Заря русской ирреденты

Под таким заголовком Егор Просвирнин, главный редактор сайта «Спутник и погром», позиционирующего себя как «русское национал-либеральное интернет-издание», опубликовал русскую версию статьи, написанной для итальянского геополитического журнала Limes. Автор излагает свой взгляд на феномен украинского национализма. Ниже приводится ключевой фрагмент этой публикации.

Егор Просвирнин
Можно смело сказать, что современный украинский национализм — это не национализм в полном смысле этого слова, а артефакт эпохи домодерна, когда главной была религиозная, а не национальная идентичность. Приведу понятную цитату: «Греко-католики действительно полностью монополизировали шефство над Майданом, постоянно проводят молебны со сцены, возглавляют и “автомайданы”, блокируют резиденцию Януковича и так далее. В данном случае вполне можно говорить о монополии греко-католиков на акции протеста», — эксперт по религиозным вопросам Дмитрий Скворцов.

Само собой, что на Майдане можно было найти людей разных религий и убеждений, но его ядро, его стержень, его центр, в самые роковые моменты остававшийся стоять под ударами «Беркута», составлял и составляет грекокатолический, религиозный национализм, который неизбежно потребует себе центрального места в политической жизни Украины (см. заявление «Правого сектора» с отказом сдавать оружие и подчиняться новым властям, а также президентские амбиции лидера «Правого сектора» Яроша). Компромисс с людьми, три поколения воспитывавшимися в мессианской вере о необходимости Крестового похода против москалей и обращения востока страны в истинную веру, вряд ли будет возможен.

Второй столп украинского национализма — это его абсолютная антирусская направленность. Если кредо русских националистов можно сформулировать как «Россия для русских», то кредо украинских националистов сформулировал президент Украины Кучма: «Украина — не Россия». За исключением трех западных областей страны, населенных галичанскими греко-католическими фанатиками, остальные 80% Украины населяют малороссы, один из субэтносов триединого русского народа (до революции 1917 года официально считалось, что русский народ делится на великороссов, малороссов и белороссов, причем «малороссы» было уважительным этнонимом, подчеркивающим древность происхождения (сравните с Малой Элладой, центром греческой цивилизации, и Большой Элладой, куда входили уже позднее освоенные земли). Малороссы владеют русским языком (80% населения Украины говорит на русском), выглядят как русские, имеют в своей истории и культуре огромное количество русских героев, главный малоросский писатель Шевченко большую часть своей жизни прожил в России и писал личные дневники на русском. Поэтому основной задачей украинского национализма является углубление и расширение противоречий между великороссами и малороссами с целью превращения субэтноса в отдельную, враждебную России нацию.

В ход идут:

1. Религиозная пропаганда и обращение в греко-католическую веру, с постоянным подчеркиванием «рабской сущности» традиционного православия.

2. Примитивный расизм: утверждается, что великороссы — не славянский народ, что татаро-монгольское иго превратило русских в тюрков. Распространенным расистским ругательством в адрес великороссов является «монголо-кацап».

3. Культурная война: утверждается, что Россия — тоталитарная азиатская страна, неспособная к демократии и европейским ценностям в отличие от «вольных украинцев». Единственный способ приблизиться к Европе — уничтожить русское влияние.

4. Война памяти: все историческое взаимодействие великороссов и малороссов описывается как насилие и угнетение, малороссы превращаются в кого-то вроде евреев, великороссы — нацистов, а 350 лет совместной жизни подаются как один сплошной Холокост. Киевская Русь, общерусское государство, в котором берет свое начало русский народ, представляется исключительно украинским национальным государством. Старославянский язык, на котором записаны многие летописи, подается как диалект украинского.

5. Запугивание и изменение идентичности: националистические партии Украины проводили кампании по смене имен у детей с русских на украинских, причем даже после огласки издевательств над детьми знаменитая депутат Ирина Фарион от партии «Свобода» сохранила свою должность и сейчас участвует в работе нового революционного правительства.

6. Ограничение использования русского языка с целью украинизации общества. Отмена языкового закона в первый день работы революционного правительства (в стране с разваленной экономикой и хаосом на улицах) четко показала приоритеты украинских националистов.

7. Евроинтеграция не как стремление войти в семью европейских народов, но как способ создать санитарный кордон, порвать культурные и экономические связи с Россией, изолировать десятки миллионов малороссов от русского влияния с целью последующей украинизации.

Для европейского читателя представляется удивительным, почему, например, Украина не объявит русский язык вторым государственным, если на нем говорят 80% населения страны? Потому что это порушит весь проект украинизации и смены национальной идентичности у десятков миллионов человек. Зачем так яростно сносить памятники Ленину? Потому что они символ общей связи с Россией. Зачем настаивать на сохранении унитарности украинского государства, почему не передать больше полномочий в регионы? Потому что тогда русские регионы сохранят свой характер, отринув украинскую идентичность.

Это третий важный аспект украинского национализма: украинцы настаивают, что Украина — национальное государство украинской нации, но на самом деле это сложное составное государство навроде Бельгии. На западе страны господствует украинская идентичность, украинский язык и греко-католическая вера. На востоке — русская идентичность, русский язык и православная вера. В центре страны обе идентичности смешиваются, вступая в сложное, конфликтное взаимодействие. В такой сложной ситуации политика может основываться только на компромиссах, но религиозное сознание украинских националистов компромиссов не предполагает.

Маленький секрет Украины состоит в том, что весь восток страны до прихода большевиков назывался Новороссия, состоял из пустых степей, в которых царствовали кочевники, и был колонизирован русскими поселенцами после уничтожения Крымского ханства, сделавшего земли Новороссии безопасными. Никаких «украинцев» в Новороссии никогда не было, в состав Украины эти земли передал Владимир Ильич Ленин, и до сегодняшнего дня Новороссия сохранила свой русский характер и тесные экономические связи с Россией. Неудивительно, что примерно 10 миллионов русских, три столетия возделывающих эти степи и прорубающих штольни в этих горах, не понимают, почему они должны учить украинский язык, менять имена на украинские и интегрироваться с Евросоюзом, когда все их родственники живут в России. Никто, включая самих украинских националистов, не может объяснить, почему русские города, основанные русскими полководцами и инженерами, населенные русскими людьми и говорящие на русском языке, находятся на Украине и третируются украинскими националистами как второсортная колониальная местность, которую следует сломать через колено. У вас в этой земле похоронены деды и прадеды, вы отдыхаете в тени огромных лип, которые посадил ваш отец при вашем рождении, и тут вдруг вам из Киева революционеры заявляют, что вы чуждый элемент и пособник российских оккупантов, что вы «должны убираться в свою Россию, если не желаете учить государственный украинский язык» (фраза, часто повторяемая в эти дни украинцами).

Крым в Россию уже «убрался», а в оставшихся регионах нарастают сепаратистские настроения. Логично, Россия считает себя вправе защитить русских от неоколонизационного галичанского проекта, и действия Путина по возвращению русских земель встречают абсолютную поддержку даже среди его непримиримых критиков, включая наше издание. Возвращение Крыма вызывает панику в Прибалтике, где русские официально объявлены «негражданами» и «оккупантами» (хотя Прибалтика входила в состав Российского государства 300 лет). Неудивительно, что мы видим не «империализм» (покорение чужих народов и государств), но ирредентизм, стремление разделенного народа слиться в одном государстве. Путина часто сравнивают с Гитлером, говорят страшное слово «аншлюс» — но какой же, простите, это аншлюс, когда это в чистом виде Войны за объединение Италии? И Путин в них выступает не как одержимый фюрер, помешавшийся на идее мирового господства, но как Виктор Иммануил II, собирающий разбитый на государства народ в единое целое. «Ах, оставьте Тоскану, Парму, Модену и Романью Франции и Наполеону III, слезы ваших соотечественников не значат ничего перед договорами, заключенными алкоголиком Ельциным» — вот что в эти дни русские слышат от критиков Крымского воссоединения.

«Ах, Путин сошел с ума и одержим манией величия» — Путин вообще не играет никакой роли, поскольку слишком велико народное движение к объединению, слишком громок крик русского Крыма о помощи, Путин лишь утлый челн, который несет на своих волнах могучая река пробудившегося национального чувства. После распада СССР миллионы русских убивали, насиловали и изгоняли из домов в Средней Азии — Россия молчала. После распада СССР 200 000 русских выгнали из одной лишь Чечни — ни одного слова осуждения от Европы. После распада СССР русские в Прибалтике стали «негражданами» — и где все те знаменитые европейские комиссии по правам человека, где брюссельские комиссары, встающие на пути парада ветеранов СС в Риге? После распада СССР гигантское русское Семиречье превратилось в чужой независимый Казахстан, русских выгнали со всех руководящих должностей — снова тишина. Киргизия, где озверевшие киргизы резали узбеков и сжигали целые города, а сотни тысяч оставшихся русских дрожали в страхе, не смея и мечтать о вмешательстве российской армии — кто за это ответил? Никто.

Мы стали гражданами второго, третьего, четвертого сорта на всем пространстве бывшей Российской Империи, вынужденными пресмыкаться перед восточными баями и покорно служить наложницами в гаремах кавказских князей. Русские рабы на кирпичных заводах Дагестана — смиритесь, это местные «национальные особенности»! Запрет русским продавать квартиры в Туркменистане — уезжайте, бросив всё! Резня русских и армян азербайджанцами в Баку — не сметь вспоминать!

И вот после 23 лет унижений и издевательств над нашим народом по всему пространству Евразии, наше авторитарное государство в ответ на установление власти религиозных наци-шовинистов, поставивших себе целью насильственную украинизацию, наконец сделало невероятную вещь — защитило нас. Впервые повело себя не как проходной двор, а как что-то, напоминающее родину. Впервые за 23 года мы смотрим не на кадры очередной резни русского населения, мы смотрим на подтянутых, молчаливых солдат, появившихся в ответ на обещания украинских националистов прислать карательный «поезд дружбы» в Крым. Мы смотрим, как шовинисты и религиозные фанатики, обещавшие русским расправы, вдруг отползают как шакалы, почувствовавшие реальную силу. Мы смотрим, как пятна позора за десятки миллионов униженных, изгнанных и изнасилованных русских в постсоветских государствах начинают смываться.

И как мы при этом видим ЕС, решительно осуждающий наших солдат, нарушивших священное право греко-католиков пробивать дубинами черепа тех, кто говорит на — знаете, как они русский язык называют? — «собачьей мове»? Мы смотрим на вас как на русофобов, дорогие европейские друзья. По Киеву новые власти водят русских активистов на веревке с надписью «раб» на лбу (в Днепропетровске, впрочем, предпочитают писать «мразь», и вы, дорогие европейцы, оказывается недовольны, что это еще не происходит и в Крыму (само собой, что вы за гуманизм, но без реальной военной силы, способной остановить наци-боевиков, ваши слова не стоят ничего). Вот как это вижу даже я, написавший десятки статей о благе европейских ценностей и европейском выборе России. Про других, менее про-европейских русских, и говорить нечего.

Поэтому если Европа хочет сохранить Россию, то она должна прочувствовать нашу боль разделенного народа, и признать право Италии, то есть, простите, России на воссоединение. Боль людей, которых водят на веревках по улицам Киева, которым плюют в лицо, которых пытают — она важнее всех международных договоров и высокопарных речей политиков.

Это и есть гуманизм. Это и есть европейские ценности. Это и есть настоящая нелицемерная Европа, в существование которой русские верят и помощь которой русские ждут.

1 комментарий

kev
Хорошая статья, ставлю плюс.
Однако помощи от Европы никто не ждёт.
Именно Европа вместе с США спровоцировала конфликт.
И надо поменьше оглядываться на Европу, помнить об интересах русских, россиян.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.