TSCHURKA
Сомнения есть. Публицист он сильный. Злой и владеющий словом. Но именно публицистичность и язвительность и убивают в нём писателя. И вечного в нём нет.
kev
Одно другого не исключает. Человек меняется. Я с девяностых никаких его произведений не читал. Да и неохота.
А тогда понравилось.
Prozorov
Кстати иногда мне кажется, что сидоров это клон внезапно исчезнувшего чубреллы… хотя тот был поистеричнее
kev
С Сидоровым мы даже интересно побеседовали о Тухаческом.
rita
Владимир Войнович.
Госпоже Светлане Медведевой

Милая Светлана Владимировна!

На днях я отмечал свое 85-летие в Центральном доме литераторов.
Провести этот вечер со мной в ЦДЛ пришло человек, примерно, четыреста. А как раз перед этим я получил письменное поздравление от Вас и решил похвастаться. Я предполагал, что собравшиеся порадуются за меня и мое сообщение о вашем послании встретят аплодисментами. Но зал отреагировал на услышанное непочтительным дружным и громким хохотом. Я удивился.

Достигнув столь преклонного возраста, я пережил разные формы восприятия моих заслуг высокими инстанциями.
Было время, когда меня за мое, достойное порицания, общественное поведение и сомнительные достижения на литературном поприще многократно и разнообразно наказывали. Но потом все изменилось настолько, что в 2000-м году президент российской федерации удостоил меня государственной премии за книгу, которая в прежние времена тянула бы на солидный тюремный срок. После этого отношение ко мне официальных структур сильно улучшилось, и прошлые пережитые мной юбилейные даты отмечались устными и письменными поздравлениями не только простых читателей и коллег, но, случалось, и высоких должностных лиц: министров, губернаторов и руководителей отдельных отраслей промышленности. Дважды меня поздравлял президент, и это никому не казалось смешным.

Смешное началось пять лет тому назад, когда на мое восьмидесятилетие Ваш супруг, только что освободивший президентское кресло, прислал мне корзину роскошных роз.
Какие-то люди, желая изобразить меня законченным фрондером, пишут в Интернете, что я ту корзину отправил обратно. Это неправда. Я корзину обратно не отправлял, но попросил принять ее мою домработницу. Этим я не хотел оскорбить Вашего мужа, но подумал, что если к своим восьмидесяти годам я от высших чинов государства не заслужил ничего лучшего, чем корзина цветов, то ее я тоже не заслужил. Как говорят американцы, брильянт, который стоит сто долларов, не стоит одного цента.

Прошедшее с тех пор пятилетие в жизни нашей страны оказалось исключительно напряженным.
Блестящая зимняя Олимпиада на южном курорте, возвращение Крыма в родную гавань, война в Донбассе, в которой мы, не участвуя, несем большие потери, и война в Сирии, которую мы продолжаем, несколько раз успешно закончив. Признаюсь, я, будучи неисправимо плохим патриотом, не очень радовался нашим успехам и потому, естественно, на этот раз теплых слов от первого лица государства не дождался, и Ваш муж не прислал мне ни одного цветочка. Я отнесся к этому с пониманием. Не заслужил, так не заслужил и не надо.

И вдруг Ваше письмо.
Оно меня приятно удивило. Поскольку ваш муж не счел нужным удостоить меня своим высоким вниманием, я мог бы подумать, что Вы это делаете втайне от него, что было бы мне особенно приятно. Знаете, некоторым мужчинам, особенно, как говорится, синильного возраста, очень бывает лестно, когда молодые женщины оказывают им знаки внимания, да еще тайком от мужей. Но обычно в подобных случаях, дамы, прибегая к письменной форме, подчеркивают нежность выражаемых чувств, тем, например, что опрыскивают свои послания любимыми духами или вкладывают в конверт засушенную ромашку. Однако ожидаемого запаха я не учуял и ромашку в конверте не нашел.
Но заметил, что конверт-то казенный, с надписью большими буквами: «ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», а само письмо адресовано не просто любимому писателю и человеку, а лауреату государственной премии Российской федерации. Исходящий номер в нижней части письма указывал на то, что письмо продиктовано не искренним чувством, а является видом казенной почести невысокого сорта. И огорчился уже не столько за себя, сколько за Вас.

Светочка, дорогая.
Мы лично не знакомы, но я несколько раз видел Вас по телевизору в храме Христа Спасителя, где Вы стоите со свечкой такая набожная, молодая, интеллигентная и красивая. И я подумал, ну зачем Вам нарушать тот обаятельный образ, который возникает при взгляде на Вас со стороны? Зачем Вы пишете или даже подписываете фальшивые письма в казенных конвертах правительства российской федерации, в котором, насколько мне известно, в отличие от Вашего мужа, никакой должности не занимаете? Зачем?

Извините, но посмею дать Вам мой стариковский совет.
Если Вам впредь захочется выразить кому-то письменно хорошее или плохое свое отношение, обращайтесь к нему как частное лицо, пишите от себя лично, но ни в коем случае не от инстанции, в которой не состоите. Иначе над Вами будут смеяться, а мне за Вас будет больно.

С заботой и желанием уберечь Вас от насмешек,
Ваш Владимир Войнович.
Kot
Войнович — ехидный как всегда.
А мне казалось, что он в старости сильно подобрел.  Рада ошибиться
kev
Я бы не счёл это ехидством. Скорее ум и отвращение к лицемерию.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.