Многие гении хулиганили и Пушкин хулиганил. Гаврилиада.

Говорят, что это не поэзия. Пусть говорят, это забавно.

ГАВРИИЛИАДА

ПОЭМА

Воистину еврейки молодой
Мне дорого душевное спасенье.
Приди ко мне, прелестный ангел мой,
И мирное прими благословенье.
Спасти хочу земную красоту!
Любезных уст улыбкою довольный,
Царю небес и господу-Христу
Пою стихи на лире богомольной.
Смиренных струн, быть может, наконец
Ее пленят церковные напевы,
И дух святой сойдет на сердце девы;
Властитель он и мыслей и сердец.

Шестнадцать лет, невинное смиренье,
Бровь темная, двух девственных холмов
Под полотном упругое движенье,
Нога любви, жемчужный ряд зубов…
Зачем же ты, еврейка, улыбнулась,
И по лицу румянец пробежал?
Нет, милая, ты право, обманулась:
Я не тебя, — Марию описал…

***
Не раз встречал людей, которые не считают Онегина поэзией. Пусть считают, бог им судья. Читается с неослабевающим интересом.

****
Но это:

****
Вот ветер, тучи нагоняя
Дохнул, завыл — и вот сама
Идёт волшебница ЗИМА.

Пришла, рассыпалась клоками
повисла на суках дубов,
легла волнистыми коврами
среди полей среди холмов.

Брега с недвижною рекою
Сдавило пухлой пеленою;
Блеснул мороз и рады мы
Приходу матушки-зимы

14 комментариев

kev
Великий хулиган!
nemez
Не раз встречал людей, которые не считают Онегина поэзией

Ты представляешь себе, какой поднимется шум, когда кто-нибудь из них для начала преподнесет читающей публике «Ревизора» или, на самый худой конец, «Евгения Онегина»! (Мастер и Маргарита)
kev
Please!
Что-нибудь любимое из Пушкина в студию.
nemez
В Евгении Онегине любое описание природы. Например

Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась,
Ложился на поля туман,
Гусей крикливый караван
Тянулся к югу: приближалась
Довольно скучная пора;
Стоял ноябрь уж у двора.
kev
К Наташе
Александр Пушкин
Вянет, вянет лето красно;
Улетают ясны дни;
Стелется туман ненастный
Ночи в дремлющей тени;
Опустели злачны нивы,
Хладен ручеек игривый;
Лес кудрявый поседел;
Свод небесный побледнел.

Свет Наташа! где ты ныне?
Что никто тебя не зрит?
Иль не хочешь час единый
С другом сердца разделить?
Ни над озером волнистым,
Ни под кровом лип душистым
Ранней — позднею порой
Не встречаюсь я с тобой.

Скоро, скоро холод зимный
Рощу, поле посетит;
Огонек в лачужке дымной
Скоро ярко заблестит;
Не увижу я прелестной
И, как чижик в клетке тесной,
Дома буду горевать
И Наташу вспоминать.
kev
Унылая пора! очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса,
В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
И мглой волнистою покрыты небеса,
И редкий солнца луч, и первые морозы,
И отдаленные седой зимы угрозы.
nemez
Оффтоп (хулиганим)
Индо взопрели озимые, рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился. (Золотой теленок)
kev
Надо заводить отдельный топик «Пролетарские поэты», но я кроме пары вещей Демьяна Бедного, ничего не знаю.
kev
Гулиганство допускается везде.
Но в топик «Пролетарские поэты», please!
folga
Унылая пора! Очей очарованье!

Вот это самое противоречие и гениально у Пушкина — этот пример часто приводят :))
унылая, но притом очей очарованье))
kev
Я не литспец, до таких тонкостей не дохожу.
Для меня важнее музыка стиха.
А у Пушкина во всех стихах музыка.
Когда читаешь и мысленно произносишь, она звучит.
Наверное, в любых хороших стихах музыка.
У пролетарских поэтов скорее бренчание.
folga
так я в поэзии вообще ноль :))
просто люблю ее, не помня наизуть ни один стих, кажется :( но это печалька с моей памятью… с сердцем и слухом все в порядке!!!
nemez
Все из Онегина

Но дружбы нет и той меж нами.
Все предрассудки истребя,
Мы почитаем всех нулями,
А единицами — себя.

Он слушал Ленского с улыбкой.
Поэта пылкий разговор,
И ум, еще в сужденьях зыбкой,
И вечно вдохновенный взор, —
Онегину все было ново;
Он охладительное слово
В устах старался удержать
И думал: глупо мне мешать
Его минутному блаженству;
И без меня пора придет;
Пускай покамест он живет
Да верит мира совершенству;
Простим горячке юных лет
И юный жар и юный бред.

Девицу повезли к венцу.
И, чтоб ее рассеять горе,
Разумный муж уехал вскоре
В свою деревню, где она,
Бог знает кем окружена,
Рвалась и плакала сначала,
С супругом чуть не развелась;
Потом хозяйством занялась,
Привыкла и довольна стала.
Привычка свыше нам дана:
Замена счастию она

Они хранили в жизни мирной
Привычки милой старины;
У них на масленице жирной
Водились русские блины;
Два раза в год они говели;
Любили круглые качели,
Подблюдны песни, хоровод;
В день Троицын, когда народ,
Зевая, слушает молебен,
Умильно на пучок зари
Они роняли слезки три;
Им квас как воздух был потребен,
И за столом у них гостям
Носили блюды по чинам.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.