2 миллиарда убытков и госконтракты: почему Винокуров обязан закрыть телеканал «Дождь»


Накануне стало известно об уходе со своего поста главного редактора телеканала «Дождь» Михаила Зыгаря. Основатели этого СМИ Александр Винокуров и Наталья Синдеева довольно нервно реагировали на вопросы, связанные с причинами отставки известного журналиста. Юрист Илья Ремесло выяснил, что у инвесторов «Дождя», Slon.ru и «Большого города» есть еще один очень важный повод для беспокойства. Из нового расследования вы узнаете, как устроен бизнес Винокурова, получал ли он государственные деньги и к чему могут привести успехи «эффективных частных собственников», которые считают себя успешными медиаменеджерами.

Приход Александра Винокурова в большой бизнес датируется 2001 годом, когда он вместе с партнерами выкупил банк «Пальмира» и на его основе создал «Вэб-Инвест Банк» (в 2005 переменован в «КИТ финанс»). В кризис 2008 года банк не смог выполнить обязательства по сделкам РЕПО. Винокуров продал свою долю в банке за 62 рубля, однако, как утверждает Forbes, за время работы в банке заработал более $230 млн. При этом бизнесмен признается, что дивиденды банком не распределялись, что вызывает сомнения относительно источников доходов Винокурова.

На спасение банка Винокурова в 2008 году государство в лице тогдашнего министра финансов Кудрина выделило огромные средства – 135 миллиардов рублей. После чего, пока вся страна еще не отошла от кризиса, бывший «банкир» Винокуров внезапно начинает инвестировать огромные средства. Но не в скупку подешевевших привлекательных активов, а… в общественно-политические медиапроекты: телеканал «Дождь», интернет-СМИ Slon.ru и городское издание «Большой Город». Кроме медиа, Винокуров инвестирует в частную медицину — сеть клиник «Чайка».

Как это согласуется с логикой банкира, который априори должен прогнозировать доход от вложений, но внезапно инвестирует в бизнес, которым он никогда до этого не занимался?

Теледеньги

Начнем с главного актива медиахолдинга Винокурова — телеканала «Дождь».

Принято считать, что именно после скандальной истории с опросом о сдаче Ленинграда, положение телеканала резко ухудшилось. В 2014 году гендиректор Синдеева заявила, что «Дождю» осталось жить месяц, максимум — три.

Однако, уже в августе 2015 года Синдеева заявляет, что платные подписчики (которых, по ее признанию, не менее 50 000) принесли «Дождю» больше половины выручки, которая в первом полугодии 2015 года увеличилась на 18,2% и составила 146,9 млн рублей. Инвестор «Дождя» Александр Винокуров рассказал, что выручка от подписки за год выросла на 364%.

При этом Синдеева уточнила, что в структуре выручки полностью отсутствует государственное, в том числе иностранное, финансирование.

Для того, чтобы удостовериться в коммерческих успехах «Дождя», воспользуемся системой проверки предприятий «Контур-Фокус», которая в том числе содержит данные о прибыли организации, полученные от государственных органов, куда предприятия сдают финансовую отчетность.

Для начала посмотрим на показатели телеканала за 2011-2012 год (задолго до знаменитого «ленинградского» опроса).

Какой сюрприз: чистые активы «Дождя» (разница между собственными средствами и обязательствами) уже в 2011 году были минус 300 миллионов рублей, а в 2012 году — минус 426 миллионов. Коммерческий гений налицо.

В 2013 и 2014 ситуация усугубляется.



Итог деятельности «Дождя» на конец прошлого года – минус 640 миллионов рублей.

Если мы посмотрим данные о чистой прибыли телеканала за предыдущие годы, то ее просто нет. А вместо нее – убытки на сотни миллионов рублей, из года в год.

Что мы видим: телеканал «Дождь» даже в лучшие годы, когда не было никаких проблем с телетрансляцией и операторами, был убыточным предприятием.

Возникает вопрос: на какие деньги продолжает существовать «Дождь»? Истинный ответ на этот вопрос ни Винокуров, ни Синдеева не озвучивают, ссылаясь на рост числа подписчиков (ни одного подтвержденного свидетельства о десятках тысяч абонентов, которые все это время держат «Дождь» на плаву, так и не опубликовано).

Между тем, ответ существует и он вас удивит.


Некий добрый самаритянин одолжил «Дождю» почти миллиард рублей на длительный срок. И судя по всему, без процентов. Кто этот человек — мы не знаем и — самое главное — не знают те люди, кто платит телеканалу свои собственные деньги и должны рассчитывать на полную подотчетность менеджмента СМИ.

Проверим слова Синдеевой о том, что «Дождь» не получал ни рубля из государственного финансирования. И вдруг находим госконтракт на сумму почти 2 миллиона рублей.



Заказчик — государственный Политехнический музей, который возглавляет Юлия Шахновская, дочь Василия Шахновского из «ЮКОСа», соучредителя «Открытой России».

Компенсация убытков

Перейдем к другим бизнесам Александра Винокурова. Может быть, дело не задалось только с телеканалом, и удалось компенсировать убытки на чем-то другом?

Еще один крупный актив Винокурова – интернет-издание Slon.

Увы, наблюдаем все тот же аттракцион невиданной щедрости, как и с «Дождем»: убыток за 4 года в 100 миллионов рублей, займы на 240 миллионов рублей.

Как вы думаете, могло ли остаться государство в стороне от такого успешного проекта? Внезапно мы находим госконтракт «Слона» с «Российской Венчурной Компанией» (РВК) на 16 миллионов рублей.

Эта компания, призванная инвестировать государственные средства в венчурные проекты и инновационные мероприятия, уже попадала под пристальное внимание государственных органов.

В 2010 году Счетная палата заявляла, что основная часть финансовых средств РВК не «инвестирована в венчурные проекты или инновационные предприятия, а размещена на депозитах в банках». По мнению Генпрокуратуры, 30 млрд рублей бюджетных средств, выделенных в уставной капитал РВК из федерального бюджета, «расходовались неэффективно».

«Использование денежных средств, выделенных из федерального бюджета в качестве вклада в уставный капитал РВК, не отвечает задачам, поставленным перед компанией. Государство не получило от этих проектов прибыли и инноваций», — говорилось в заявлении Генпрокуратуры.

Видимо, были сделаны «надлежащие выводы» и в целях «венчурного инвестирования» было решено перечислить «Слону» Винокурова 16 миллионов.

Причем, от проведения торгов по непонятной причине отказались, а были проведены «конкурентные переговоры». Это та самая процедура, которая критикуется участниками рынка госзакупок за непрозрачность и обширные возможности сговора заказчика и исполнителя.

Оцените предмет госзакупки с участием «Слона».

Вы что-нибудь поняли из требований?

Как отмечает эксперт по закупкам Георгий Савинов, в документации никакой конкретики – непонятно, в чем должен заключаться результат деятельности исполнителя, кто является конечным получателем услуги, не предусмотрена типовая форма отчетности, что конкретно (какие документы) она должна включать в себя, не указана методика оценки промежуточных результатов, не установлена форма итогового отчета об исполнении договора.

При этом результаты деятельности «Слона» по исполнению госконтракта отсутствуют в публичном пространстве. О судьбе бюджетных средств в руках успешных медиаменеджеров можно только догадываться.

Вы уже не удивитесь, ознакомившись с итогами деятельности остальных принадлежащими Винокурову предприятиями – изданием «Большой город» и клиниками «Чайка». Долги и убытки на сотни миллионов рублей.

Если сложить за последние годы все суммы долгов и убытков предприятий «банкира и инвестора» Винокурова, мы получим цифру, превышающую 2 миллиарда рублей.

Но, в конце концов, какое нам дело до того, что предприятия Винокурова убыточны, ведь каждый тратит деньги как хочет?

Что означает убыточность

Обратите внимание, что написано на приведенных финансовых отчетах по предприятиям Винокурова: «Не удовлетворяет требованиям нормативных актов к величине чистых активов организации». Что имеется в виду?

Часть 4 статьи 90 ГК РФ прямо предусматривает, что стоимость чистых активов не может быть меньше минимального размера уставного капитала ООО (который в настоящее время составляет 10 000 рублей), иначе предприятие обязано ликвидироваться.

В приведенных выше предприятиях Винокурова стоимость активов меньше уставного капитала в сотни (!) раз, и такое положение сохраняется уже третий год.

В связи с чем, указанные предприятия («Дождь», Slon и другие) обязаны самоликвидироваться, в противном случае их обязана ликвидировать налоговая инспекция через суд.

Четыре ключевых вывода

1. Достоверно не известно происхождение денежных средств Винокурова, из которых оплачиваются убыточные СМИ, входящие в медиагруппу.

2. Вопреки заявлениям соинвесторов «Дождя» Синдеевой и Винокурова, на протяжении всего своего существования телеканал и остальные СМИ медиагруппы были чрезвычайно убыточны.

3. Вопреки их же заявлениям, для финансирования этих СМИ привлекались государственные средства, причем с участием в весьма сомнительных госзакупках.

4. Компании Винокурова и Синдеевой грубо нарушают действующее законодательство в части требований к величине чистых активов и в связи с этим подлежат ликвидации.

ruposters

9 комментариев

SgtPepper
Куда смотрят наши борцы с коррупцией и непрозрачными госзакупками?
baikal
Они сейчас заняты борьбой с коррупцией и непрозрачными госзакупками на ОНПП Технология.
Kot
Никогда не считала, что ТВ Дождь или Слон — коммерческие проекты и должны приносить прибыль.
Думаю, это способ потратить частные деньги на либеральные СМИ.
В Обнинске ТВ Дождь не исключали из цифрового ТВ. Кстати, я подключила в Радиотехнике цифровой пакет — ради Дождя.
baikal
Kot, неужели Ваша «революционная борьба» важнее судьбы Вашего бывшего коллеги депутата, с которым Вы так любили жёстко попикироваться.
Kot
Простите мою тупость? — Вы о ком сейчас?
Если кому-то нужна помощь — я готова помочь
baikal
Олегу нужна. Но он же гордый и от Вас помощь не примет.
Kot
Я «революционной борьбой» не занимаюсь. Почти.
Я людям помогаю.
Читали в НГ-регион про Васю Формакидова?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.