Джазовые паузы в словах

Андрей Макаревич объяснил калужанам, почему из ста величайших песен всех времен и народов девяносто – про любовь. Объяснил не словами – гораздо проще и понятнее.



Областную филармонию осаждают разномарочные авто. На ступеньках – многолюдно. Издалека ощущение: пикет собирается, а то и целый митинг. Но у входа обстановка почти что чинная.

На пороге радостно гостеприимничает руководитель фестиваля «Мир гитары» Олег Акимов. Фестиваль обещал этот концерт – и сделал.

В фойе – многоголосый шум, улыбки, вспышки фотокамер. Однако звонок намекает: скоро действо, поспешите. И зрители послушно стекаются в зал.

Сегодня Макаревич здесь не с «Машиной», а с оркестром. Еще одним своим детищем – 2001 года рождения. Общего у этой команды с русским роком – разве что… Макаревич.

«Оркестр креольского танго» его основатель вдумчиво заточил под джаз. В нынешнем составе трио – Евгений Борец за роялем, Сергей Хутас на контрабасе и барабанщик Сергей Остроумов. Восемь выпущенных альбомов, международное признание.
К микрофону Андрей выходит в черной шляпе, с гитарой. На правой руке – два массивных серебряных кольца. Макаревич и джаз? В голове пока не очень вяжется. Но – интригует.

– Ровно год прошел с нашей последней встречи, – предваряет музыкант. – В эту весну мы привезли вам программу, которую играем редко, и тем она ценней. «L.O.V.E. – Песни про любовь».

Макаревич держит паузу. Сейчас он, кажется, не совсем здесь. Смотрит куда-то вбок, улыбается чуть отстраненно. Должно быть, вспоминает нечто смутно-светлое, то, из чего как раз и возникают именно такие песни.

– В детстве я сутками слушал «Битлз». Запилил их пластинку до дыр. Естественно, родителям приходилось разделять со мной эти песни. Иногда отец с матерью не выдерживали и выставляли меня на балкон. И тогда разделять со мной битловскую музыку приходилось всему двору. Я слушал песни и понимал одно: они мне нравятся. Пытался сам под них что-то свое фантазировать. А потом захотелось узнать, о чем они. И я узнал. И даже расстроился. Оказалось, все они про любовь. А потом я узнал, что девяносто из ста величайших песен человечества повествуют о любви. А потом я понял почему.

И он стал петь про любовь. Под джаз. И все привычные представления о творчестве этого музыканта в мгновение ока опрокинулись.
Макаревич, конечно, никакой не джазмен. Он – рассказчик. Невозмутимый, уверенный, знающий, о чем толкует. Джаз явлен Балладой. Историями человека, который повидал жизнь и уж точно ни о чем не жалеет. Вышло потрясающе.



Удивительная штука. Знаете, что придумал Макаревич? Самого себя переписал. Сделал мастерские джазовые каверы своих легендарных вещей – «Когда ее нет», «Он был старше ее», «Море любви», «Мы расходимся по домам», «Ангел». Меняется время, меняется с ним и герой. Этот человек больше не стоит на перекрестке семи дорог. Он выбрал одну, главную, и теперь идет по ней. Возможно, как в песне – смеясь.

«Оркестром креольского танго», кстати, дело не ограничилось. Чтобы покрыть дефицит аутентичного джаз-вокала, предусмотрительный Андрей Макаревич привлек группу «Акапелла Экспресс», с 2003 года блистающую на крупнейших джазовых фестивалях в США, Австрии, Германии, России, Италии, Швейцарии. Коллектив колоритен. У каждого своя отдельная партия, каждый интересен персонально, но и остается частью целого. В составе группы – сопрано Наринэ Джинанян и Катя Надареишвили, альт Этери Бериашвили, тенор Макс Костра, баритон Антон Касаткин и бас Андрей Туник.

Ну а Макаревич опять возвращается в детство:
– Вспоминаю, как каждое утро, собираясь на работу, мой папа слушал музыку великого Джерри Хермана. Вообще отец был к музыке пристрастен. Невероятно. Я в этом смысле весь в него.

В песнях Андрей Макаревич рассказывал о разной любви на разных языках. О чем-то очень своем, но близком и понятном каждому. Задумчиво и откровенно. А в самом конце резюмировал:
– О любви можно говорить бесконечно. Предлагаю повторить. В то же время, на том же месте. Только в 2014-м.

Текст: Ольга Успенская
Фото: Евгений Меняйло

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.