Зиновий Гуров: «Принимать решения и отвечать за них»

В этот раз героем нашей постоянной рубрики «персона» стал исполнительный директор частной клиники «центр реабилитации». Человек, который вместе со своим коллегой и верным другом Николаем Елисеевым смог поставить на ноги одну из самых уважаемых частных клиник области, а также с нуля организовал работу отделения восстановительного лечения цмсч №8, человек, чье имя в первом наукограде ассоциируется с понятием «здоровый образ жизни» – Зиновий Гуров.

-

– Зиновий Рудопьянович, а как вы вообще пришли к пониманию того, что вы свяжете вашу дальнейшую жизнь с медициной?

– Я жил в Кузбассе в городе Новокузнецке. В детстве, как и большинство мальчишек, мечтал стать космонавтом или летчиком. Но ближе к окончанию школы (где-то к восьмому классу), понял, что не всем суждено стать космонавтами. Ну и как любой юноша я стал брать пример с тех людей, которые были рядом. У нас на лестничной площадке жил очень уважаемый хирург, добрейшей души человек, к нему буквально все соседи обращались за помощью. И я невольно начал присматриваться к нему как к профессионалу. Очень часто я слушал его истории про врачебную деятельность и со временем решил, что буду поступать в медицинский вуз.

Мои подростковые амбиции не знали границ, а потому я поставил себе цель – поступить в самый престижный (по Сибири и Дальнему Востоку) медицинский вуз – Томский медицинский институт (ТМИ), сейчас он называется Сибирский государственный медицинский университет. Кстати, тогда он носил Орден Трудового Красного Знамени. О столице даже и не задумывался, слишком уж далеко она была, но если бы задался целью поступить в Москву – обязательно бы ее выполнил. В итоге мне удалось поступить в ТМИ. Стоит сказать, что с выбором вуза я не прогадал, те знания и опыт, которые я получил там, не раз помогали мне в моей дальнейшей деятельности. Кстати, года четыре назад случайно наткнулся на рейтинг отечественных вузов, и ТМИ занимал там пятое место. Меня прямо гордость пробрала. Я понимаю, что мои однокашники, работающие в этом вузе, держат марку.

– А сами не думали уйти в преподавательскую деятельность?

– Как-то так получилось, что по жизни мне попадались очень хорошие учителя-практики. Когда другие медицинские учреждения приглашают меня прочитать лекцию, я никогда не отказываюсь.

– Зиновий Рудопьянович, насколько мне известно, одним медицинским образованием у вас все не закончилось.

– Собственное образование и практика у меня всегда шли нога в ногу. У меня три высших образования – медицинское (базовое), серьезно занимаясь медицинским правом, получил юридическое образование. А также, будучи одним из директоров «Центра реабилитации», я начал заниматься менеджментом, экономикой предприятия, и в итоге решил написать кандидатскую диссертацию на тему «Интеграция негосударственных медицинских учреждений в социальную и научную сферу городов-наукоградов». Так что, так получилось, что я стал кандидатом экономических наук.

– Вы долгое время работали районным хирургом в Пермской области. Чем принципиально отличается работа в районных больницах от той же деятельности в ЦМСЧ №8?

– Разница огромная. Я всегда говорил, что профессия хирурга сродни деятельности летчика-испытателя. Быть хирургом, значит регулярно сталкиваться с непредвиденными, нестандартными ситуациями (особенно в экстренной хирургии), когда требуется быстро принимать жизненно важные решения. Итак, работа в крупных медицинских учреждениях предполагает четкую должностную иерархию – есть главврач, реанимационное отделение, бригада экстренных хирургов, заведующий отделением и т.д. То есть работа и обязанности четко структурированы и отработаны. Ну а если ты понимаешь, что столкнулся с очень сложным случаем, то можешь передать пациента более опытному коллеге. В районной же больнице ничем подобным даже не пахнет, хорошо, если там есть хотя бы два хирурга. В общем, вся работа и ответственность соответственно ложатся на тебя – приходится учиться принимать решения самому и отвечать за них. Скажу, что я очень рад тому, что в начале своей профессиональной деятельности получил опыт работы в районной больнице. Это стало для меня отличной профессиональной закалкой, которая помогает мне на протяжении всей жизни.

– Зиновий Рудопьянович, а вы помните свою первую операцию?

-

– Конечно! Как сейчас помню, я проходил интернатуру в поселке городского типа. У нас тогда было всего пять хирургов. И я всегда оперировал вместе с заведующим отделением, ну почему-то я ему приглянулся.

Все врачи находились на дежурстве на дому (штатной дежурной бригады у нас не было). Поступил пациент, меня вызывают, я понимаю, что случай не самый сложный – ущемленная грыжа. По инструкции я должен был вызвать врача, который меня курировал. Звоню заведующему отделением, объясняю всю ситуацию, говорю, что надо оперировать, а вот ответ слышу: «Ну так действуй! Что ты мне звонишь-то?» Признаюсь, мандраж был – я не ожидал такого поворота, думал, что еще месяц точно без самостоятельных операций буду работать. Но раз шеф сказал, значит, надо оперировать. Вызвал еще одного интерна, посоветовались с ним. Позвал операционную медсестру, а вам любой хирург скажет, что самый важный помощник это опытная операционная медсестра – она и наставник, и мудрый советник, и твой психолог. Моя медсестра была женщиной в возрасте, которая видела огромное количество всевозможных операций, и удивить ее было просто нечем, она тогда мне сказала: «Спокойно, Зиновий Рудопьянович, сейчас прооперируем, не волнуйтесь, случай не сложный – все будет хорошо». И действительно, мы очень спокойно, без проблем прооперировали пациента, и после этого у меня появилась такая настоящая профессиональная уверенность.

– Помимо того, что вы в Обнинске известны как хороший врач, как директор «Центра реабилитации», также вы являетесь ярым борцом за здоровый образ жизни и координатором проекта «Обнинск – здоровый город!». Вам, как бывшему сотруднику районной больницы, как никому должно быть известно, где население ближе к понятию ЗОЖ – в глухой глубинке или в развитом городе?

– Вопрос очень сложный. Обнинск, действительно, – город с феноменальным генофондом, здесь очень много творческих личностей, ученых, неординарных людей; много всевозможных спортивных площадок и секций. А идешь по улице и видишь курящих людей или личностей, распивающих алкогольные напитки. А вот народ из глубинки по-житейски более мудрый, они видят тяжесть быта во всех ее красках. Да, можно сказать, что они более крепки здоровьем, но вот сказать кто ближе к понятию ЗОЖ – сложно.

– А есть какой-нибудь случай, который вам особенно запомнился в бытность работы в районной больнице?

– Есть такой, правда, он с горьким привкусом, до сих пор стыдно. Были определенные правила при выдаче больничного листа – пациент должен появляться на приеме каждый третий день – это приказ министерства здравоохранения, который обязан выполнять каждый врач. Однажды ко мне пришел пациент с жалобами на боли в колене, я посмотрел, прописал лечение и сказал, что через три дня придется снова прийти ко мне на прием. А он мне сказал: «Мне очень сложно добираться до вас, я живу за 20 километрах от больницы, может как-нибудь попозже?» Я ему ответил: «Не могу помочь, у меня есть инструкции, согласно которым я должен работать». А в стационар пациентов из глубинки не загонишь, у них ведь хозяйство, а оно для них и жизнь, и хлеб. В общем, приходит он ко мне через три дня, колено опухшее, об улучшении и речи не шло. Говорит мне: «Знаете, я опоздал на автобус – 20 километров шел пешком». Мягко говоря, я был в шоке. С одной стороны, я должен был с ответственностью подходить к выполнению всех приказов, а с другой стороны – на лицо ухудшение состояния здоровья. В общем, тогда я понял, что если выполнение приказа идет в разрез с истинными врачебными принципами, видел я этот приказ… там, где он должен быть. Понимаете, иногда сверху не видно того, что делается внизу.

– А как вы попали в Обнинск?

– Я работал в районной больнице. И однажды мы с супругой решили переехать в Обнинск (у нее здесь родители обосновались). Я всегда стремился и стремлюсь расти как профессионал. И когда я приехал сюда, понял, что здесь есть все, что мне нужно для роста. Отличная медсанчасть, прекрасный персонал, возможность повышения квалификации в столице и прекрасные наставники, такие как Анатолий Павлович Татаурщиков, супруги Ветелкины. Со временем я получил должность заведующего отделением восстановительного лечения ЦМСЧ №8. И я со своим другом Николаем Елисеевым начали выстраивать работу этого отделения фактически с нуля. Было сложно, но стоит признать, что вышестоящее руководство предоставило нам все необходимые условия. Я посетил все лучшие санатории Подмосковья, ездил в Санкт-Петербург, где познакомился с работой лучших реабилитационных центров. В итоге за достаточно короткое время нам удалось выстроить мощную систему реабилитации на амбулаторном уровне для пациентов из травматологии, неврологии и кардиологии.

– Заметил, что в «Центре реабилитации» появилось много новой компьютерной техники. С чем связано?

– Сейчас на территории нашего медицинского центра мы организуем информационную медицинскую систему. Через 6 – 8 месяцев она уже будет готова к эксплуатации. Эта система позволяет не только подробно анализировать работу предприятия, но и значительно сократить времязатраты как нашего персонала, так и пациента. Эта система позволит сократить время затраты на всех уровнях нашей деятельности до 40%. Еще одно преимущество, которое она дает, – электронная амбулаторная карта пациента. Она никуда не денется, и ни нам, ни пациенту не придется тратить время и усилия на ее поиски. Также эта система позволяет врачу в считанные секунды записать пациента на любую процедуру или прием к специалисту. То есть теперь клиенту не нужно будет стоять в очередях и терять время в регистратуре. Стоит отметить, что это не какая-то локальная система, ограниченная масштабами нашей клиники – это гигантская база данных, которая сейчас внедряется в большинство медицинских организаций страны как частных, так и государственных. Также эта система является отличным подспорьем для врачей – здесь хранятся различные формуляры, можно ознакомиться со всевозможными стандартами медицинской помощи. Более того, в этой информационной базе есть подробный справочник по всем медицинским учреждениям страны. Внедряя эту информационную базу, мы становимся частью глобальной медицинской системы – она очень удобна для пациента, а также становится мощным подспорьем и конкурентным преимуществом
для нас.

– Зиновий Рудопьянович, не самый приятный вопрос. Недавно был принят закон о правилах реанимации и регистрации смерти. Теперь на реанимацию взрослого пациента выделяется 30 минут, а на ребенка 10 минут. Как вы относитесь к этому документу? Не все врачи считают, что это некий шаг в сторону улучшения ситуации трансплантологии в России.

– Думаю, что это очень важный документ, регламентирующий подобные процессы. Как известно, у нас в стране действует презумпция согласия на пересадку органов. Другими словами, если человек погиб, а в его карте нигде не указано, что он отказывается после смерти стать донором, то по закону его органы можно использовать для пересадки. На мой взгляд, это не совсем правильно, но закон есть закон. А само постановление, на мой взгляд, необходимо. Ведь сколько было случаев, когда врачи изымали орган, а родственники потом обращались в суд, считая, что врачами был нанесен непоправимый вред здоровью. Теперь, мне кажется, будет гораздо меньше подобного рода ситуаций.

– Ну и в завершении нашего разговора, хотелось бы узнать, есть ли у вас профессиональная мечта?

– Да, есть. Я и мой коллега, друг, партнер Николай Елисеев поставили целью создать по-настоящему современную клинику, которая соответствовала бы всем европейским, даже мировым, стандартам. И я уверен, что уже в ближайшие 5 лет мы сможем воплотить нашу мечту в реальность.

Статья: Евгений Леонкин
Фото: Александр Давудов

3 комментария

pikodm
У меня, если честно, это статья вызывает добрую зависть. В силу обстоятельств, у самого не получилось в этом бизнесе. Но на первоначальном этапе все идеи черпал у ЦР. Одним словом, молодцы мужики.
umbrella
очень интересный мужчина и человек, я думаю)
chubrella
в первую очередь второе, а потом первое)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.