Персона номера. Андрей Клюкин: «То, что сейчас происходит в музыке очень похоже на то, что происходит в современном сельском хозяйстве».

Кто культивирует «Дикую мяту»?



В июне в культурном центре «Этномир» под Боровском взорвется безудержным весельем один из самых крупных world music фестивалей в России – «Дикая мята». Несмотря на название, «Дикая мята» — очень цивилизованное мероприятие с высоким уровнем безопасности среды и адекватности публики. Первый раз этот фестиваль состоялся в Москве в 2008 году как однодневный городской праздник фолк-музыки. К 2014 году «Дикая мята» превратилась в многодневное загородное действие с несколькими сценами, мощной инфраструктурой, богатой программой и толпой поклонников.

Мы поговорили с генеральным продюсером «Дикой мяты» Андреем Клюкиным об особенностях его фестиваля, о возможности выступления на «Дикой мяте» Земфиры и об идеальном образе жизни.



— Почему в качестве места проведения уже несколько лет подряд вы выбираете «Этномир»?

У нашей команды большой опыт в плане проведения фестивалей, мы делали их в разных регионах страны и за ее пределами. «Этномир» — самая комфортная для зрителей площадка из тех, что я видел. Посудите сами: тут есть удобные парковки, водопровод в кемпинге, освещение. В случае дождя спасают каменные и деревянные дорожки — зрители не ходят по колено в грязи, а это важно. Тут есть недорогие магазины, кафе, wifi. Ну и главное, «Этномир» – музей под открытым небом, который ориентирован на культуру разных стран. Для фестиваля, который приглашает музыкантов со всего мира, это очень подходит.
— Кто, на ваш взгляд, самые интересные российские музыканты на сегодняшний день?

— Это очень сложный вопрос. Я не могу на него прямо ответить, так как талантливых музыкантов много, и выделить кого-то одного сложно. Я слушаю много музыки и часто воспринимаю жизнь как клип. Мне проще сказать, что я не люблю. Я не могу слушать глупую и пошлую музыку, за которой нет ничего, кроме желания заработать или оказаться на сцене.

— Почему вы не приглашаете Земфиру как певицу №1? Дорого? Или по другой причине?

— У меня такое ощущение, что Земфира как артист сама определяет, где и когда ей хочется играть. Если бы в ее планы входило выступление на нашем фестивале, то мы непременно получили бы предложение от ее менеджмента.
— Чем «Дикая мята» отличается от других музыкальных фестивалей («Нашествие», «Пустые холмы», «Крылья», «Пикник Афиши»)?
— Вы перечислили абсолютно разные по идеологии и музыкальному содержанию фестивали. К своему стыду я не был на «Крыльях». Но все перечисленные фестивали мне симпатичны. Мне нравилось отдыхать на «Пустых холмах», много лет я работал на фестивале «Нашествие», а «Пикник Афиши», на мой взгляд, один из лучших городских фестивалей. У фестиваля «Дикая мята» свое лицо, но есть пересечения: так же, как и на «Нашествие», на «Дикую мяту» люди едут со всей страны, так же, как «Афиша», мы открываем много музыкальных имен зрителям, и, как на «Пустых холмах», у нас очень дружелюбная и позитивная атмосфера.
— Что значит для фестиваля вхождение в европейскую ассоциацию фестивалей Yourope?

— Это значит, что мы как фестиваль признаны в Европе. Это как знак качества. Мы привозим музыкантов со всего мира, и такое признание сильно облегчает нам работу и переговоры с мировыми звездами.
— Каковы критерии выбора музыкантов для «Дикой мяты»? Выступают ли здесь, например, рэп-группы или малоизвестные коллективы?

— Тут все просто. Главный принцип — нравится, не нравится. Глупо приглашать на фестиваль музыкантов, чья музыка у тебя не вызывает удовольствия. Еще очень важно лицо артиста. Понимаете, то, что сейчас происходит в музыке очень похоже на то, что происходит в современном сельском хозяйстве. На прилавках одинаковые генно-модифицированные овощи: красные, блестящие помидоры, упругие перцы. И все это почти без вкуса и запаха. Вот и в музыке сейчас куча однотипных групп и музыкантов «с одной грядки». Мы же стараемся найти в музыке что-то интересное, самобытное и яркое.
И, конечно, мы ищем музыкантов, в чьем творчестве есть созидание. Понимаете, сейчас мы все живем в диком темпе, и в этом темпе происходит разрушение того, что считается светлой стороной жизни. Мир становится злее, циничнее, хладнокровнее. Для гармонии в мире нужно больше положительных событий. Вот, «Дикая мята» и есть такое событие.
А что касается жанров, то у нас представлена почти вся музыка: world, rock, jazz, есть рэп- исполнители, электронщики, и дабстеп представлен.
— Что такое хороший фест? Каков рецепт?

Наверное, дело в зрителях. Я никогда и нигде не видел такого количества позитивных и добрых людей, как на «Дикой мяте»! Это — удивительный феномен. Видимо, музыка, которая звучит на сценах нашего фестиваля, привлекает людей светлой душевной организации. Для таких людей очень приятно работать.
— Помимо музыки, что будет происходить этим летом на «Дикой мяте»?

— Кроме сцен, где почти круглые сутки будут выступать артисты со всего мира, гостей «Дикой мяты» ждут ярмарка «Дар Базар», устроенная по принципу индийских маркетов на ГОА, множество чайных, ярмарка эко-продуктов «Зеленый базар», территория Green Age, где представлены школы и центры программ здорового питания, здорового тела и духа. Будут кинопоказы, игровые зоны, детские площадки.
— Приедут ли в этом году украинские музыканты? Или возникли проблемы?

— Мы распланировали музыкальную программу фестиваля задолго до событий, связанных с обострением политических отношений между нашими странами. В программе «Дикой мяты», конечно, есть музыканты из Украины.

Украинцы — очень музыкальный народ, и я очень люблю музыку этой страны. Я надеюсь, что текущая ситуация не приведет к тому, что приезд музыкантов станет невозможным. А вообще, я больше верю в музыку, чем в политику. Музыка — это дыхание, без нее нельзя жить. Всегда музыканты были миротворцами, в Евангелие сказано: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими».
— Удается ли вам на «Дикой мяте» получить удовольствие? Или организаторские функции не позволяют расслабиться?

— На самом фестивале я получаю удовольствие только в два коротких момента. Когда на сцену выходит первый артист, и когда заканчивает выступление последний. Все остальное время — это работа, работа, работа. Вы знаете, я влюблен в коллектив Jgroup, более крутых ребят я не видел. Я всегда поражаюсь: «Как нам все это удается сделать?» Мы не успеваем есть и спать, а фестиваль мы смотрим потом, когда выходит фильм.
— Как вы считаете, может ли в России быть коммерчески успешным трезвый фестиваль, к которым, как я понимаю, относится «Дикая мята»? Ведь, несмотря на название, это очень цивилизованный фестиваль.

— Это очень сложно. Правда. На данный момент самые кредитоспособные спонсоры и партнеры — это алкоголь и сигареты, деньги от которых мы никогда не принимали. Я бесконечно благодарен, тем партнерам, которые помогают делать наш фестиваль. И, конечно, я благодарен зрителям, которые приезжают к нам, ведь цивилизованным фестиваль делают именно они.
— Как вы представляете себе идеальный образ жизни?

Я его себе могу представить только умозрительно, к сожалению. Я просыпаюсь и иду на работу, где нахожусь до позднего вечера. Часто работаю в выходные, не успеваю достаточно общаться с детьми, ходить в спортзал, гулять, ходить на концерты и в театр. Мой образ жизни далек от идеального. Я пытаюсь это изменить, но появляются новые и новые проекты, которые захватывают меня. Так хочется сделать как можно больше. Мы меняем мир: выдираем людей из зомбоящиков, из повседневной рутины, даем музыку, которую не показывают по ТВ, не крутят на радио. Все это очень увлекает. А, чтобы все это делать, нужно бесконечно трудится: искать деньги на фестивали, договариваться с партнерами, вести кучу документации, получать разрешения и так далее. Короче, «ух». Не выходит идеальный образ жизни.
— Как вы отдыхаете? Слушаете музыку? Или это работа?
Сплю, читаю… Если есть время, путешествую. А музыка со мной всегда.

Фестиваль «Дикая мята» многие люди воспринимают как музыкальный праздник с этнической направленностью (возможно, потому, что он проходит в «Этномире»), но на самом деле палитра музыкальных направлений «Мяты» гораздо шире. В разное время здесь выступали такие музыканты как: Горан Брегович (Сербия), Katzenjammer (Норвегия), Нино Катамадзе (Грузия), Varttina (Финляндия), Tonino Carotone (Испания), Oquestrada (Португалия), Иван Купала и Инна Желанная, Zdob si Zdub (Молдова), Budzillus (Германия), Billy’s Band, Даха Браха, Sunsay, Эгари (Грузия), John Forte (USA), чернокожая регги-группа «Easy Star All-Stars» и многие другие.

В этом году хэдлайнером фестиваля заявлен Alex Clare — исключительный британский музыкант. Его первый альбом «The Lateness Of the Hour» увидел свет совсем недавно – 11 июля 2011 года, а сейчас его хит «Too Close» слушают все: от всеядных школьниц до искушенных меломанов. Приглашение Alex Clare в качестве главного музыканта фестиваля – очередное доказательство мультижанровости «Дикой мяты». В творчестве британского музыканта соседствуют друг с другом композиции в стиле гаражного рока («Up All Night»), модного нынче дабстепа («Too Close»), драм энд бэйса («Treading Water») и расслабляюще-успокаивающего трип-хопа («Damn Your Eyes»).

На «Дикой мяте» этим летом ожидается также великолепная, лучезарная прибалтийская группа «BrainStorm», с которой жители Обнинска уже имели честь познакомиться в «Доме ученых», благодаря городскому «Клубу живых» во главе с Марией Ивановской. «BrainStorm исполняет песни на трех языках: солнечном латышском, прекрасном английском и на лиричном русском. Музыканты этой группы плодотворны на альбомы и хиты, и вам, конечно же, знакомы — «Maybe», «Colder», «Ветер», «Миллионы минут», «Thunder Without Rain», «Ты не один». А также знаковые дуэты с группами Би-2 («Скользкие улицы») и Каста («Ступени») и писателем Евгением Гришковцом («На заре»).

Беседовала Екатерина Задохина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.