Легко выносимая тяжесть Гришковца

3 ноября во второй раз «Клуб живых» пригласил в Обнинск Евгения Гришковца. Теперь – со спектаклем «Одновременно».

-

– Я не могу играть спектакль «Одновременно» нигде, кроме Москвы. Я не совпадаю по градусу с залом, когда играю его в Калининграде. Или в Кемерово. В Москве мое высказывание не является болезненным и нервным, здесь я не кажусь каким-то странным персонажем, каким я кажусь в родном городе, где я вызываю жалость и сострадание. Жалость – это не плохое чувство, но мой спектакль не тот случай, когда требуется жалость, – говорил несколько лет назад Евгений Гришковец в одном из интервью.

Именно из-за этого высказывания наблюдать за «прокатом» спектакля «Одновременно» в Обнинске было безумно интересно. Кто мы: «калининградцы» или «москвичи»?

Зал битком. Почти нет опоздавших. Это важно, потому что на спектакль «Как я съел собаку» бессовестно припозднились десятки зрителей и получили отповедь Гришковца по полной программе. Он очень конкретно, не жалея времени, «распекает» тех, кто: опаздывает, пользуется во время спектаклей мобильными телефонами, спит. И, в общем, такое дотошное и пристальное внимание к поведению зала могло бы даже раздражать: «Ну, сколько можно ворчать!» Но, во-первых, Гришковец «ворчит» очень талантливо и смешно, а во-вторых, его морализаторство, как ни странно, успокаивает. Во времена всеобщей расхлябанности есть человек, который требует, чтобы его гости вели себя прилично. Значит, словосочетание «моральный авторитет» рано записывать в архаизмы. Хорошо, что я забыла мобильник в гардеробе. Слава богу, не хочется спать! И не захотелось ни в одно мгновение спектакля. Не потому, что я была напугана грозным Гришковцом, а потому, что заворожена его текстом, интонациями и жестами.

Про что спектакль? Про самого себя, свой мозг, желудок, жену, детей, мысли, Джоконду, чувства, круассаны, ногти, мечты… Одновременно про все это. Ужасно смешно и печально. После спектакля остается прекрасное настроение. За один вечер Гришковец примирил себя с миром, а человека с человечеством. Напоследок предложил всему залу одновременно загадать желание, когда будет падать картонная звезда. Я загадала. Теперь жду, когда исполнится.
Отдельная песня – костюмы и декорации. Брюки на одном из лучших актеров России – из лондонского сэконд-хэнда. Впрочем, они не играют большой роли. В основном, Гришковец выступает без них. Еще пара школьных плакатов на анатомическую тему. И картонные фигурки на ниточках. Негусто и даже вызывающе, но в этом весь Гришковец. Ему не интересны вещи или спецэффекты, ему интересен человек. И в этом смысле он, как мне кажется, родственен современной европейской культуре, где во главу угла ставится выворачивание человека наизнанку с целью понять «Как это работает?»

-

Гришковец выворачивает наизнанку себя. Возможно, отсюда такое болезненное отношение к вниманию зала. Спасибо, конечно, что оплачиваете мои коммунальные услуги (на каждом спектакле Гришковец кланяется зрителям в благодарность за то, что они купили билеты), но любви, уважения и соучастия никто не отменял. Впрочем, на обнинский зал грех жаловаться. «Мы вас любим!» – кричали зрители во время спектакля. А в конце все встали. И бурные овации были очень красноречивы.

Каков же Евгений Гришковец за сценой? По словам руководителя «Клуба живых» Марии Ивановской, в этот приезд он был бодрее и жизнерадостнее, чем в прошлый. Много говорил о музыке, признался в любви к группе «АукцЫон», пожалел, что его менеджер отменил «сигнальские» сладости.

– А где эти вкусные пирожные, которые я ел в прошлый раз? – спросил Гришковец.

– Так ваш менеджер запретил, сказал вредно для голоса, мы их в багажник убрали, – оправдалась Мария Ивановская.

– Вредно – сухие, а с кремом – можно. Ничего этот менеджер не понимает, – засмеялся Гришковец. И багажник был вскрыт.


Текст и фото: Екатерина Задохина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.