Николай Елисеев: "Официальная и народная медицина должны идти нога в ногу"

Итак, в этот раз на обложке нашего журнала один из самых выдающихся докторов региона, пионер мануальной медицины в Калужской области и просто очень интересный человек – директор клиники «Центр реабилитации» Николай Елисеев.



– Я родился в деревне Любимовка Сараевского района Рязанской области 21 мая 1953 года. Причем на свет я появился не в роддоме, а дома. Принимала роды наша родственница, которая была бабушкой-повитухой, народной целительницей. Первые три класса я учился в деревенской школе, которая располагалась в двух километрах от моего дома в соседнем селе Конаковка.

– Николай Петрович, а когда Вы поняли, что свяжете свою жизнь с медициной? Вы уже, там, прямо с детства знали, что будете врачом?

– В детстве я очень часто болел. У меня были отиты, нос постоянно закладывало, не раз болел ангиной. А жил я в глухой деревне – всего 13 домов. Ни о какой медицинской помощи речи быть не могло. Хорошо, что моя мама была народным целителем. Она лечила и заговорами, и молитвами, травами, мази делала сама, даже костоправом была. Но, естественно, этого было мало, людям требовалась профессиональная специализированная медицинская помощь.

Когда мне было 9 лет, к нам в гости приехали родственники. Тетя с моей двоюродной сестрой. И они решили свозить меня в город Моршанск, показать докторам.

Вот так я впервые увидел настоящее медицинское учреждение. Мы обратились к лору. Я зашел в кабинет и увидел симпатичную, улыбающуюся женщину. Она посмотрела на меня и сказала: «Коля, я буду тебя лечить, если ты будешь доктором». Я подумал и говорю: «Если вы меня вылечите, то я буду доктором».

Почти все лето я лечился в этой поликлинике. Доктор провела две операции, мне стало значительно легче. И как мужчина, я сдержал свое слово.

– Понятно. Обещание Вы сдержали. А любовь к профессии есть?

– Конечно. Я никогда не работал не по любви. Вообще человек должен заниматься только тем делом, которое ему нравится. Особенно это касается мужчин. Мы в основном трудоголики – больше времени посвящаем работе. У женщин другая стезя. Они больше думают о семье, о детях… Мы разные по своей природе. Нельзя нас смешивать. И ни о какой дискриминации я не говорю, мы просто разные и все.

– Вы сказали, что у Вас родственники занимались народной медициной. То есть уже тогда Вы отчасти как-то были причастны к своей будущей профессии.

– В принципе, да, я наблюдал. Мама лечила не только нас, но и других жителей. Придет соседка и говорит: «Тётя Вера. Я вот хожу в поликлинику уже целый месяц, а меня все беспокоит внизу живота». Она выслушает и говорит: «Коля, сбегай на луг, нарви ту или иную траву». Я бежал, выполнял. Можно сказать, что это были первые шаги в профессии.

– Николай Петрович, Вы кандидат медицинских наук. Имея такой статус, как Вы относитесь к народной медицине?

– В целом неплохо.

– То есть Вы считаете, что народная медицина может работать?

– Она действительно работает, главное точно знать, что делать. Должны быть показания и противопоказания. И не нужно народным целителям браться за то, что они не могут делать. Но, к сожалению, они этим правилом иногда пренебрегают, а это может очень плачевно сказаться на состоянии больного. Официальная медицина и народная должны идти нога в ногу. В идеале народную медицину должны использовать в своей практике дипломированные медики.

К примеру, я мануальный терапевт. А сначала я учился у костоправов, и только потом у дипломированных врачей.

Медицина не бывает народной или антинародной. Медицина одна. У нас один объект воздействия – человек, пациент, больной. И поэтому изучаться должно все, а не отталкиваться официальной медициной. И тенденция такая есть. Почему сейчас появились гомеопатия, рефлексотерапия? Мы используем китайскую медицину, мануальную терапию. И это действительно работает, и причем очень эффективно. Слава Богу, что официальной медицине хватило ума, чтобы вобрать в себя все это.

– Давайте немного назад вернемся. Вы какой вуз окончили?

– В 1977 году я окончил Второй медицинский институт имени Пирогова, и был направлен в Моршанск, в Тамбовскую область. Там я проходил интернатуру в районной больнице, где получил огромнейшую практику. Работал травматологом-ортопедом, и надо сказать, что травматологией и ортопедией я уже владел достаточно неплохо, потому что с четвертого курса, в течение трех лет изучал эти специальности. И когда попал в интернатуру, то был удивлен, когда Маргарита Александровна Бочарова, заведующая травматологическим отделением, сказала: «Я впервые вижу врача-интерна, который может меня чему-то научить».

– Ну а дальше как развивались события?

– Спустя год я переехал в Тамбов, где стал работать травматологом-ортопедом. В течение четырех лет трудился во второй больнице города Тамбова, а после поехал в клиническую ординатуру. С 1982 по 1984 годы я учился в Воронежском медицинском институте. А потом отправился в Обнинск. Два года работал врачом-травматологом, ортопедом в медсанчасти. В 1986 года перевелся в отделение восстановительного лечения, заведующим которого был Зиновий Гуров.

Мы с нуля с ним ставили это отделение. И в течение восьми лет, до 1994 года, наше отделение было лучшим не только в медсанчасти, но и во всей стране. К нам приезжало очень много людей со всех концов СССР. Врачи смотрели, как мы это все организовали, как мы работаем.

Мы даже обучали кадры на базе восстановительного отделения.



– В Калужской области Вы являетесь пионером в области мануальной терапии. Расскажите, как все начиналось.

– В 1986 году на базе медсанчасти мы с Зиновием Гуровым организовали первый кабинет мануальной терапии. Он был не только первым в городе, но и в Калужской области, а также одним из первых в третьем главном управлении СССР. А обнинцы стали одними из первых, кто получал такую помощь.

– Тогда, если я не ошибаюсь, это даже не являлось официальным медицинским направлением.

– Да. И мы над этим начали работать, можно сказать через тернии пробивались. Слава Богу, что у нас в то время был прекрасный начальник медсанчасти, Анатолий Павлович Татаурщиков. Он сам невролог и понял, что мануальная терапия действительно работает.

– И потом, насколько я понимаю, у вас родилась идея создать «Центр реабилитации»?

– Да. Период такой начался, когда разрешили частную деятельность. И мы решили создать общество, тогда товарищество, с ограниченной ответственностью, «Центр реабилитации». Это было в 1991 году. Сразу же после издания приказа Чазова о разрешении частной медицины пошел в администрацию, получать разрешение. Помогала нам Людмила Иннокентьевна Коновалова. Она всегда хорошо относилась и относится к медицине. Все сложилось хорошо, и нам дали лицензию на мануальную терапию, массаж и иголки.

– В последнее время Ваша специальность – мануальный терапевт – стала набирать популярность. Как Вы думаете, с чем это связано?

– В первую очередь с тем, что люди просто устали лечиться медикаментами, которые зачастую дают побочные эффекты. Стало появляться все больше и больше людей с аллергией на тот или иной препарат. Вы же знаете, ухудшилась экология, ухудшилось питание, и все это сказывается на человеке. Поэтому дополнительное воздействие медикаментов вызывает отрицательную реакцию. Люди вынуждены, чтобы не губить ни сердце, ни печень, ни почки, вообще внутренние органы, искать такие методы лечения, которые возможны без приема лекарств. Но сразу нужно оговориться: в острых ситуациях без медикаментов не обойтись. То есть мануальная терапия работает, но в комплексе. Да и к тому же люди знают, что мануальная терапия способна не просто устранить болевой симптом, но и корень проблемы.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

1 комментарий

svinsky
Ахаха, ну как он начинал с народной медицины, так в ЦР и лечат до сих пор устаревшими народными методами) Куча жалоб, что диагноз неправильно ставили, что со сложными диагнозами вапще не справляються.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.