Melissa повернулась лицом к смерти

Легендарная металлическая рок-группа из Обнинска после семилетнего молчания выпустила новый альбом – In The Face Of Death. Между тем, ее фротнмен, гитарист и вокалист Николай Тузов далек от черной меланхолии – на вопросы он отвечал живо и оптимистично.

-

Корр. Последний альбом Melissa производит впечатление цельной, гармоничной, законченной работы – ни одного случайного трека, ни одного лишнего соло, ни одного сомнительного риффа. Такие альбомы, как правило, получаются либо на одном дыхании, либо как плод долгой кропотливой работы. Как было в вашем случае?

Тузов. Скорее второе. Сразу скажу, что этот альбом включает в себя несколько перезаписанных треков с наших первых двух работ 1995 и 1999 года. Остальные песни мы сочинили совсем недавно. Для меня лично было очень важно, чтобы новый альбом получился абсолютно искренним, и я очень рад, что у нас получилось остаться таковыми – не было никакого давления ни изнутри группы, ни со стороны. Именно из-за подобных трений, помимо обычных житейских проблем, конечно, мы семь лет не выпускали новой работы. Просто нечего было выпускать. Когда мы записывали первый альбом, мы были тинейджерами – мы просто не могли сочинять что-то неискреннее. После всех этих лет столько накопилось негатива, что сейчас хотелось просто выпустить пар, не оглядываясь ни на чье мнение. Опять же, хорошим толчком были наши недавние гастроли вместе с группой Catharsis, с которыми мы очень дружно объездили практически всю Россию, были в Белоруссии, на Украине. После этих поездок мы и созрели для нового альбома.

-

Корр. На альбоме в качестве приглашенных музыкантов присутствуют фигуры из высшей лиги металлической музыки – мульти-инструменталист из Therion Сноуи Шоу и гитарист из King Diamond Энди ЛяРок. Как началось сотрудничество с этими музыкантами и что оно дало Melissa в плане творчества? И вообще, что это за люди? Они просты в обхождении или высокомерны? Они свои в доску или же требуют к себе особого отношения?

Тузов. Отличные люди! Сначала мы, конечно, «принюхивались» друг к другу, а сейчас готовы чуть ли не семьями дружить — я был у Энди дома несколько раз, он познакомил со своей семьей. У него потрясающий кот Тайсон! Сноуи тоже как-то приехал с женой в студию, поработать над своим концертным DVD, и привез свою собаку, кажется, бультерьера, которая моментально подружилась с Пашей, нашим гитаристом – они носились по студии, было весело! А вообще Энди и Сноуи – мои кумиры со школы, и работать с ними было не просто нереальной мечтой, это огромнейшая честь. Я очень был рад, что они сперва согласились работать с нами, прослушав наш материал. И только потом выдали во время записи именно то, за что их все любят. Хотя, с другой стороны, от профессионалов такого уровня другого ждать не приходится. Здесь не просто есть чему поучиться — это совершенно другой мир, другой уровень.

-

Корр. С 1992 года по 2012 год Melissa выпустила всего четыре альбома, включая последний. Такая подчеркнуто скромная плодовитость чем-то объясняется? Отсутствием амбиций? Или причина в чем-то другом?

Тузов. Причина во многом в посторонней загруженности. Но в последние пару лет мы работали интенсивнее, чем за все предыдущее время. А вообще – песни пишутся очень медленно. Этот процесс творческий, может тянуться годами, но можно и сочинить неплохую песню за полчаса.

-

Корр. Из классического состава Melissa за двадцать лет остались только двое – Николай Тузов и Павел Гинкин. Это и есть костяк группы? И вообще, что есть Melissa? Группа или же проект?

Тузов. Однозначно, Melissa – это группа, а не проект. Проекты так долго не живут. Павел – он основатель группы. Мы с ним работали над всеми песнями на всех альбомах, так что можно нас двоих назвать костяком.

Корр. У меня есть подозрение, что внедрять в металл саксофоны и скрипки Melissa начала раньше, нежели это сделали финны из Amorphis. Последний альбом выдержан в аскетичном, близком к германской группе Rage, трешевом стиле. Эксперименты закончились? Или же очередной альбом будет уже с симфоническим оркестром?

-

Тузов. Мы лет десять назад даже выступали в Питере с трубачом Иваном Васильевым из «ДДТ». И нашим скрипачом. Развлекались, одним словом. Про другие группы, экспериментирующие с нелогичными для этого стиля инструментами, не могу ничего сказать. Собственно, ломать стереотипы – что в этом плохого? Главное, чтобы не сделать хуже. На последнем альбоме я как раз хотел вернуться к формату, как я его называю, Beatles — две гитары, бас, барабаны. Ведь лучшее – это враг хорошего (смеется). Что касается будущих работ – зарекаться не буду, хотя сейчас я чувствую себя очень комфортно на сцене именно в этом формате, без бэк-вокалов-клавиш и прочих саксофонов.

Корр. Ваше самоназвание стиля daymare – это, видимо, иностранное слово, но русского происхождения? Типа «дневной кошмар». Я угадал?

Тузов. Это слово я придумал, как придумывают велосипед, в 2002 году для обозначения той мешанины стилей, что присутствовала на нашем третьем альбоме «Living In a Daymare». Это даже скорее был сборник песен, а не выдержанный в одном духе альбом. Мы тогда были как лебедь, рак и щука. После записи группа поагонизировала и благополучно распалась на семь лет. После воссоединения мы решили играть стандартный death-metal, хотя и с некоторыми присущими нам заворотами.

Корр. Не кажется ли вам, что деление рок-музыки на стили – это условность? В рок музыке гораздо важней персоналии. Допустим, фраза «они играют в стиле Metallica» имеет больше смысла, а фраза «он играет в стиле треш» вообще ни о чем не говорит. Э?

Тузов. Ну, тогда надо уточнять, какого года Metallica имеется в виду. Их тоже прилично покидало в стилистическом смысле. Необходимость обозначить стиль группы во многом обусловлена маркетинговыми соображениями. Издателю надо привлечь покупателя, в том числе и обозначив, на кого похожа эта группа.

Корр. Нет ли желания записать акустический альбом с новыми песнями?

Тузов. У нас в дискографии очень мало песен, которые можно сыграть «под гитару». А на новом альбоме их попросту нет. Хотя году в 2000-м мы отыграли unplugged с акустическими гитарами, скрипками-бонгами и прочими маракасами. Но к этому, пожалуй, возвращаться не будем.

Корр. Все альбомы MELISSA отличает фирменный мрачный колорит, и красной нитью через все творчество проходит тема смерти. Это что, игра такая «возня со смертью» или необходимая дань избранному жанру? Солист группы ANIMALS Эрик Бёрдон сказал как-то о смерти буквально следующее: «Все мы, в конце концов, отправимся по одному адресу» — и, иронично улыбнувшись, указал пальцем на небо. А что думаете о смерти вы? Где, по-вашему, мы все окажемся, вверху или внизу?

Тузов. Сложный вопрос. С одной стороны, тема «смерти» действительно присутствует, во многом это обусловлено нашим музыкальным стилем – death metal. Но, с другой стороны, про смерть как таковую особых рассуждений нет на наших альбомах, песни скорее про жизнь, про то, что с нами происходит, что мы чувствуем и т.д. Все банально и стандартно. Скорее, тема усталости превалирует. Музыка отличный инструмент, чтобы выплеснуть негативные эмоции. Были у нас и «веселые» песни, вроде Simple Things или Pizza Song — народ на концертах их отлично воспринимал, прыгал-веселился, но такие песни совершенно неинтересно играть. На концертах нас часто все же именно слушают, причем очень внимательно. Завоевать такую аудиторию – нелегкий труд, но он тем ценнее. А где мы окажемся потом – это вопрос не ко мне (смеется). Но иногда мне кажется, что мы уже там оказались.

Корр. Несмотря на огромное количество металлических команд, Melissa, тем не менее, сумела сказать свое, ни у кого не позаимствованное слово. Такое нередко случается, когда музыканты для души слушают другую музыку: джаз, классику, этнику и так далее. А что слушаете вы на досуге?

Тузов. Мы все всегда слушали и слушаем очень разнообразную музыку. И чем становимся старше, тем реже слушаем тяжелую музыку. Но я по-прежнему считаю, что только джаз и металл дают максимум возможностей для самовыражения. Шире возможности только в классической музыке.

Корр. Когда идет работа над очередным альбомом, вы имеете в виду, как его встретят фанаты группы? Кстати, чем, по-вашему, фанат отличается от поклонника? И кто из них для вас предпочтительней?

Тузов. Мне кажется, нельзя ни в коем случае оглядываться на то, как могут воспринять твои песни. Надо просто делать то, что любишь и умеешь. И все будет хорошо. Мы наэкспериментировались в свое время, с переменным успехом, но сейчас я категорически не хочу думать, какая должна быть структура песни, чтобы она легче воспринималась, где добавить мелодики, а где жесткого ритма, сменить темп или размер и тому подобное. Что до фанатов-поклонников, то разницы между ними не вижу.

Корр. Если вы следите за состоянием современной рок-музыки Обнинска, то кто из ее героев представляется наиболее ярким явлением? У кого из местных рокеров великое будущее?

Тузов. За двадцать лет мы были знакомы, конечно же, со многими обнинскими музыкантами, группами, проектами и так далее. К сожалению, большинство кануло в Лету. Из наиболее ярких представителей считаю группу Bering Strait, многие музыканты которой играли в MELISSA в свое время. А великое будущее у Сереги Ломакина с его бандой, конечно же! Мы к этому коллективу тоже имеем непосредственное отношение.

Корр. Металл, в отличие от других жанров, все время развивается и стыкуется с различными музыкальными стилями. Не кажется ли вам, что мейнстрим металла уже ничего общего не имеет с рок-н-роллом, а ближе к европейской средневековой музыке? Каким будет металл через пять-десять лет?

Тузов. Нет, мне так не кажется. И думать-предугадывать развитие этого музыкального стиля крайне сложно. Но хочется верить, что после застойных «нулевых» вернутся посвежевшие энергичные и интересные 80-е и 90-е.

Корр. Какие музыканты будут входить в сборную металлическую группу мира по версии Николая Тузова? Назовите пять любимых имен.

Тузов. Это состав группы King Diamond образца 1990 года, с двумя из которых я имел честь работать над нашим новым альбомом.

Корр. И последнее. Когда ждать следующий альбом?

Тузов. Приступая к работе над «In the Face of Death», я думал, что это будет наша «лебединая песня» — оттуда и такое название альбома, собственно. Но уже в процессе записи мне показалось, что пороха у нас еще хватит. Время покажет, но, надеюсь, на это не уйдут очередные семь лет!

Вопросы задавал Сергей Коротков
Фото из архива группы Melissa

4 комментария

karl
Где можно посмотреть и послушать?
Tarkvimada
Хорошее интервью, позитивное. Побольше бы альтернативы вместо попсы бы освещали…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.