Любыми путями – к истине

Норвежский этнограф Тур Хейердал 28 апреля 1947 начал свою легендарную экспедицию «Кон-Тики» — путешествие на небольшом плоту от берегов Южной Америки до островов Полинезии.



Популярность фильмов «Пираты Карибского моря», «Жизнь Пи», всевозможных ремейков о Робинзоне Крузо говорит о том, что, может быть, в глубине души всем хочется почувствовать «ветер перемен», оказаться где-нибудь на необитаемом острове, сделать прыжок в другой, яркий мир. Тур Хейердал относился к тем людям, которые, делая подобные прыжки, совершали небывалые и смелые научные открытия.

В детстве с Туром произошли два случая, во время которых он чуть было не утонул, и от этого долгое время панически боялся плавать. Но тяга к природе взяла своё: мальчик постоянно отправлялся в походы, ночевал в лесах под открытым небом, подолгу гулял в горах. Он научился преодолевать страхи, и впереди его ожидало настоящие приключения.

После трех лет обучения на кафедре зоологии и географии в Университет Осло, юноша понял, что хочет изучать природу не в пыльной лаборатории, а в естественных условиях. Он отправляется на Маркизские острова, где ему приходит в голову идея: могучие статуи здешних мест удивительно похожи на памятники культур Южной Америки. Возможно, предками этих народов, поклоняющихся «белым богам» — Тачгароа, Капе, Тики — были люди, приплывшие из Южной Америки ещё до европейской колонизации?

Один из уважаемых друзей семьи Хейердалов, музейный работник, услышав эту гипотезу, рассмеялся:
-Ни один из южноамериканских народов не переселился на острова Тихого океана. И знаете почему? Ответ весьма простой: они не могли доплыть до этих островов. У них не было лодок!
-Но у них были плоты… Знаете, плоты из бальзового дерева – ответил Тур.
— Ну что ж, попробуйте дойти из Перу до островов Тихого океана на бальзовом плоту(1).
Итак, вызов был брошен. Где-то нужно было отыскать смельчаков, готовых вместе с ним участвовать в экспедиции. Хейердал не хотел, чтобы участниками были моряками. В случае удачного завершения путешествия, успех не должны были приписать опыту и современным знаниям морского дела, которыми древние перуанцы не обладали. Так участниками стали художник Эрик Хессельберг, специалисты по радио Кнут Хаугланд и Турстейн Робю, энтузиаст-этнограф, Бенгт Даниельссон и инженер Герман Ватцингер. Практически обо всех из них Тур знал только то, что говорили ему их лица.

Сложности начались с финансовых вопросов. Из-за отсутствия доказательств собственной теории, Хейердал часто получал отказ в ответ на просьбы о помощи. Поначалу поддержку оказывали увлеченные журналисты, условившиеся, что исследователи напишут ряд статей для газет, но позже они дали задний ход. Всё удалось благодаря частным заёмам благотворителей, верящих в успех команды, а также продовольственной помощи военного министерства США. На этом барьеры не кончались: за требование о выезде из Южной Америки на плоту вполне серьёзно могли посадить за решётку, кроме того, надо было как-то решать проблемы с перевозкой экипировки в нужное место. Это удалось сделать на уровне ООН, где среди прочих важных лиц нашёлся личный друг президента Перу, согласившийся написать рекомендательное письмо. Оставалось «всего ничего»: соорудить годный для плавания по океану плот, способный выдержать экипаж из шести человек и их продовольствие на 4 месяца.

Тур и его помощники, искавшие уникальные бальзовые деревья в джунглях Эквадора, рисковали жизнью: грязь, возникшая из-за сезона дождей, мешала поиску, также как и опасность наткнуться на дикие племена охотников, главный промысел которых – продажа засушенных человеческих голов. Но бревна были отобраны, а плот — построен без единого гвоздя.

Заручившись самыми худшими предсказаниями экспертов, осмотревших плот, 28 апреля 1947 года экспедиция «Кон-Тики», названа в честь перуанского бога Солнца, начала свой долгий путь. Фактически не один из членов команды не знал в точности, как управлять плотом, поэтому приходилось учиться методом проб и ошибок. И к несчастью, едва ли не самую трудную часть пути пришлось преодолевать именно в начале: холодное течение Гумбольдта в экваториальных водах несло с собой огромные волны и круговороты. Но у судна, по словам самих же путешественников, напоминавшего сеновал, были неоспоримые преимущества. При сооружении применялись не стальные крепления, а веревочные канаты, благодаря чему бревна легко преодолевали гребни волн, двигаясь, как клавиши пианино. Попадающая на палубу вода, словно через сито, просачивалась через широкие щели между стволами. Наконец, крепления тросов, которым эксперты предсказывали износ за две недели, не подавали ни малейших признаков порчи – бальзовая древесина была настолько мягкой, что тросы не тёрлись об неё, а медленно впивались.

Так преодолевая волну за волной, плот пел свою жалобную песню, но оставался крепким и уверенно двигался вперед.



Насущный вопрос: чем же питаться шестерым крепким мужчинам несколько месяцев – не вызывал волнений. На палубу каждый день приземлялись летучие рыбы. На них ловили макрелей и тунцов. Сложенный в коробки паёк был хорошо защищён от соленой воды тонким асфальтовым покрытием. Мясо постоянно рыскающих поблизости акул не было таким вкусным и содержало аммиак, от которого надо было избавляться вымачиванием в пресной воде, но приходилось употреблять и его, т.к. здесь действовал принцип «ты или тебя». Припасов пресной воды должно было хватить: однако Тур и его команда учились экономить. Это был единственный раз, когда методикой древних полинезийцев решили не пользоваться, ведь согласно преданиям, чтобы утолять жажду солёной водой без каких-либо последствий для организма, они жевали листья особого растения (сегодня известно, что это были листья коки)

Усталая, но бодрая духом экспедиция «Кон-Тики» за предсказанные 97 дней всё-таки доплыла до островов Полинезии. Но здесь их ждал неприятный сюрприз: прибрежные рифы, похожие на баррикады из ржавого железа, не позволяли даже приблизиться к берегу на плоту. Попрощавшись с частью продовольствия и приготовившись к худшему, истосковавшиеся по земле мореплаватели решили перебраться через риф, чего бы им это не стоило. Так, рискуя жизнью, команда пережила накрывающие их прибойные волны, которые иногда достигали 8 метров, не считая пенистых гребней, возвышавшихся ещё на 5. Уже после того, как две предыдущие попытки близ островов Пука-Пука и Ангатау оказались неудачными, им чудом удалось высадиться на маленьком неизвестном острове. «Чистилище» было сырым, но все чувствовали, что рай стоил того. Их путь окончился на острове Таити, откуда норвежский пароход «Тор-1» благополучно переправил закончившуюся небывалым успехом экспедицию в Америку.
Сегодня в старую легенду продолжают верить: некоего Кон-Тики прогнали из Перу, и тогда он переплыл со своими людьми Тихий океан и оказался на островах Полинезии, где с тех пор почитают великого предка Тика, приплывшего на эти острова в древние времена. Одно из самых храбрых и небывалых дерзаний XX века, экспедиция «Кон-Тики», преодолев 1/5 охвата всего земного шара, осталась подтверждением, что неистощимое желание и вера обязательно приводят к успеху и позволяют утвердить новый взгляд на прошлое.

(1) Отрывок взят из автобиографической книги Тура Хейердала «Путешествие на Кон-Тики»

Анастасия Петракова

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.