Подземный Обнинск

Часть III

-

Вот и настало время порадовать вас третьей и заключительной частью истории о самой эпичной и интригующей легенде нашего города – легенде о городе под городом. Его поискам мы посвятили большую часть лета, нами была проведена масштабная работа: крупинка за крупинкой мы собирали мозаику из слухов, мифов и воспоминаний. Мы не раз спускались в недра городских подземных коммуникаций, часами исследуя их темные коридоры.

В поисках уровня Д-6: опасность


Кажется, труба сужалась. Понемногу, совсем по чуть-чуть. Каждое последующее кольцо было на сантиметр уже предыдущего – передвигаться становилось все более и более неудобно. «Кармашки» встречались реже, венчавшие их люки, обильно обросшие какой-то мохообразной массой и извивающимися корнями непонятных растений, были то ли заварены, то ли засыпаны грунтом. Определить глубину не представлялось возможным, так как сложно было понять – под каким углом проложена труба. Это была наша вторая попытка найти вход в подземный этаж ИФЗ, где предположительно должен располагаться один из входов в «Подземный Обнинск» – в знаменитый «уровень Д-6». Напомним, мы поползли по той самой узкой трубе, вход в которую расположен в овраге на окраине города рядом с тремя высотками в 51 микрорайоне. Диаметр трубы составлял чуть более одного метра, и передвигаться приходилось на четвереньках. Однако связавшийся с нами незадолго до выхода предыдущего номера диггер был почти уверен, что эта труба ведет в коммуникации института физики земли. Собственно, искать вход в подземный город в ливневой канализации – затея весьма глупая и нелогичная, но мы искали в ливневой канализации не вход в подземный город, а черный ход в ИФЗ. Согласно легенде, этот НИИ должен иметь общие коммуникации и с той самой ливневой канализацией, и уровнем «Д-6».

Наше продвижение прервал тревожный электронный писк, неожиданно разнесшийся по глухому подземному коридору. Он доносился из кармана впередиидущего участника экспедиции – бытовой дозиметр советской закалки МС-04Б «Эксперт». Собственно, счетчик Гейгера мы брали скорее на случай, если удастся попасть в подземный город. Дозиметр сошел с ума. Не переставая тревожно завывать, он в считанные секунды менял свои показания, увеличивая их по нарастающей чуть ли не в геометрической прогрессии. 1 микрозиверт в час (мкЗв) – первый зафиксированный нами показатель счетчика. Уже через несколько секунд он сменился на 2 мкЗв/час – среднюю дозу облучения работников атомной промышленности, однако чересчур высокую для атмосферы населенного города. Дальше – больше. 3 мкЗв/час, 5, 10! Получивший дозу в 11 мкЗв человек вполне возможно в ближайшие несколько десятков лет скончается от онкологического заболевания.

Перед тем как я поймал себя на том, что несусь во всю прыть в обратном направлении, лихорадочно перебирая руками и ногами по холодному бетону канализационной трубы, я успел заметить, как цифровой показатель на дисплее дозиметра, под аккомпанемент нагнетающего писка, перевалил за 30 мкЗв/час. А один из участников нашей экспедиции уверял, что перед тем, как он уронил счетчик Гейгера в воду, тем самым окончательно выведя его из строя, дозиметр зафиксировал цифру в 50 мкЗв/час!

В 1986 году радиационный фон мощностью 40 мкЗв/час стал основанием для полной эвакуации города Припять и близлежащих районов на Украине. Шанс умереть в глубокой старости, получив такую дозу, стремительно падает к нулю.

Как впоследствии нам прокомментировали специалисты в ФЭИ, поведение дозиметра можно было объяснить лишь двумя причинами – либо на момент фиксации повышенного фона он уже был неисправен… либо к нам очень быстро приближалось что-то, от чего здравомыслящим людям следовало бы держаться подальше. Следует, однако, принести извинения перед читателями, за то, что в панике мы забыли сфотографировать показания счетчика.

В составе нашей экспедиции был профессиональный фотограф с огромной дорогой зеркалкой. Она была тщательно упакована в несколько чехлов, тряпок и полиэтиленовых пакетов и занимала большую часть его рюкзака. Однако в тот момент он думал лишь о детях… о будущих. Ибо, получив хороший заряд лучей, шанс сохранить воспроизводственную способность зачастую бесследно исчезает. Спасаясь, наш фотограф бросил рюкзак с камерой в воду и пустил его перед собой по течению.

На поверхности мы были уже, пожалуй, минут через пятнадцать – обратная дорога заняла в разы меньше времени. Один из участников экспедиции в процессе бегства по узкой бетонной трубе разодрал в кровь и мясо колени, ему была необходима медицинская помощь. Скорую и МЧС, однако, мы вызвать не стали – знакомые специалисты в области атомной физики, с которыми мы сразу же связались по сотовой связи, порекомендовали не наводить панику. По их мнению, скорее всего влага попала на дозиметр раньше, чем он стал неисправным. При замыкании электронное устройство в некоторых случаях может выдавать неверные, в том числе и завышенные показания. Однако прибор вел себя несколько странно – выдавал результаты четко по нарастающей и не выключался, пока его не уронили в воду. Поэтому мы не были уверены, что счетчик замкнуло именно в тот момент, когда он стал фиксировать повышенный фон, а не позже, когда уже оказался в воде. Впрочем, никаких симптомов лучевой болезни никто из участников экспедиции в ближайшие дни не ощутил, поэтому мы решили сохранять информацию в тайне. До поры до времени.

Гонка на «тарантайках»


Из попытки №2 попасть в городские подземелья участники экспедиции извлекли один мудрый урок. Нет, это вовсе не примитивное «не лазить туда, куда не следует!» Мы придумали средство, которое должно было значительно облегчить путешествия по таким местам. Смекалистые инженеры, ободрав коленки о шершавый бетонный пол канализационной трубы, предложили на рассмотрение проект специальной повозки, которая могла бы существенно облегчить перемещение по таким коммуникациям. Конструкция незамысловата – доска, четыре надежных колесика и шестнадцать болтов, закрепленных таким образом, чтобы колеса не разъезжались в стороны. Первая же готовая повозка была наречена «тарантайкой». Через несколько дней в нашем распоряжении имелось уже три таких аппарата – вполне достаточно для снаряжения новой экспедиции. Однако лезть под землю без дозиметра никто из нас больше не хотел. То, что МС-04Б «Эксперт» неисправен, было лишь теорией, временно взятой нами на вооружение. На сей раз мы решили взять другой дозиметр. Им стал более современный – SOEKS 01M.

Мы также заручились поддержкой обнинских диггеров. Они были заинтересованы в организации экспедиции не меньше нашего – ответвление, где нами был зафиксирован повышенный радиационный фон, и по которому мы собирались двигаться, еще никем не было изучено до конца – уж слишком далеко требовалось забраться, да и перемещаться там предельно сложно. Однако мы были вооружены «тарантайками», значительно увеличивающими скорость и удобство передвижения по трубам. Изобретение оправдало себя в полной мере.

Показания дозиметра колебались от 5 до 34 микрорентген (0,05 – 0,34 мкЗвчас) и не сулили никаких изменений. На той точке, где во время нашей предыдущей экспедиции радиационный фон, согласно показаниям счетчика, составлял порядка 30-50 мкЗв/час (то есть порядка 3000-5000 микрорентген), в этот раз не превышал нормы в 30 микрорентген.

Впоследствии мы все же обратились за комментариями в службу радиационной безопасности ФЭИ. Там, разумеется, нас заверили, что никакой радиации в ливневой канализации быть не может, но признали тот факт, что чисто теоретически даже такой высокий фон мог полностью развеяться в промежуток между нашими экспедициями под землю. Однако вернемся же к нашей поездке на «тарантайках».

Около полутора часов мы, не видя дневного света, двигались по узкой трубе, периодически останавливаясь посовещаться, подождать друг друга или сфотографироваться. Последнее получалось с трудом. Из-за повышенной влажности все пространство в трубе было заполнено паром от испаряемой воды. Кислорода становилось все меньше и меньше. По пути мы наткнулись на еще один перекресток – влево уходила более узкая труба, буквально полметра в диаметре. Однако ИФЗ, по нашим расчетам, должен был быть где-то справа от нас, но поворота не было, поэтому мы продолжили «ехать» вперед.

Неожиданно в одном из «карманов» мы заметили слабый дневной свет, просачивающийся сквозь люк наверху. Один из нас поднялся по лестнице и надавил снизу на заржавевшую сталь железной крышки. Люк поддался. В «карман» тотчас ворвался свежий воздух, разгоняя затхлую мглу и пар. Дышать стало легче. Поднявшийся по лестнице участник экспедиции удивленно присвистнул – его взору предстала оживленная дорога Ленинского проспекта и раскинувшаяся напротив заправка, а это значит, что мы проделали под землей путь около полукилометра.

Тем не менее экспедицию необходимо было продолжить. Вволю отдышавшись и отдохнув, мы, не забыв задвинуть за собой крышку люка, поехали дальше. Однако дальнейшее движение оказалось уже не таким простым. В этом районе дно трубы было засыпано песком, и «таратайки» начали вязнуть. В итоге, нам пришлось оставить их в одном из «карманов» и продолжить движение на четвереньках.

-

Вскоре вслед за песком появились камни. А дальше предстояла самая сложная полоса препятствий – ил.

В застоявшемся иле мы утопали руками и ногами. Если бы кто-нибудь из нас додумался упасть в этот ил всем телом, то там бы и остался – вытащить из этого месива даже кисть было весьма тяжело. Но мы решили идти до конца. Разбивая ладони и колени, утопая в густом иле, измазавшись до ушей, промокнув, оставшись без «тарантаек», экспедиция продолжала продвигаться вперед, медленно, но верно.

Эпилог


Впрочем, как оказалось, зря. Мы снова ошиблись. Еще через несколько сотен метров труба… закончилась. Точнее разделилась на две более узких, лезть по которым было бы самоубийственно, да и далеко бы не пролезли, наверняка застряли бы в мусоре, песке и иле. Уставшие, промокшие, грязные, разочарованные мы вылезли из подземелья и мало чем внешне отличались от лиц без определенного места жительства. Ожидание найти вход в подземный этаж ИФЗ через городскую ливневую канализацию не оправдало себя. Уровень «Д-6» так и не был найден.

Впрочем, легенда все же оказалась очень красивой и увлекательной. К тому же, надо признать, что мы исчерпали не все варианты действий по поискам подземного города.

Иван Чимбулатов

2 комментария

Warmonger
Сделали бы маленькую машинку с колесиками с разных сторон, таким образом, чтобы она не касалась «ила» (хотя это немного по другому называется) и ехала по середине трубы (т.е. если соединить линией перпендикуляры от осей вращения колес, она будет параллельна «илу»). Внутрь гироскоп, чтобы не переворачивалась и длиннющий кабель наружу из люка и всё. На машинку камеру, и фонарик и всё. Пролезет даже в ту трубу куда не сможет. человек. А так, лазить в трубах, которые могут дать трещину и всё что сверху вас придавит, да к тому же ползать в испражнениях, как то не очень безопасное занятие.
40-40
Молодцы!
Вот только судя по первой фотке, одеты вы были совсем не «по моде» :)
Есть такое замечательное изделие, известное в народе как «телепузики» :) это я вас как любитель-оффроудер любителям-диггерам говорю :)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.