Золото серых гор

И пяти статей такого объема не хватит, для того, чтобы подробно описать биографию этого противоречивого человека.

Джон Рональд Руэл Толкиен – английский писатель, поэт, филолог, профессор Оксфордского университета и человек, подаривший миру, вероятно, самое известное фэнтези пространство. Пространство, населенное хоббитами, гномами, эльфами и орками, истории о которых завладели умами миллионов читателей и легли в основу одних из самых выдающихся киноработ.



Толкиену пришлось в раннем возрасте пережить потерю родителей, справиться с разлукой, пройти войну и тяжелую болезнь. Католик до мозга костей, приложивший руку к созданию современной мифологии, и сам себя называвший простым хоббитом — кто он на самом деле?

Кроличьи норы

Детство Джона было непростым. Его отец — английский банкир из Бирмингема, Артур Толкиен, погиб в Африке, куда он был направлен с повышением по службе. Лихорадка унесла его жизнь незадолго до того, как он собирался проведать жену Мэйбл, вернувшуюся в Англию после рождения Джона и его младшего брата Хилари.

Молодая вдова нашла утешение в католичестве. Однако, родственники, приютившие Мейбл с детьми, после смерти отца семейства, сплошь протестанты и баптисты — не оценили этого шага, и предпочли разорвать отношения с семьей.

После этого Мэйбл перевезла детей в деревню. Именно здесь, среди вересковых холмов и деревьев, Джон проникся любовью к природе, к ее красоте и многообразию. Впоследствии, в своем творчестве он будет уделять особое внимание ландшафтам и живым существам своего выдуманного мира.

Мэйбл, будучи женщиной образованной, увлекающейся рисованием, игрой на фортепиано и владеющей несколькими языками, передавала свои знания детям, всеми способами заботясь об их разностороннем развитии.

Мейбл также успела привить детям католическую веру — будущий писатель до конца своих дней оставался глубоко религиозным человеком.

К сожалению, Мейбл ушла из жизни рано. Она умерла от диабета, когда Джону было всего 12 лет.
После этого дети вернулись в Бирмингем, а их опекуном по завещанию матери стал ее духовный наставник Морган Френсис, участвующий в судьбе будущего писателя до его совершеннолетия.

Данное Мейбл классическое дошкольное образование разожгло в Джоне неугасимую страсть к лингвистике. Его восхищали и вдохновляли древнеанглийские поэмы, и англосакские мифы, сказки и легенды; лишь укрепляя интерес к таинственным мирам, древним языкам и культурам.

Особенно мальчика увлек греческий язык, изучение которого он продолжал в одной из лучших школ Бирмингема. Первые же лингвистические эксперименты Джон начал еще до школы: вместе с двоюродными сестрами он выдумывал несуществующие языки для общения: анималик, Невбош — они вышли из английского и не отличались особыми изысками. Тем не менее, именно эти детские игры определили вектор развития лингвистических талантов Толкиена.

Позже, в лекции “Тайный порок” он отметит, что такого рода творчество характерно для каждого ребенка: у многих в детстве был свой особенный язык, который создавался не только с целью шифровать слова, — а также как акт особенного, первейшего человеческого искусства.

Потери и обретения

Школа принесла Толкиену множество новых увлечений: мальчик овладел готским языком на уровне разговорного, а испанский положил в основу собственного выдуманного языка.

Приближалось время поступления в университет и Джон, мечтавший попасть в Оксфорд, принялся усердно готовиться к вступительным экзаменам: у его опекуна Моргана не хватило бы денег на полную оплату обучения. А для того, чтобы учиться в престижнейшем университета Англии бесплатно, требовалось показать действительно выдающиеся результаты.

Но талантливый разгильдяй привык, что знания достаются ему легко, и с головой ушел в изучение и создание языков. Кроме того, у него начались отношения с Эдит Бретт, его очаровательной соседкой и одаренной пианисткой.

Как бы ни был талантлив Толкиен, эти увлечения сказывались на его результатах в школе, а подготовка к экзаменам была на некоторое время заброшена. Френсису это очень не нравилось, к тому же, Эдит была протестанткой — и опекун запретил подопечному видеться со своей возлюбленной до совершеннолетия.

Пускай нам это решение покажется жестоким, но для Джона, которому пришлось подчиниться, запрет стал огромным шагом вперед: высвобоженная неразделенной любовью и обидой энергия, а также появившееся свободное время, позволили ему сдать экзамены, пускай и со второго раза. Набранных баллов хватило для бесплатного обучения и стипендии в 600 фунтов.

Мирное время

В университете, точно так же, как и в школе, Джон продолжал пользоваться своим внушительным багажом знаний и талантом, временами отправляя учебу на второй план. Особую преданность он проявил к своим друзьям по школьному “Чайному Клубу”, продолжив постоянно с ними видеться.

И, конечно, он хранил верность Эдит. Прождав совершеннолетия три года, в свой 21-ый день рождения он отправил возлюбленной письмо, в котором просил ее руки. К сожалению, на тот момент Эдит уже была обручена — она, перестав получать от Джона какие-либо известия, решила, что не нужна ему. Но Толкиен был очень упорен в попытках ее добиться. Вскоре его будущая жена вернула кольцо своему несостоявшемуся супругу и обвенчалась с возлюбленным. Для этого ей пришлось порвать связь с родственниками-протестантами — Толкиен настаивал на ее переходе в католичество.

Занятия снова отошли на второй план: экзамены на звание бакалавра были куда менее интересными, чем Эдит и языки. Ознакомившись с Калевалой в английском переводе, он был очарован карело-финским эпосом, и взялся за языки этой группы. Впоследствии именно финский стал основой для главного творения Профессора — Квенья и Синдарин, языков Высших и Серых эльфов, на которых общаются некоторые его персонажи.

Ректор отметил рвение Толкиена к изучению языков германской группы, а также высокие отметки по сравнительной филологии и предложил ему выбрать именно эту специализацию. Но Первая Мировая война внеста свои коррективы.

Толкиен спешил получить степень в Оксфорде, чтобы отправиться в армию. Не оставляя учебы, Джон поступил на курсы радистов-связистов. В июле 1915 года он успешно сдал экзамен по английскому языку и литературе на степень бакалавра. И, пройдя военную подготовку в Бедфорде, получил звание младшего лейтенанта с распределением в полк ланкаширских стрелков.

Война и миры



Толкиену посчастливилось выжить в Первой Мировой — он попал всего на одно сражение, зато на самое кровпролитное. Речь идет о страшной битве при реке Сомме, где из каждых 10 человек Британской дивизии в живых осталось только двое. В битве на Сомме Толкиен потерял двоих друзей из Чайного Клуба, заразился сыпным тифом и окопной вошью. Остаток войны он провел в перемещениях из одного госпиталя в другой.

В госпиталях его идеи о новой английской мифологии, наконец, выросли из стихов про фей и эльфов, которые он читал своим друзьям по Чайному Клубу. Они оформились в идею Сильмариллиона, сборника мифов и легенд Средиземья. В создании нового эпоса ему помогала Эдит: ухаживая за мужем в госпитале, она переписывала легенды, использованные им при создании мира хоббитов.

Немало трудных моментов и испытаний выпали на долю молодых супругов, с самого начала их отношений. Но они оказались не напрасными. Эдит осталась единственной любовью в жизни писателя. Они прожили вместе много счастливых лет, полных взаимных чувств и общих увлечений, став родителями четверых детей.

После рождения первенца, когда Толкиен находился на лечении из-за очередного рецедива тифа, они с Эдит постоянно гуляли по полям Бримингема. Увидев ее однажды танцующей в зарослях болиголова, Толкиен придумал историю про Лутиен Тинувиэль, бессмертную эльфийку, и обычного человека Берена, который в нее влюбился.

Впоследствии, когда Эдит умерла, на ее надгробии Толкиен попросил сделать надпись “Эдит Бретт, Лутиен”. На его же нагробии выбили, помимо имени, надпись “Берен”, — хотя он сам причислял себя к хоббитам, любившим простую, добрую жизнь.

В отличии от работы над Сильмариллионом и языками жителей Средизмемья, карьера Профессора встала на месте. По совету одного из бывших учителей, он принял участие в создании Оксфордского словаря. Жалования все равно не хватало, и семью Толкиенов спасали подбратки Рональда в качестве преподавателя. Наконец, дослужившись до профессорской степени в Лидсе, он прошел по конкурсу в Оксфорд и полностью посвятил себя преподаванию. Современники отмечают, что у Толкиена была плохая дикция. Это мешало студентам усваивать материал, и Профессор старался восполнять недостаток умением рассказывать.

И из него получился действительно хороший рассказчик: в очередном созданном им клубе “Инклинги”, куда входил Клайв Льюис и другие его коллеги из Оксфорда, он впервые показал свои рукописи о Средиземье. Вопреки обыкновениям клуба, к его работам отнеслись восторженно, Льбис уговравивал Толкиена опубликовать их.

Успех

Публикация “Хоббита, или Путешествия туда и обратно” была экспериментом: Стэнпи Анвин, издатель, с которым познакомили Толкиена, дал рукопись Хоббита своему 6-летнему сыну. Он оценил сказку положительно, и, несмотря на ожидание убытков, ее напечатали.

Никто, особенно сам Толкиен, не ожидал, что его книжки, изданные в мягком переплете по самой низкой цене, обретут такую популярность. Востроженные фанаты нашли потрясающее место, где можно было спрятаться от реальности.

Для выпуска следущих книг писателю понадобилось 17 лет, с 1938 года, когда вышел Хоббит, по 1954 он занимался разработкой языков Средиземья, его историей и мифологией. Период, на который пришлось написание книги, захватил Вторую Мирувую Войну. Жестокость нацистов и союзников страшно поразила Профессора, тем не менее, в предисловии к Властелину Колец он настаивает на бессмысленности поисков отсылок ко Второй Мировой в его творчестве.

Профессору было сложно справиться со свалившейся на него популярностью, разбогатев, он с семьей переехал в домик в глубинке, где посвятил остаток жизни жене, детям, литературному клубу и филологическим изысканиям, так и не закончив основной труд своей жизни: Сильмариллион.

Толкиен — маг, который знал особенную тайну, делавшую его всесильным: придумывание новых языков, конечно, не столько полезно в реальной жизни, но владеющие этим искусством получают способность творить иные миры. Миры столь живые, красочные и удивительные, что множество почтенных взрослых людей по всему миру одевает на себя серые плащи, берет деревянные мечи, и, перебрасываясь короткими фразами на непонятных остальным мелодичных языках, убегают в подаренный им мир Средиземья.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.