Российские «нобели». Часть 1

Кто и за что в СССР и России получал нобелевские премии.


Если подходить очень строго, то Российская империя, СССР и Российская Федерация имеют 16 Нобелевских премий, которые получил 21 человек.

Если подходить формально, в это число надо включить еще и польского писателя Генрика Сенкевича, получившего премию в 1905 году. Но Сенкевича, который на тот момент был гражданином Российской империи, традиционно не вносят в список «наших». Все-таки он – явление польской культуры, а не российской.

И коли с литературы начали, то о ней и продолжим. Премии в этой области всегда были самыми спорными.

ЛИТЕРАТУРА

Все знают, что Лев Толстой не стал Нобелевским лауреатом. Но мало кто знает, что величайший писатель всех времен и народов от премии отказался сам. Точнее, он, узнав что Российская академия наук в 1906 году направила его кандидатуру в Нобелевский комитет, предпринял меры, чтобы дело не дошло ни до рассмотрения, ни тем более до награждения. «Это избавит меня от большого затруднения – распорядиться этими деньгами, которые, как и всякие деньги, по моему убеждению, могут приносить только зло», – так мотивировал свой поступок Лев Николаевич.

Однако премия ему навряд ли светила – мировоззрение автора «Войны и мира» претило Нобелевскому комитету. Да и чего печалится? Вот интересный список литературных звезд первой половины XX века: Антон Чехов, Максим Горький, Бертольд Брехт, Гарсиа Лорка, Джеймс Джойс, Эмиль Золя, Генрик Ибсен, Льюис Кафка, Марсель Пруст, Марк Твен, Теодор Драйзер, Герберт Уэлс, Джордж Оруэлл. Всех этих очень разных авторов объединяет то, что они не являются Нобелевскими лауреатами.

Иван Бунин

Иван Бунин

Первым русским писателем, получившим премию, стал Иван Бунин в 1933 году. Но он был человеком без гражданства и жил тогда во Франции. Вне всякого сомнения, Иван Алексеевич принадлежит русской культуре, а не французской, да и в формулировке Нобелевского комитета было написано, что его наградили «за строго мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы». Понятно, что у руководителей СССР это награждение вызвало зубовный скрежет.

Борис Пастернак

Борис Пастернак

В 1958 году руководству страны пришлось не только скрипеть зубами, но и громко материться – «нобеля» по литературе присудили Борису Пастернаку. Не сказать, что воинствующему диссиденту, но человеку неудобному – рукопись его романа «Доктор Живаго» «непонятным образом» оказалась в Европе и там была опубликована. Пастернака вынудили сделать официальное заявление, в котором тот отказывался от премии. Однако Нобелевский комитет мудро решил, что заявление сделано не добровольно, а поэтому оно не считается, и статус Нобелевского лауреата за Пастернаком сохранялся. А спустя многие годы его потомки получили и диплом, и премию.

Михаил Шолохов

Михаил Шолохов

Единственный литературный «нобель», который не вызвал отрицательной реакции руководства СССР, был вручен в 1965 году Михаилу Шолохову. Народная молва гласит, что за «Тихий Дон». На самом деле, в формулировках Нобелевского комитета очень редко указываются конкретные литературные произведения. Шолохова наградили «за художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве». Под это определение и «Поднятая целина» подходит. Наверное, это тот редкий случай, когда премией наградили автора из первой десятки писателей планеты XX века.

Александр Солженицын

Александр Солженицын

Через пять лет премия опять досталась русскому автору Александру Солженицыну. Вовсе не за «Архипелаг ГУЛАГ», как многие думают, а «за нравственную силу, с которой он следовал непреложным традициям русской литературы». Это награждение многие сочли политически ангажированным – до сих пор считается, что премия досталась Александру Исаевичу исключительно за его воинствующее диссидентство. Да и правда, в «Архипелаге» литературы, как искусства, очень мало. Но «Матренин двор», «Один день Ивана Денисовича» – это бриллианты русской и мировой словесности. Так что отметили Солженицына вполне по делу.

Иосиф Бродский

Иосиф Бродский

В 1987 году лауреатом стал американский гражданин Иосиф Бродский, как и Солженицын, изгнанный из СССР. Но если Александр Исаевич успел стать «нобелем» еще до выезда за границу, то у Бродского была хоть и немного похожая, но совсем иная судьба. Когда его объявили победителем, он уже писал на английском, и премию получил как англоязычный поэт.
Официальных номинантов на Нобелевскую премию обычно немало, но их имена по уставу Нобелевского комитета можно рассекретить через 50 лет. На практике «комитетчики» ведут себя еще жестче – известны имена номинантов на премию по литературе только с 1901 по 1950 годы. Среди них есть и русские фамилии, принадлежащие, в основном, эмигрантам. Неоднократно номинировали в те годы Льва Толстого, Марка Алданова, Николая Бердяева, Дмитрия Мережковского, Ивана Шмелева, Константина Бальмонта. Из советских писателей в списки попадали только Максим Горький и Леонид Леонов.

ФИЗИКА

Физика – это самая «нобелевская» для нас наука – 7 премий и 11 лауреатов, граждан СССР и России. А если уж считать тех, кто у нас родился, учился, уехал и отличился уже за рубежом, то будет значительно больше, но счет у нас «гамбургский». Нобелевская премия по физике вполне обоснованно считается самой авторитетной в этой науке – система ее присуждения сложна, многоступенчата, к обсуждению кандидатов привлекают тысячи специалистов, так что «нобеля» по физике получают самые достойные. К тому же есть правило, по которому награждаются работы, проверенные временем, поэтому премируются открытия или исследования, сделанные, как правило, более 20 лет назад.

Павел Черенков, Игорь Тамм и Илья Франк

Игорь Тамм
Илья Франк
Павел Черенков

Советские физики первую Нобелевскую премию получили в 1958 году. Наградили троицу за открытие и объяснение явления, которое называется «эффект Черенкова». В 1934 году Павел Черенков, исследуя люминесценцию жидкостей, сделал открытие – жидкость под воздействием радиоактивного излучения начинает светиться. А спустя три года Тамм и Франк доказали, что свет излучают быстрые электроны. Благодаря этому создали прибор, черенковский детектор для изучения элементарных частиц, что в свою очередь позволило сделать много других открытий.

Лев Ландау

Лев Ландау

В 1962-м Нобелевским лауреатом стал Лев Ландау. Незадолго до этого он попал в жуткую автомобильную аварию – две машины столкнулись лоб в лоб. Несколько недель находился в коме и чудом выжил. И присуждение самой престижной премии, конечно, добавило ему сил в борьбе за жизнь.

Да и вообще жизнь Льва Давидовича была полна приключений, которые зачастую он сам себе и организовывал. Например, в 1938 году задумал распространять антисталинские листовки. За такое тогда вполне могли расстрелять, но Ландау легко отделался, отсидев в тюрьме год под следствием. А уж о его женских похождениях ходят легенды, о которых в последнее время даже сняли два телевизионных сериала. Еще в юности он дал себе обет «не курить, не пить и не жениться», но против природы легковозбудимый Ландау не пошел, а заключил с женой «пакт о ненападении в супружеской жизни», то есть договорился, что скандалов из-за измен не будет.

Нобелевскую премию Лев Ландау получил за объяснение явления сверхтекучести гелия, сделанное в 30-е годы. К тому времени уже была открыта сверхпроводимость – при температуре близкой к абсолютному нулю электрическое сопротивление исчезает. Оказывается, при такой же температуре полностью исчезает и сила трения – Ландау сумел объяснить, почему так происходит.

Петр Капица

Петр Капица

Придется нарушить хронологический порядок. В 1978 году нобелевскую премию получил учитель Ландау Петр Леонидович Капица за то, что он в 1938 году открыл то самое явление сверхтекучести. Интересно получилось – сначала наградили толкователя, а спустя много лет – первооткрывателя.

Петр Капица – человек не менее легендарный, чем его ученик. Отношения с властью у него были острыми. В 20-30-е годы он работал в Англии, его насильно вернули в СССР. После войны его приставили к атомному проекту, но ему не понравилось, как Берия руководил учеными, и Капица – неслыханная дерзость — написал письмо Сталину с просьбой об отставке. И Петра Леонидовича отставили. Заодно и поувольняли отовсюду. После смерти Сталина ему стало жить легче. Капица вернулся в науку, в свои последние годы занимался проблемами термоядерного синтеза.

Продолжение

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.