Сергей Белоголовцев: «Баскетбол подарил мне друзей»

Не так давно, в середине февраля, можно сказать коренной обнинец, актер Сергей Белоголовцев с благотворительным визитом посетил Обнинский реабилитационный центр для детей и подростков «Доверие». В конце тяжелого рабочего дня нам удалось встретиться с Сергеем в неформальной обстановке и немного пообщаться.



– Сергей, Вы родились во Владивостоке, но все детство провели в Обнинске. В первом наукограде вы узнаваемы, но никто толком не знаком с Вашей биографией. Расскажете?

– Конечно. Биография у меня самая что ни на есть простецкая. В начальных классах я учился в школе № 4, и учительница по физкультуре мне запомнилась на всю жизнь. Она заставляла нас приходить в белых шортах, это страшно напрягало всех мальчишек, ведь настоящий пацан должен носить черные шорты и белую футболку. А физкультурница нам постоянно говорила: «Вы у меня будете, как лебеди». Потом я перешел в седьмую школу, хотя все друзья из моего двора учились в шестой. Поэтому я изводил маму просьбами перевести меня в шестую школу, что в итоге и случилось. Потом я не поступил в Обнинский филиал МИФИ (ИАТЭ), до сих пор с содроганием вспоминаю это время, эти экзамены. В итоге я оказался в Московском горном институте (МГИ), на физико-техническом факультете. Там была высокая стипендия – 50 рублей, меня прельстило еще и то, что вуз находился в самом центре Москвы и имел шикарные общежития, которые строились к Олимпиаде-80. В общем, я окончил МГИ по специальности «горный инженер-физик по открытым разработкам».

– Сергей, а расскажите, что Вы в первую очередь делаете, когда приезжаете в Обнинск?

– У меня целый ритуал есть. Я никогда не заезжаю в город через БАМ, только через этот великолепный уникальный туннель с односторонним движением, проходящий под железной дорогой – таких, по-моему, в мире единицы. Потом подъезжаю к магазину «Седьмой», захожу во двор, где я раньше жил. Двор, кстати, жутко изменился, складывается впечатление, что его специально уничтожали. Потом иду на площадку, а точнее сказать, на место, где она раньше была, там я в детстве с друзьями постоянно играл в футбол. Потом снова сажусь в машину, проезжаю по улице Ленина, мимо ГДК, Дома политпросвещения (Дом ученых), затем направляюсь в гости к своим родителям. Ну и конечно, ближе к вечеру выбираюсь куда-нибудь с друзьями.

– А часто вообще в Обнинске появляетесь?

– Не очень, как правило, один раз в год. Кстати, недавно Калугу посетил, в отличном комплексе был, «Квань» называется, по-моему.

– Смотрю у Вас перстень очень интересный…

– Очень близкая сердцу вещица. Недавно, разбирая залежи старых вещей, я нашел значок «25 лет первой в мире атомной электростанции». Я долго думал, что же из него сделать, сначала носил его как брелок на ключах, а потом решил, что надо бы из него перстень сделать. У меня было серебряное кольцо, и к нему я как раз и хотел прикрепить этот значок, но столкнулся с проблемой – металлы разных сплавов сложно соединить, никто за эту работу не брался. В конце концов, я нашел мастера, который занимается изготовлением кольчуг, вот он-то и выполнил мой заказ.



– А когда Вы решили, что станете актером? Не с детства же эту профессию выбрали?

– Да что ты?! Нет, конечно! Первый раз я попробовал себя на этой стезе еще, когда учился в шестой школе. Как сейчас помню, наша учительница по литературе Нелли Ивановна (которая, к моему глубочайшему сожалению, недавно ушла из жизни) решила перед школьной дискотекой сделать небольшую постановку. Я играл мальчика Гену, который путешествовал по Стране Литературных Героев. Думал, что действо мало кому понравится, казалось, все пришли туда ради дискотеки, но мои ожидания не оправдались, за нашим выступлением наблюдали с интересом. Правда, тогда меня актерская деятельность абсолютно не зацепила.

В следующий раз мне довелось попробовать себя в качества актера уже в студенческие годы. Меня заманили на студенческий слет – это был четырехдневный КВН. И когда я увидел, как мои товарищи придумывают шутки, веселят зал, поют песни, я понял, что я хочу этим заниматься. Так через КВН я попал на телевидение, ну а потом уже и съемки в кино, театр, выступления.

– А как родители отнеслись к такому выбору профессии?

– Неоднозначно. До недавнего времени мне папа говорил: «У тебя же есть прекрасная специальность, ты же горный инженер, а твоя актерская деятельность — это все так ненадежно. Не боишься остаться у разбитого корыта без куска хлеба?» Но со временем отношение поменялось.

– Не было желание сменить деятельность. Например, попробовать себя в качестве режиссера? У Вас же даже была короткометражка с детьми «Кадиш».

– Я бы не сказал, что выступал в качестве режиссера, скорее я был модератором. В «Кадиш» больше усилий вложила моя жена Наташа, она собирала этих детишек, репетировала с ними. Так что полноценного режиссерского опыта у меня пока еще не было – так, по мелочам. А вообще, режиссер — это профессия, требующая большей подготовки. А вот до актерской деятельности я дошел самостоятельно — был актером в телепередачах. Потом был сериал «33 квадратных метра», причем, когда я смотрю первые серии, мне хочется спрятаться под подушку – так мы там наигрывали.

Постепенно я накапливал опыт, рос как актер. Переломным моментом в моей драматической карьере стал спектакль «Кто» режиссера Максима Виторгана. В нем приняли участие Андрей Ильин, Елена Ксенофонтова и я. Эта постановка смогла помочь мне систематизировать все «мое актерское», все, что у меня есть в голове, в душе. Можно сказать, что за три месяца, через боль, слезы и пот, я прошел ускоренный курс обучения студента театрального вуза. Это было три года назад, только тогда понял, что я, наконец, стал настоящим актером. После этого как будто с другой стороны начал смотреть на свою работу.

– Раньше Вы занимались баскетболом. А сейчас на это увлечение время осталось?

– Баскетбол — моя любовь, потому что с этим связана лучшая часть моего детства и юности. У нас была прекрасная компания, я с уверенностью могу сказать, что эти ребята до сих пор являются моими лучшими друзьями. Если бы кто провел эксперимент и решил понаблюдать за нами, точно решил бы, что мы психически нездоровы, мы постоянно встречаемся, отдыхаем, вспоминаем одни и те же вещи и постоянно смеемся над ними.

А попал в баскетбол я несколько странно. У меня, вообще, биография такая, меня постоянно куда-то не принимали, но я постоянно находил альтернативу. Так же было и с баскетболом — меня не приняли в футбольную секцию, и мы с моим другом Андреем Кузиным пришли в секцию при ФХИ.

Баскетбол подарил мне друзей, я даже с величайшим советским баскетбольным тренером Александром Яковлевичем Гомельским познакомился. Мы с ним по-настоящему дружили, несмотря на нашу разницу в возрасте. У меня много друзей баскетболистов — Сергей Тараканов, Валерий Тихоненко, Сергей Панов. Я до сих пор иногда играю…

– Раз уж затронули спортивную тему… Вы постоянно критикуете отечественный футбол, а в чем, на Ваш взгляд, его главная проблема?

– Беда российского футбола – деньги, а точнее развращенность молодых людей огромными деньгами. Я вот иногда думаю: «Что было бы со мной, если бы я, будучи двадцатилетним парнем, получал бы миллион долларов в год?» Года два я бы поиграл с воодушевлением, а потом бы понял, что два миллиона мне хватит на всю оставшуюся жизнь, дальше можно выбросить флаг «Жизнь удалась!», можно даже с карьерой завязать. К чему стремиться!? А гигантские отечественные корпорации почему-то не желают понимать это.



– Насколько я знаю, Вы болеете за московский «Спартак».

– Уже, можно сказать, не болею – слишком много чужих среди нас. Это уже не моя команда, там практически не осталось коренных «спартачей», людей которые действительно играют за ромбик, которые прикладывают к нему руку, целуют его не для показухи. После того, как оттуда ушли легендарные Тихонов, Титов, Аленичев, Бессчастных и другие великие игроки, эта команда стала для меня чужой. Я не хочу болеть за нигерийского форварда Эменике. Да, приятно, что он забивает голы за мою команду, но мне было гораздо приятней, когда это делал тот же Павлюченко.

– Поползли слухи, что Ваша передача «Назло рекордам!?» возможно возродится. Это правда?

– Скорее нет, чем да. Хотя, признаюсь, что мне бы этого хотелось. Российский спорт и вообще все, что вокруг него происходит, взять тут же великую олимпийскую стройку в Сочи, является отличным поводом для юмора и сатиры. К примеру: «До начала Олимпиады в Сочи осталось 2 миллиарда 548 рублей». Думаю, возрожденная передача «Назло рекордам!?» понравилась бы современному
зрителю.

– Сергей, почему мы до сих пор не видели Ваших выступлений в Обнинске?

– Сам страдаю из-за этого. Мне действительно есть что показать своему городу. Я очень хочу выступить в Обнинске, но мои промоутеры почему-то не могут организовать мне выступление здесь.

– Почему? Не видят перспектив?

– Театральный прокат такой сложный и непонятный для меня бизнес, что я даже ничего толком не могу сказать на этот счет. У меня есть очень интересные спектакли, и если бы с ними меня пригласили в Обнинск, я был бы невероятно рад этому факту. В свое время мы предлагали обнинским залам мою сольную программу, но как-то не встретили интереса. Не нахожу этому объяснений.

– Сергей, а кем Вы мечтали быть в детстве?

– Да никем. Честно, не знаю. Помню, дедушка мне расскажет про океанологов, и я думал: «Хочу быть океанологом». При этом нельзя было сказать, что я любил море, океан, глубины, подводный мир. Я даже когда поступал в вуз, не знал, кем я хочу быть, вообще об этом не думал. Помню, что пробовал поступить в филиал МИФИ, просто для того, чтобы жить дома, быть всегда сытым, в Обнинске, а не в общаге, впроголодь. Но, слава богу, у меня не получилось, и я перебрался в столицу.

– А если все-таки Сергей Белоголовцев не стал бы актером, чем бы он занимался? Ну не в баскетбол же ушли бы?

– Да нет, конечно, какой баскетбол с моим ростом. Скорее всего, я, как и большинство моих друзей по КВНовской команде, ушел бы в бизнес. А у них, кстати, очень неплохо получается, до сих пор ребята держатся вместе, организовали собственное дело и отлично
работают.



– У каждого человека есть поступки, достижения, которыми он гордится и за которые ему безумно стыдно. Расскажите о Ваших.

– Горжусь я, пожалуй, своими детьми. Да и то, их воспитал не я, а по большей части моя жена. В общем, моя гордость – моя семья, которая в какой-то мере без особого моего участия становилась прекрасной. Ну а если вспомнить поступок, за который мне стыдно… Это было в то время, когда я был почтальоном, я тогда еще в девятом классе учился, работал на каникулах. Приношу по одному адресу телеграмму, а мне говорят: «Он здесь больше не живет, переехал в другой конец города». Я подумал, что лишний раз напрягаться не стоит, и решил письмо не заносить, на почте сказал, что не знаю, куда переехал. Потом через пару дней к нам на почту приезжает женщина, которая как раз и отправляла эту телеграмму, и говорит: «Я человеку телеграмму из Питера присылала, писала, что через 2 дня приеду к нему, а он, по-видимому, ко мне в Питер уехал. Он вообще телеграмму мою получил?» Вот тогда мне было невероятно стыдно, я думал сгорю от стыда. До сих пор с ужасом вспоминаю ту ситуацию.

– Раз уж зашла речь о семье, может, расскажите, как с женой познакомились?

– Это была студенческая любовь. У нас при комсомоле был клуб, в котором мы занимались всевозможным творчеством, поисковыми работами, и Наташа была комиссаром. Она была такой неприступной девушкой, и я тогда подумал, что должен обуздать эту красотку. Самое смешное, что я пытался ухаживать за ней, но когда ей сказали, что я вовсю вьюсь вокруг нее, она ответила: «Да?! А я даже как-то не заметила». Ну а в итоге все очень удачно сложилось, и Наташа стала моей женой.

– А как это произошло?

– Мы с ней часто гуляли по Москве, ходили на выставки, в театр. Однажды я провожал ее до дома, зашел в прихожую, ну а так как все спали, мы начали целоваться, и тогда она от меня оторвалась и сказала: «Белоголовцев, я выхожу за тебя замуж», – на что я ответил: «Я не против». Так все и произошло.

– А как вы проводите свободное время?

– Его не очень много. А вообще все достаточно просто. Мы приезжаем домой — слава богу, сейчас мы живем за городом, — ужинаем, открываем бутылку белого вина и смотрим кино. Любим путешествовать, особенно моя жена, она хочет увидеть весь мир, любит всевозможные замки, храмы, достопримечательности. Ей даже меня удалось приобщить к этому, я раньше любил упасть на песок и не вставать, а теперь меня тоже можно назвать «активным осматривателем прекрасного». Последний отпуск провели в Камбодже, оказалось, что это удивительная страна, мне там, наверно, даже больше Наташи понравилось. Это прекрасное место для отдыха: на юге – море, на севере – знаменитый храм Ангкор-Ват.

– Вы уже думали, что подарите жене на 8 Марта?

– Да, я уже подготовился. Мне очень повезло. Я искал подарок к Новому году, купил его и тут же нашел подарок и к восьмому марта. Мы в нашей квартире в Москве собираем кошек, которых мы привозим со всего света. В общем, я купил четырех потрясающих итальянских кошек. Одна в виде журналиста, другая директор, третья хозяйка. Прямо как моя жена: раньше работала журналистом, отличная хозяйка и мой директор, за что я ей безгранично благодарен, она занимается всеми моими делами, графиками, репетициями, съемками, если бы не Наташа я бы, наверно, не выдержал и сошел с ума.

– Пожелайте что-нибудь нашим читательницам на 8 Марта.

– Не придирайтесь к своим парням, мужьям, не пытайтесь сделать из них идеального мужчину, все равно ничего не выйдет. Принимайте их такими, какие они есть. Не пытайтесь из них выпилить лобзиком какого-то другого человека. Надо просто найти в своем мужчине что-то хорошее – позитивное, правильное – и сосредоточиться на этом. И когда он увидит, что вы его любите и не пытаетесь его переделать, он, уверяю вас, будет относиться к вам с добротой, лаской и заботой. Мужчина, как собака, его нужно вовремя кормить, поить и чесать за ухом – тогда все будет отлично.

Текст: Евгений Леонкин
Фото: Александр Давудов

1 комментарий

Ritulya
Потом подъезжаю к магазину «Седьмой», захожу во двор, где я раньше жил. Двор, кстати, жутко изменился, складывается впечатление, что его специально уничтожали.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.