Михаил Козырев: "Если мне что-то нравится, я делюсь этим с другими"

Популярный теле- и радиоведущий Михаил Козырев рассказал нашему корреспонденту о музыке, прочитанных книгах, службе в армии, океанической рыбалке и игре в «бумажки».



Недавно в Калуге Михаил Козырев и Алекс Дубас показали свой разговорный спектакль «МКАД». На них было не только интересно смотреть, но и слушать увлекательные рассказы о различных случаях из жизни. Но нам одного вечера показалось мало, мы решили продолжить общение. Михаил Козырев не отказался, и мы встретились с ним в Москве, в небольшом и уютном баре «Фаворит» неподалеку от Патриарших прудов. «Это мой рабочий офис», — пошутил Михаил, объяснив, что живет в одном из домов здесь, на Спиридоновке.

— Как вы строите свой рабочий день, из чего он состоит?
— Я значительно больше сейчас занимаюсь общественно-политической журналистикой, чем музыкальной. Так как у меня пять дней в неделю прямые эфиры вечерами – на радио или на телевидении – то рабочая неделя у меня достаточно плотно расписана. В середине дня я готовлюсь к эфиру, как правило. А вечером его веду. Все оставшееся время от этого я стараюсь посвятить своим девочкам – Лизе и Соне. Им в сентябре будет по два года. Они становятся все интереснее и забавнее – начинают узнавать, общаться, разговаривать. Мне родители говорили, что меня с того момента, как я начал говорить, невозможно было остановить. С ними, наверное, тоже самое произойдет (смеется).

После армии жизнь кажется прекрасной


— Михаил, вы один из редких представителей шоу-бизнеса, служивших в армии. Какие воспоминания от этого времени остались?
— Я с 86 по 88-й год служил. Если давать самую общую оценку, то это абсолютный кошмар. Если есть польза пребывания в аду, то только в том, что оно дает тебе такую точку отсчета, систему координат, что, оказывается, не все так было плохо в твоей предыдущей жизни. После армии все кажется прекрасной жизнью.

Главное было – выжить и вернуться домой. А возможностей погибнуть было полно. Или стать инвалидом. Это притом, что у меня никакого опыта боевых точек нет, это была огромная дивизия, связанная с парками техники, за которой нужно было следить, и я какое-то время ходил в караул и охранял эти гигантские парки. А потом уже меня взяли в медпункт, и я занимался врачеванием поступающих туда новобранцев. Это сопровождалось еще и постоянными стычками с начальством, ссылками на гауптвахту и на котельную, где я провел целую зиму.

В общем, приключений было достаточно. Но это можно считать спокойной жизнью, потому что рядом со мной гибли люди. Например, узбек в карауле разрядил автомат в своего однополчанина, который возвращался из увольнительной. И в такое месиво можно было попасть сплошь и рядом.
Самое главное, что я и сегодня ни одну вменяемому родителю не могу посоветовать, чтобы они своего ребенка отдавали служить в вооруженные силы. Нужно косить любыми средствами, придумывать заболевания, доставать справки, но туда не попадать.



В какой-то момент показалось, что маятник качнулся


— Вам в свое время с помощью «Нашего Радио», музыкальных фестивалей, которые вы организовывали, удалось сформировать большую аудиторию с достаточно хорошим музыкальным вкусом. Вы довольны результатом?
— Я, как человек сомневающийся, испытывать однозначное чувство удовлетворения от содеянного не могу. Каждый раз, когда я что-то сделал и могу удовлетворенно отметить, что «да, это было не зря!», тут же моментально вслед крадется мысль: «сколько можно было бы сделать, если бы избежать совершенных ошибок». Ощущение несовершенства от того, что сделал, всегда губит сладость успеха.
В какой-то момент мне казалось, что маятник качнулся в ту сторону, когда количество достойных артистов на радио, на телевидении будет возрастать. Казалось, это на расстоянии вытянутой руки. Уже невозможно было игнорировать подъем «Нашего Радио» и популярность западной альтернативной музыки на «Ультре». И на Первом канале, и на НТВ. Вроде бы предвестники перемен возникли. Но как оказалось, силы были не равны.

— А на сегодняшних музыкальных фестивалях могут ли появиться какие-то новые интересные артисты?
— В мою пору, когда я занимался фестивалями, у нас была одна сцена, сейчас на «Нашествии», например, три сцены и порой именно там происходит самое интересное. Я знаю, что организаторы стараются расширять палитру и постоянно приглашать молодых. Другое дело, что артисты не становятся известными после того, как выступают на фестивалях, и в одночасье не выстреливают. Их нужно поддерживать, предоставлять эфир. Но так как в эфире их не поддерживают, то выступление начинающих – это просто как подарок для посетителей фестиваля.
В то время когда мы ставили на сцену каких-то новых артистов, начиная с самого первого «Нашествия», которое проходило в «горбушке», где выступили «Океан Эльзы», «Иван Купала», Дельфин, Земфира, Линда, мы предоставляли им эфир. У всех этих артистов сложилась большая судьба. Этот механизм сейчас не работает. Но с другой стороны я должен отметить, что если раньше выбирать, где выступить, можно было только из двух-трех площадок, то сейчас «опен эйров» проходит очень много, и не только в Москве. Можно выбрать для себя и выступать.



Хип-хоп дает ощущение улицы


— У вас еще был интересный опыт работы на канале А1, когда была предпринята попытка организации альтернативного музыкального канала?
— Оказалось, что это был побочный бизнес для владельцев. Стратегию, которую я предложил и переформатирование, которое сделал, не вызвали энтузиазма у владельцев, им показалось невыгодным это делать.

— Теперь он показывает только хип-хоп. Музыкант Дэвид Бирн в своих «Записках велосипедиста» заметил, что сегодня хип-хоп отражает бунтарские чаяния офисных клерков. А у нас хип-хоп служит выразителем чьих интересов?
— Игорь Мишин и Александр Толмацкий говорят, что рейтинги улучшились с тех пор, как они сделали его хип-хоповым.
Хип-хоп хип-хопу рознь. Я уверен, что за последние десять лет едва ли не самые интересные, будоражащие песни были написаны именно в хип-хопе. Если бы я в тот период занимался «Нашим Радио», то, конечно же, ставил бы в эфир таких артистов, как Noize МС, Баста, Вася Обломов, Каста из Ростова. По духу именно это сегодня настоящий рок-н-ролл по сравнению с тем, что представляет собой русский рок. И если ты, например, ищешь ощущения дыхания улицы и свободы самовыражения, то это именно в таком хип-хопе надо искать. Конечно же, не в Тимати, который является символом отечественного гламурного r’n’b. Это мне совсем не близко. Там ни о каком духе протеста нельзя сказать.

«Занятие музыкой – дело неблагодарное»


— Вы издали трехтомник «Мой рок-н-ролл» со своими впечатлениями о музыкантах, радиостанциях, рассказали в нем много интересных случаев. Уже достаточно прошло с момента выхода третьего тома. Не настало время для продолжения?
— Пока не планирую, потому что для этого нужно взять паузу, сформулировать мысли, не отвлекаться на каждодневную суету. Такой возможности у меня сейчас нет, поскольку я каждый день много работаю. Тогда была такая пауза между одним периодом жизни, который закончился, и другим, который еще не начался. Я в образовавшийся тайм-аут книгу и написал.

— Михаил, а что бы вы посоветовали сегодня начинающим музыкантам?
— Сегодня ситуация изменилась, очень трудно быть услышанным. У меня в белой книге трехтомника «Мой рок-н-ролл» есть 13 советов для молодых музыкантов. Это все можно прочитать. Их надо принимать с поправкой на то, что сейчас время занятий музыкой – не самое лучшее. Особенно если человек мечтает не о том, чтобы любой ценой получить славу, а о том, чтобы какие-то собственные мелодии или тексты донести до зрителей или слушателей. Конечно, сейчас это занятие очень неблагодарное, потому что система музыкальная практически разрушена. И ее зачатки, которые формировались лет десять назад, ушли в никуда.

— А каково ваше отношение к музыкальному пиратству?
— У меня нет радикальной позиции за или против. Думаю, что сфера прав позволяет шаг за шагом выйти к цивилизованной ситуации в нашей стране. В отношении музыкальной индустрии, на мой взгляд, пиратство не является губительным и уничтожающим все и вся, как, например, для киноиндустрии. Если проникновение фильма в сеть до выхода на экран может свести на нет огромные усилия большого количества людей, то музыка – она не настолько инвестиционно затратная, и записать альбом дешевле, чем произвести фильм. А плюсы невозможно сбросить со счетов. Если альбом находится в публичном доступе, то пиратские скачивания прибавляют популярности, потому что основной источник дохода для артиста – это концерты.

— Как, по-вашему, музыка должна поднимать вкус или потакать аудитории? Может, в том, что она потакает и заключается ее кризис?
— Нет, мне кажется, музыка никому ничего не должна. И артист никому ничего не должен. Он отвечает только сам перед собой. И требовать от артиста чего бы то ни было – занятие бессмысленное и абсурдное. Другое дело, что массовая культура подпитывает постоянно и вбирает в себя самые яркие альтернативные явления, не встраивающиеся в мейнстрим. Как допустим, появление «Битлз» в свое время, которое невозможно было предсказать никакими законами. И в какой-то момент это затрагивает такое количество людей, что становится неким образцом для подражания и основополагающим таким фундаментом для дальнейшего культурного развития. Конечно, тебе каждый раз радостно, ты ощущаешь какой-то подъем духа от массовой культуры, но и каждый раз тебя оскорбляет, когда ты понимаешь, что тебе нужно опуститься на несколько уровней, чтобы ее воспринять. В случае, например, с пением в караоке или массовой популярностью русского шансона. К сожалению, это тогда, когда в сочетании массовая культура доминирует слово «массовая».
Но я, с другой стороны, не был никогда эстетом в том плане, что мне достаточно своего маленького мира или микрокосмоса и по фигу, что за его пределами творится. Мне всегда интересно, и с детства так, что если меня что-то вштыривает, мне нужно было этим поделиться. Если другие мальчики брали в руки музыкальные инструменты или играли в футбол во дворе и таким образом завоевывали девочек, то я, проникаясь хорошей музыкой, старался поставить ее на дискотеке или приглашал девочек к себе домой на новые пластинки. Если я прочитал книжку, и она вызвала у меня восторг, мне невозможно сдерживать этот восторг, я должен минимум десятку своих знакомых про нее рассказать и посоветовать ее прочитать. Точно также происходит и с музыкой. Только музыка в какой-то момент стала моей специальностью, но это правило действует и в ней: если я что-то ставлю в эфир «Дождя», значит, мне это нравится и хочется, чтобы оно понравилось большему количеству людей.

— А какую бы книжку вы посоветовали прочитать нашим читателям?
— Я недавно прочитал Павла Санаева, он написал «Хроники раздолбая, или Похороните меня за плинтусом-2». Первая половина книжки вызвала у меня больше надежд и ожиданий, вторая — больше разочаровала. Но все равно он очень хорошо пишет. Еще одна книга – новый роман Стивена Кинга «11/22/63 ». Он о том, как главный герой в наши дни неожиданно обнаруживает в подвале бара, куда он ходит, временной портал, проходя через который, он оказывается в 1963-м году и понимает, что если там задержится, то может предотвратить убийство Кеннеди, сделать так, чтобы Ли Харви Освальд не выстрелил. Это и очень крутая книжка, и такой период интересный в истории Америки.



— А насчет музыки?
— Есть интересная группа Pompeya, которая поет на английском языке, прекрасный музыкант Вася Зоркий, Вера Полозкова, Игорь Растеряев, The Retuses, Instrumenti, группа Zorge Евгения Федорова выпустила недавно интересный альбом.

Про это можно снимать кино


— Если выдается свободное время, как вы его проводите?

— Спортом я не занимаюсь, потребности особой не ощущаю. Я, когда отдыхаю, а я люблю путешествовать, то стараюсь сходить в море на рыбалку. Океаническая рыбалка мне нравится.
А еще у нас просто сложившаяся компания моих друзей, людей очень творческих и остроумных – «Квартет И», Леша Кортнев, Макс Виторган, — мы традиционно устраиваем пятничные игры. Играем в бумажки, это такая интеллектуальная игра, когда пишешь на бумажке пять слов, все кидают их в общую шляпу, и твоя задача, если ты достал слово, например, «сигара», за 15 секунд попытаться объяснить, что это за слово, не употребляя однокоренных. Выигрывает тот, кто больше бумажек оставит у себя. Но это описание скучнее, чем сама игра, а игра фантастическая, это можно устанавливать камеры и снимать фильм. Мы каждый раз после нее уходим с коллекцией новых перлов.

— А в этом году в отпуске были уже?
— В августе решили вывезти девочек в Сицилию, сняли в Палермо маленький дом на пару семей. Думаю, если на рыбалку сходить не получится, то поесть всяких морских гадов наверняка удастся.

— Хорошего отдыха!

Беседовал: Андрей Гусев
Фото: Игорь Рулев

4 комментария

horovodovodoved


И все таки удалось порыбачить)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.