Славянский вопрос

Маленький донбасский город стал местом, где сейчас на карту поставлена дальнейшая судьба Украины и ее отношений с Россией. О Славянске и подоплеке происходящих там событий рассказывает в приводимой ниже статье, опубликованной на сайте liberty.ru, российский историк, публицист и политтехнолог Юрий Гиренко, сам уроженец Донецкой области. Как считает эксперт, в сложившейся ситуации у Киева есть три варианта действий, а у Москвы и того меньше — всего два.

Юрий Гиренко
Славянск – небольшой город на севере Донецкой области. Население – около полутора сотен тысяч (включая Святогорск с Лаврой и Николаевку с электростанцией). Формально – на две трети украинский, фактически на 90% русскоязычный. В переписи 1897 года именовался «заштатный город». Сегодня именно там решается судьба Украины и российско-украинских отношений.

Место действия

То, что Славянск стал одним из восставших городов Донбасса, неудивительно: более двух десятков лет «украинизации», сопровождавшейся неуклонным разрушением промышленной инфраструктуры, сказались. А еще больше сказалось почти официальное (а теперь уже и без почти) зачисление Донбасса в нахлебники и унтерменши. Это при том, что даже в сегодняшнем плачевном состоянии три (из 25!) восточные области Украины производят треть ВВП страны.

Славянск

Тем же, что максимум внимания киевской «влады» был обращен не на Горловку, Дебальцево или Енакиево, а на Славянск, город обязан географии. Это – ворота в Харьков, это главный узел железных и автомобильных дорог на севере Донбасса. Поэтому Славянск в составе ДНР оказывается «мостом» для «русской весны» в Слобожанщину. Взять Славянск и Мариуполь – значит зажать Донбасс в клещи.

Славянск при том важнее и меньше, чем Мариуполь. Он находится на стыке трех мятежных областей, и потому пресечь «сепаратизм» там постарались сразу, как только случился переворот и власть перешла к «самообороне».
Только сразу не вышло. Весь интернет обошли замечательные кадры сдачи БМП украинской армии славянской самообороне. Потом киевская пропаганда пыталась вывернуться, и это было совсем смешно.

Первая версия – «это была российская бронетехника». Вторая – «это наши войска использовали военную хитрость, подняв российские флаги – чтобы проникнуть в расположение противника». Третья – десантная бригада, чьи машины ушли в Славянск, отведена обратно в Днепропетровск и расформирована…

После этой истории судьба Славянска приобрела принципиальное значение для Киева. И перед ним встал выбор.

Выбор Украины

Всего три варианта у киевского режима.

Первый – оставить все, как есть. То есть, сурово хмурить брови; иногда делать вид, что пытаешься подавить сепаратистов – и ждать, пока само рассосется. С Донецком и Луганском так еще некоторое время можно, но со Славянском уже не проходит. Потому что уже была стрельба, уже пролилась кровь. Теперь либо брать, либо отступать назад по Изюмскому шляху (именно там сосредоточены главные силы «незалежников», двинутые против Донбасса).

Второй – давить самым решительным образом. Брать город за городом, не считаясь с потерями. Патронов не жалеть, пленных не брать. Благо Байден благословил (почти). Доказать, что Турчинов с Яценюком властны не только в своих кабинетах. Тут, правда, есть засада: регулярные войска не рвутся бить своих и самим умирать непонятно за кого. Но есть отморозки из «Правого сектора», которых легко переименовать в «Национальную гвардию», и которым черт не брат. А ну как осилят?

Третий – выполнять Женевские соглашения. Начать диалог с федералистами на востоке, распустить Майдан, договариваться по вопросам федерализации, русского языка, внеблокового статуса… Но этот вариант предполагает наличие разума у новых киевских властей – а они еще не разу не дали повода заподозрить наличие такового. И согласие европейских и американских спонсоров «украинской зимы» на урегулирование кризиса, который они сами породили. Так что, этот вариант вполне фантастичен.

И что в таком раскладе делать России?

Выбор России

У России вариантов еще меньше – всего два: вмешиваться или не вмешиваться.

Если не вмешиваться, то от слова «совсем». Потому как любое участие – хоть гуманитарная помощь, хоть снабжение повстанцев оружием и снаряжением, хоть прибытие спасателей из МЧС, хоть ввод миротворцев, хоть прямая интервенция – будут истолкованы одинаково. США, ЕС, Киев и русская интеллигенция завопят о «русско-украинской войне», империализме и подавлении «молодой демократии». Так что, первый вариант означает полное устранение России от разрешения украинского кризиса.

То есть, невмешательство означает наше согласие на превращение Украины в однозначно враждебное государственное образование, на появление у наших юго-западных границ огромной открытой раны (Руину никто не отменял), на крушение идеи «Русского мира» — потому что какой тут «Русский мир», если мы «кидаем» ближайшего соседа и родственника?

Вмешательство – тоже не сахар. Нас моментально объявят агрессорами и негодяями. Введут дополнительные санкции – например, запретят въезд в Европу всем российским чиновникам и депутатам. Киевские СМИ просто сойдут с ума – и украинский сегмент русской интеллигенции проклянет всех граждан РФ, по Шендеровича включительно…

Стоит ли такая цена какого-то там Славянска, в котором народу меньше 150 000, да и те в основном по паспорту украинцы?..

Или все же русские своих не бросают?

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.