Отцы Обнинска

Почему Обнинск возник именно там, где возник, и какую роль сыграли в этом исторические личности



Как появляются города? Известна теория, объясняющая возникновение городов в Средневековой Европе – они появились как поселения ремесленников, когда экономика поднялась до такого уровня, при котором, чтобы прокормить себя, крестьянину уже не обязательно было заниматься только сельским хозяйством. В России же города возникали как опорные пункты власти, у нас город – это традиционно административный центр, точка силы.

Обнинск в каком-то смысле тоже точка силы, но он появился вовсе не как административный центр. Все обнинцы знают, что это город науки, заложенный в 1946 году. Что за время своего развития он «съел» деревени Пяткино (промплощадка ФЭИ), Самсоново (завод «Сигнал»), частично Белкино (52-й мкр). Возник же он на данном месте вовсе не благодаря этим деревням, скорее, даже вопреки. Потому что сносить населенный пункт дорого стоит – людей надо куда-то переселять, давать им жилье.

Кто и как выбирал место


Так почему же именно на этом месте вырос Обнинск? Почему именно в среднем течении Протвы, а не на Угре или где-нибудь еще? Чем был обусловлен выбор, да и кто выбирал-то?

Виктор Петрович Обнинский

Все с одной стороны просто, а с другой – не очень. Летом 1945-го, после того, как сначала были испытаны, а потом сброшены на японские города ядерные бомбы, атомный проект СССР стал развиваться с максимально возможной скоростью – была поставлена задача создать свою бомбу как можно быстрее.

Использовались не только внутренние силы – советские специалисты добывали уран в Болгарии, Чехословакии и Восточной Германии, еще в СССР вывезли несколько сотен немецких ученых и инженеров. Для их работы создали четыре литерные организации. В июле 1945-го институты «А» и «Г» в Сухуми. Потом лабораторию «Б» (теперь это город Снежинск).

19 декабря 1945-го было принято постановление Совета народных комиссаров № 3117-937сс (буквы означают – «совершенно секретно) «О 9-м Управлении НКВД СССР». В нем в частности было написано: «организовать лабораторию «В» с использованием в ней заключенных-специалистов и немецких специалистов, подлежащих изоляции». Под постановлением стоит фамилия заместителя председателя Совета народных комиссаров (СНК) Берия. Он, как известно, возглавлял атомный проект СССР.

Где будет располагаться лаборатория «В», решили не сразу. Да и не сразу определили, чем ей заниматься. Другим литерным организациям поставили четкие задачи – институты «А» и «Г» разрабатывали методику разделения изотопов урана, лаборатория «Б» занималась средствами защиты от радиации (там работал заключенный Тимофеев-Ресовский). А для лаборатории «В», судя по опубликованным документам, почти весь 1946 год не было конкретного дела – в ней планировали использовать опыт немецких ученых по ядерной проблеме в самом общем виде. Лаборатория «В» как бы выпала из атомного проекта страны – ей не отводилось работ, непосредственно связанных с созданием атомной бомбы.


Вероятно, поэтому не очень спешили с ее организацией. Только в апреле 1946 года было решено, где она расположится. Важнейший для истории Обнинска документ приведем почти полностью. Это записка министра внутренних дел Сергея Круглова в адрес Лаврентия Берия от 8.04.1946: «Лабораторию «В» можно разместить в помещениях, занимаемых Обнинской детской трудовой воспитательной колонией. Усадьба колонии расположена в 105 км от Москвы, в лесу, имеет в главном корпусе 4500 кв. м полезной площади (речь идет о будущем главном корпусе ФЭИ – прим. авт.). Детей, выводимых из Обнинской колонии, предполагается разместить временно в других колониях МВД… ». Обычно расторопный Берия отреагировал только через 10 дней – 18 апреля он наложил резолюцию: «Согласен. Прошу сообщить, когда будет подготовлена лаборатория «В» Расписался и поставил дату. А 27 апреля вышел подписанный Сергеем Кругловым приказ МВД о создании лаборатории «В» на территории колонии для малолетних преступников в районе станции Обнинское.

Сергей Круглов

Здесь надо остановиться и попробовать разобраться. Документально подтверждено – последнее слово в размещении лаборатории оставалось за Лаврентием Берия. Он решал, где и что будет находиться. Поэтому именно Лаврентию Павловичу по статусу должен принадлежать титул отца города Обнинска. Однако из документов видно, что выбирал не он, он утверждал.

Выбирал же место министр внутренних дел Сергей Круглов. А вот сам ли он лично ездил по потенциальным площадкам или это делали его замы – этого пока мы не знаем. Одно знаем – место было подобрано удачней некуда. Здесь уже многое было для того, чтобы размещать секретную лабораторию. Самое главное – имелась закрытая охраняемая зона с рядами колючей проволоки и вышками по периметру. В ее центре находилось большое здание, подходящее для самой лаборатории. Железнодорожная станция недалеко, всего в двух километрах, да и бетонная дорога есть между станцией и зоной. Место не сказать, чтобы глухое – рядом находилось несколько деревень и поселок «Бодрая жизнь», с другой стороны – не слишком населенное. И что еще немаловажно, тот, кто выбирал место, знал толк в том, где размещать секретные объекты – здесь просто красиво. Кругом будущей лаборатории высокие сосновые леса, а в километре – река. Чудо, как хорошо! Физикам должно понравиться.

Что предшествовало


Обнинск возник здесь благодаря цепи событий, которые начались еще в конце XIX века. Со всей определенностью можно утверждать, что если бы владелец местных земель Виктор Петрович Обнинский не соорудил здесь в 1899 году дачу (ул. Пирогова, 1), то никакого Обнинска впоследствии и не было бы.

Станислав Теофилович Шацкий

Построив симпатичный особнячок, Виктор Петрович вскоре стал нуждаться в средствах и совершил знаковый для будущего поступок – продал дачу и земли вокруг нее Маргарите Кирилловне Морозовой. Она, известная меценатка, в 1911 году выделила 42 десятины земли и деньги для организации летнего оздоровительного отдыха детей московской бедноты. Слово «лагерь» тогда было не в ходу, говорили – «колония». Так появилась колония «Бодрая жизнь», которой руководил московский педагог Станислав Теофилович Шацкий. Маргарита Кирилловна ему покровительствовала. Опыт оказался удачным, и вплоть до 1917 года каждое лето здесь функционировал детский лагерь (разумеется, колония Щацкого, существовавшая здесь до 1941 года, и детская колония МВД, образованная в 1944-м – это совсем разные по своей сути организации — прим. авт.).

После революции, в 1919-м здесь на государственные деньги была организована уже стационарная школа-интернат с прежним названием «Бодрая жизнь» — деревенское отделение Первой Опытной станции Наркомпроса. Средств в нее вкачали немало. Например, в 1920 году на «Бодрую жизнь» ушла четверть всех денег, отпущенных в стране на образование и культуру! А потому, что Шацкому предстояло организовать образцово-показательную школу Советской России. С задачей он справился. В результате возник целый поселок с инженерной инфраструктурой и крупным подсобным хозяйством – настоящая «детская страна».

В 1936-м неподалеку от «Бодрой жизни» начали строить лесную оздоровительную школу Наркомпроса для детей, больных туберкулезом – солидное 4-этажное здание с широкими окнами. Плюс к нему – электростанцию, столовую, гараж, водонапорную башню, жилые дома для персонала – целый городок. Вполне вероятно, что наличие рядом «Бодрой жизни» сыграло свою роль при выборе места строительства – получался целый комплекс детских учреждений. Сейчас бы сказали – кластер.

В 1937-м здание было готово. Есть сведения, что туда заселили первых больных ребят из детдомов. Но прожили они в лесной школе недолго – здание потребовалось под Испанский детский дом. СССР взял на себя труд спасения детей испанских республиканцев от гражданской войны, и сюда поселили около 500 из них.

Когда началась Великая Отечественная, Бодрую жизнь» и Испанский детдом эвакуировали – сюда они больше не вернулись. Внушительный комплекс «детской страны» ждала совсем иная судьба. В здании Испанского детдома располагался сначала немецкий госпиталь, потом советский – отчего потом рядом находили могилы и немецких, и советских солдат, умерших от ран.

С мая 1942-го почти год там находилось самое главное управление штаба Западного фронта – оперативное. А командующий фронтом Георгий Жуков «квартировал» в километре от него — на даче, построенной Обнинским. Впрочем, еще с 10-х годов прошлого века в народе за ней закрепилось название – Морозовская.

Маргарита Кирилловна Морозова

Как использовалось здание бывшего Испанского детдома с апреля 1943-го по июнь 1944-го – не ясно. А летом 1944-го здесь устроили ту самую воспитательно-трудовую колонию (ВТК) для малолетних преступников – «детская страна» вернулась, но уже в совсем ином качестве. Просуществовала она недолго – 13 мая 1946-го вышел приказ о передаче ее имущества лаборатории «В». И через несколько месяцев место юных заключенных заняли немецкие физики-ядерщики.

Не было бы счастья…



Возглавлял их профессор Хайнц Позе, член национал-социалистической партии с 1937 года. Прибыл он сюда в августе 1946-го в добровольно-принудительном порядке, как крупный специалист-теоретик по ядерным реакторам. Его назначили научным руководителем лаборатории «В» и поручили то, в чем он хорошо разбирался – разрабатывать энергетические реакторы. Был бы он специалистом по центрифугам – делал бы центрифуги. Никакого отношения к ядерному оружию работа Позе и его коллектива не имела, но она определила все будущее лаборатории «В» и Физико-энергетического института, возникшего на ее основе.

В 1950 году в СССР решили построить атомную электростанцию. А где ее строить, как не в лаборатории «В», где уже были сделаны определенные наработки в этом направлении? Поэтому она и дала здесь ток 26 июня 1954 года уже после смерти тех, кто принимал это решение – Иосифа Сталина и Лаврентия Берия. Немцев, кстати, к тому времени от работ отстранили, заменив их своими молодыми специалистами.

До июля 1956-го городок был закрытой зоной. Однако скоро колючую проволоку сняли. Одна из причин в том, что Первая АЭС вызвала огромнейший интерес в мире – многим руководителям дружественных иностранных государств хотелось на нее посмотреть. А держать построенный за это время город на закрытом положении выглядело не очень приличным. Однако вовсе не это было главной причиной «открытия» Обнинска. Хотя здесь делались секретные разработки реакторов для подводных лодок, это все-таки не атомные бомбы. Поэтому режим секретности благодаря начинавшейся хрущевской «оттепели» немного ослабили – город открыли. И 24 июля 1956 года вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР — поселок Обнинск переименовали в город Обнинск областного подчинения. Эта дата считается официальным днем рождения города. Что очень условно.

Обратим внимание, никакого «поселка Обнинск» официально не существовало. Была лаборатория «В» и собственно город – объект «В» (почтовый адрес Малоярославец-1) Была и есть железнодорожная станция Обнинское. Но она тогда не вошла в состав нового города – пристанционный поселок с таким же названием еще несколько лет продолжал находиться на территории Угодско-Заводского (ныне – Жуковского) района. «Переименование» было замаскированным ослаблением режима секретности – открытием закрытого города.

Обнинск возник как следствие многих связанных друг с другом событий, а толчком им послужило строительство Виктором Обнинским своей дачи. Так что название у города правильное и справедливое.

Екатерина Задохина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.