В этот день: 31 марта 1814 г. русские войска вошли в Париж


 
 
После напряжённых боёв на подступах к столице, вопреки воле Наполеона, французы сдались. Капитуляция была подписана в два часа утра 31 марта.
 
В полдень колонны союзных армий с барабанным боем, музыкой и развёрнутыми знаменами начали входить в Париж через ворота Сент-Мартен. Одним из первых двигался лейб-гвардии Казачий полк, составлявший императорский конвой. Многие современники вспоминали, что казаки брали на руки мальчишек, сажали на крупы своих лошадей и, к их восторгу, везли по городу.
 
Затем состоялся четырехчасовой парад, на котором русская армия блистала во всей красе. Плохо обмундированные и потрепанные в боях части ко входу в Париж допущены не были. Обыватели, не без трепета ожидавшие встречи со «скифскими варварами», увидели нормальную европейскую армию, мало чем отличавшуюся от австрийцев или пруссаков. К тому же большая часть русских офицеров хорошо говорила по-французски. Настоящей экзотикой для парижан стали казаки.
 
Казачьи полки разбили биваки прямо в городском саду на Елисейских полях, а своих коней купали в Сене, привлекая любопытные взоры парижан и особенно парижанок. Дело в том, что «водные процедуры» казаки принимали в точности, как на родном Дону, то есть в частично или полностью разоблаченном виде. На два месяца казачьи полки превратились в едва ли не главную достопримечательность города. Толпы любопытных стекались посмотреть, как они жарят мясо, варят на костре суп или спят, положив под голову седло. Очень скоро в Европе «степные варвары» вошли в моду. Для художников казаки стали излюбленной натурой, и их изображения буквально наводнили Париж.
 
Французы были немало удивлены гуманным обращением пришедших с востока россиян. Они ожидали мщения русских за Москву, за пролитую в этой войне кровь разорением французской столицы. А вместо этого встретили русское великодушие. Жизнь Парижа продолжалась в том же размеренном ритме, как и до прихода русских войск — торговали лавки, шли театральные представления; толпы нарядных горожан заполнили улицы, они разглядывали бородатых русских солдат и пытались с ними объясняться.
 
Казаки, надо сказать, никогда не упускали случая поживиться за счет местного населения. В знаменитых прудах дворца Фонтенбло, например, они переловили всех карпов. Несмотря на некоторые «шалости», казаки имели большой успех у французов, особенно у простолюдинок.
 
При выводе наших войск из Франции Светлейший князь генерал Воронцов продал одно из своих имений, чтобы оплатить долги хорошо погулявших в кредит своих офицеров. Таковы были законы русской чести.
 
 
©

2 комментария

SgtPepper
Как говорится, почувствуйте разницу:
 

Москва, 1812 г.
 

Париж, 1814 г.
Prozorov
Да разница есть... 
 «Между тем война со славою была кончена. Полки наши возвращались из-за границы...
… Женщины, русские женщины были тогда бесподобны. Обыкновенная холодность их исчезла. Восторг их был истинно упоителен, когда, встречая победителей, кричали они: ура
И в воздух чепчики бросали.»
                                                                                                                               (А.С. Пушкин)
 
http://hodar.ru/post/13105/
Если западные территории СССР превратились в сплошное поле боя, то жизнь значительной части Европы мало чем отличалась от мирного времени. В европейских городах работали кафе, музеи, театры, увеселительные заведения, люди ходили за покупками и отдыхали в парках. Единственно, что бросалось в глаза это присутствие германских военнослужащих и вывески на немецком языке. Особенно в этом плане был показателен Париж, который немцы ценили из-за возможности спокойного отдыха и веселого досуга.

По Риволи щеголяли модницы, а кабаре без выходных развлекали местную и заезжую публику. Более сотни парижских заведений были специально открыты для обслуживания солдат вермахта. «Я никогда не была так счастлива», – признавалась хозяйка одного из борделей. В целом немецкая политика во Франции была гибкой и поощряющей. Интеллектуальной и творческой элите здесь давался простор для деятельности, определенные поблажки предусматривались для различных французских учреждений. Так, если из других стран немцы в огромном количестве вывозили ценности и антиквариат, то, к примеру, Лувр оставлял за собой право запрещать вывоз любого произведения искусств в Германию.
 
 
Европа в годы немецкой оккупации
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.