Дядя Вася и дядя Барак

С момента, когда Россия присоединила Крым, прошло чуть более полугода. Изменился ли миропорядок с тех пор, как Владимир Путин бросил ему громкий вызов? И что вообще с тех пор изменилось?

Глобально — договор Киева с Брюсселем и проект «Новороссия» заморожены, хотя уверенности в том, что это продлится долго, нет ни у кого. На Украине крепнет фашистская диктатура. Несмотря на санкции и войну, Украина и Россия остаются шестеренками все того же PaxAmericana: ни их место в мировом разделении труда, ни их социальный строй не изменились. Рядовые граждане обеих стран обеднели: все издержки войны и санкций возложены на них.

Локально – погибли, официально тысячи, а, скорее всего, — десятки тысяч людей. Число беженцев только в Россию превысило миллион. Расходы на Крым режут: денег все меньше, а показуха уже не так нужна. Донбасс, где, несмотря на бумажное перемирие, продолжаются тяжелые бои, разрушен и полумертв. Территория, занятая ополченцами, сократилась с весны на 60%. Ясно, что восстановят там лишь самое прибыльное — остальное постепенно превратится в присыпанную скорбным снегом, заминированную Припять.

С утратой перспективы вхождения в состав России у ДНР и ЛНР оставалась лишь одна позитивная перспектива – национализировать промышленность и строить социальное государство. Но ставленники Кремля в республиках явно ведут дело к возвращению активов Ахметову. В результате миллионам людей светит еще более жалкое существование, чем на Украине.

А ведь Новороссию и правда можно было создать. Восемь областей, 20 миллионов населения, мощная интегрированная промышленная и оборонная инфраструктура, богатейшие сельхозземли, три порта на Черном и Азовском морях. Ее возникновение маргинализировало бы нищие националистические регионы Украины и поставило бы жирный крест на планах создания балто-черноморского буфера между Россией и Европой. Мало того, это резко усилило бы позиции России во всем бывшем СССР.

Сделать это можно было еще весной, когда украинской армии как единого организма не существовало, а националистическая истерия была не так сильна. Тогда российские войска могли бы относительно бескровно и быстро дойти до Приднестровья. Большинство украинских военных, как в Крыму, скорее всего, перешли бы на службу в ВС РФ — и не было бы ни войны в Донбассе, ни сгоревших людей в Одессе, ни расстрелов в Мариуполе.

Но Кремль не решился завершить начатое. Он поступил так же, как в 2008 году, когда отдал приказ войскам отойти от Тбилиси — хотя город тогда лежал у его ног, а проамериканская верхушка Грузии давилась в очередях на турецкой границе. Заявления о том, что Юго-Восток Украины «не был готов» пойти за Крымом, не выдерживают критики – это лишь попытка скрыть реальные мотивы нежелания идти до конца. А состоят они в том, что руководство России готово лишь имитировать ревизию постсоветских границ.

Их реальный пересмотр Кремлю не нужен. Минувшие полгода показали, что нынешней РФ, как сырьевому придатку Запада, критически зависимому от импорта готовых товаров и технологий, даже Крым в условиях санкций переварить нелегко. Присоединять Донбасс без всего Юго-Востока смысла не имеет. Присоединять же весь этот регион России есть смысл лишь с одной с целью — начать мобилизационную перестройку всей экономики, чтобы сделать ее самодостаточной.

Автор этих строк был одним из тех, кто надеялся, что «украинский вызов» толкнет руководство России на этот путь. Но, судя по экономическим дискуссиям и текущей деятельности правительства, ни готовности, ни желания делать это у правящего класса РФ нет. Украинский реванш Кремля оказался фарсом, и теперь Россия получит сполна от хозяев мира, чьей примитивной кочегаркой она согласилась стать в 1985-91 годах.

В Кремле, видимо, рассчитывали, что заставят США и ЕС считаться с интересами России, присоединив Крым, погрозив Украине оружием и вернувшись обратно в уютный 2013-й год. Пять лет назад это в известной мере удалось, но сейчас явно не тот случай: Запад давит все сильнее. Причем не только на Украине – давление будет нарастать по всей дуге от Прибалтики до Средней Азии.

Это был билет в один конец, и очень жаль, что в Кремле до сих пор этого не поняли. Там, видимо, слишком привыкли к успешным имитациям. Но то, что работает внутри РФ, не обязательно срабатывает во внешней политике. Если дядя Вася из Елабуги, насмотревшись Киселева, еще поверит, что «Путин — это Сталин сегодня», то дядя Барак из Вашингтона в это не поверит точно. Вот так отсутствие внутриполитической конкуренции разжижает мозги.

А ведь в Российской Федерации, как и на Украине, живут те же два народа: один не может простить ей, что она не Европа, другой — что она не СССР. И холодная война между ними, как и на Украине, при определенных обстоятельствах тоже может стать горячей.

Чтобы этого не случилось, мы все должны извлечь уроки из украинской трагедии. Патриотам пора понять, что прорусские и просоветские лозунги правящей олигархии имеют весьма слабое отношение к ее реальным целям. А небогатым и незнатным либералам стоит, наконец, уяснить, что евроинтеграция в наших краях явление кастовое, и олигархия мыслит ее исключительно как свою привилегию.



Виктор Ядуха

Росбалт

3 комментария

beholder
Давно не читала ничего, настолько совпадающего с моим собственным мнением по теме. Автору однозначный респект. Смело и честно о том, о чём некоторые знают, но молчат, а большинство даже и не догадывается.
Elektrozavr
Похоже здесь очень много специалистов, включая, которые имеют богатый и успешный опыт управления такой огромной и многонациональной страной как Россия. Также много специалистов готовых бесперебойно давать полезные советы.
Я, лично, далеко не поклонник нынешней власти в России.
Попытаюсь передать СВВОЁ МНЕНИЕ после анализа исторических, литературных и медиа фактов.
Мне кажется, власть в России все-таки мыслит историческими, а не бытовыми категориями. Хорошо известно, что, например, в западной части Европы интересы человека ставятся выше интересов общества, в России, как в азиатском регионе — наоборот. Диагноз Путину поставит история через десятилетия. И если взглянуть на всю предыдущую историю страны, то такие правители как Путин воспринимаются современниками скорее положительно, при этом у многих есть понимание того, что населению страны в подобные времена жилось несладко, а иногда гораздо хуже, чем в настоящее время. Только никто ведь об этом не думает.
Мне лично кажется, что дело не в конкретном человеке или какой-то группе людей, а в самом обществе, традициях и массовом сознании (хотя индивидуально — все нормальные люди), и именно это определяет путь развития. В России, например, все ругают всепроникающую коррупцию, но в то же время регулярно ее подпитывают, а многие и сами не прочь украсть при возможности. Сначала нужно навести порядок в своем огороде.
Если бы найти того, кто придя к власти в России будет работать исключительно на интересы народа, будет достаточно либеральным, при этом удержится на посту и сумеет сохранить единой страну, которая без посторонней помощи постоянно стремиться к распаду…
Почему-то все думают, что Россия сплошь населена такими же умными и активными людьми, как и они сами, забывают, что есть большинство, которым политика и экономика абсолютно по Х… Й
bordeniuk
Бернард Шоу прогуливался по картинной галерее и увидел откровенно плохую картину, о чем он заявил вслух. Автор картины, стоявший рядом, возмутился: — Как вы смеете так резко говорить, вы же сами в жизни ни одной картины не написали! Шоу ответил: — Но я же могу рассуждать о качестве омлета, хотя еще ни разу не снес ни одного яйца.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.