Спорт. Из 2014 в 2018

В Бразилии прошел 20-й чемпионат мира по футболу. Своими впечатлениями о турнире поделился Лев Березнер, защищавший цвета новороссийского «Черноморца» в Премьер-Лиге.





— Главное футбольное событие четырехлетия завершилось. По горячим следам многие сходятся во мнении, что это был лучший чемпионат мира по футболу в истории. Ты согласишься с этим мнением?

— Однозначно утверждать, что минувший чемпионат мира был лучшим в истории, я не берусь. Один из лучших? Очень может быть. Дело в том, что простому болельщику за матчами турниров такого рода приходится следить, как правило, по телевизору. Это сейчас наше телевидение показало абсолютно все матчи группового этапа и плей-офф. А ведь были времена, когда матчи показывали выборочно, как, к примеру, на чемпионатах мира в Испании или в Мексике.

Отмечу лишь, что бразильский мундиаль оказался значительно интереснее чемпионатов мира, состоявшихся в США, Южной Корее-Японии и ЮАР. Сегодня американский чемпионат мира мне вспоминается как нечто серое и малоинтересное. Турнир в Японии и Корее запомнился сумасшедшей жарой, а южноафриканский вообще оставил тягостно-депрессивное впечатление.
И тут Бразилия: страна, где футбол – это практически национальная религия. Провести в Бразилии чемпионат мира по футболу, это как в Канаде провести чемпионат мира по хоккею. Он здесь просто не может быть плохим или средненьким – только лучшим. Здесь особая аура, особая футбольная атмосфера, особый настрой людей. Здесь все пропитано духом великих побед. И вся Бразилия целый месяц жила в атмосфере этакого футбольного пиршества, футбольного праздника, который случается раз в четыре года.

— На южноамериканской земле вообще предыдущий чемпионат мира проводился тридцать шесть лет назад – в далеком 1978 году в Аргентине.

— Разумеется, это наложило определенный отпечаток: сборные из Южной Америки выглядели совсем по-другому, нежели на предыдущих чемпионатах – приехал целый ряд очень интересных команд. Так что это был однозначно один из самых ярких мундиалей. Я, например, попросту не припомню такого количества матчей, завершившихся в дополнительное время, такого количества бескомпромиссной борьбы до самого финального свистка. И в плане открытия новых интересных футболистов, и в плане открытия сборных команд этот турнир однозначно выигрывает у своих предшественников.

— А кто лично для тебя стал открытием турнира?

— Для меня полным откровением стали сборные Чили и Коста-Рики. Эти люди показали, что, не обладая каким-то мегамастерством, звездным составом, будучи весьма ограниченными в выборе исполнителей, только за счет функциональной подготовки и запредельной самоотдачи, близкой к самопожертвованию, соответствию современным футбольным требованиям в плане движения на поле, взаимопонимания, можно добиваться результата. Колумбийцы – то же самое. Их всех на родине встречали, как героев! Потому что играли они, как герои.

Еще до турнира мы знали, что Луи Ван Галл – великий тренер, это даже не обсуждается. А вот для меня он стал открытием турнира: привезя команду, в которой в основе выходили семеро 22-23-летних футболистов – очень юных для турнира такого уровня – да еще и из далеко не звездного местного голландского чемпионата, он отступил от некоторых своих концепций в плане тактики. Это удивило, но дало результат – сборная Нидерландов стала бронзовым призером мундиаля.

Еще меня удивил аргентинский тренер Алехандро Сабелья – по меркам топ-тренеров совершенно не богатый человек. Долгие годы он был на вторых ролях, пока его не пригласили поработать с «Эстудиантесом» из Ла-Платы. С ним Сабелья выиграл Кубок Либертадорес — это как Лига чемпионов в Европе, а затем получил очень заманчивое предложение от клуба «Аль-Джазира» из ОАЭ, где можно было заработать безумные деньги перед пенсией.
Уже имея на руках подписанный с «Аль-Джазирой» контракт, Алехандро Сабелья получил предложение возглавить сборную Аргентины. Он извинился, отказался от баснословных денег в Эмиратах и приехал тренировать сборную своей страны. И выиграл с ней серебро турнира.



Меня удивила сборная Алжира с их тренером Вахидом Халилходжичем: они с Бельгией первым номером играли и до 70-й минуты вели в счете. Они корейцев попросту раскатали по газону. А с Германией вообще мы увидели просто шедевр тактики от тренера Халилходжича: алжирцы не окопались в обороне, а высоко прессинговали – немцы в первом тайме чудом «отскочили». Откровенно говоря, будущих чемпионов мира вообще могло не быть в следующем раунде плей-офф, если-бы не командное везение и чудо-вратарь немецкой сборной Мануэль Нойер.

Все мы знали еще до старта турнира, что Нойер – неплохой вратарь. Сейчас можно смело заявить о том, что Мануэль Нойер – это практически новое слово в футболе. Своей игрой он доказал, что он является одним из лучших игроков чемпионата мира, поэтому для меня было большим сюрпризом не увидеть его фамилию в списке претендентов на звание лучшего футболиста турнира. Меня он восхитил своей игрой.

— А кто по-настоящему разочаровал?

— Я не буду говорить, что меня разочаровало выступление сборной России – от нее как раз я и не ждал каких-то чудес. Гораздо большим разочарованием стал ее наставник Фабио Капелло. То, что команда показала на этом турнире, вызывает один большой вопрос: это у нас футболисты такие или это было требование Капелло? В голове не укладывается: с корейцами играть вторым номером, окопавшись возле своих ворот! Что это было? Неподготовленность тренерского штаба? Или с нашими футболистами можно играть только так?

Кто по-настоящему разочаровал – это итальянцы. Вот от них я ждал большего. Но итальянская сборная оказалась слишком неубедительна, не хватало их итальянской изюминки. Так вышло, что новых звезд к этому турниру у них не появилось. Да еще и железобетонная оборона куда-то подевалась.
Огромное разочарование – это две последние игры на турнире Лионеля Месси. Ощущение такое, что человек «наелся».

— В печати проскакивало мнение специалистов, что на бразильском чемпионате мира Месси пожертвовал своей игрой ради команды…

— Мы все смотрим футбол по-разному: одни обращают внимание на какие-то вещи, другие – нет. В полуфинальном матче и финале Лионель Месси провел на поле 240 минут и ни разу не вступил в единоборство, ни разу не поучаствовал в отборе мяча – это жертва? А то, что он располагался на фланге и мог простоять там какое-то время, выпав из игры – это жертва?
Однозначно, в первых пяти играх на турнире лидером сборной Аргентины был Анхель Ди Мария – он успевал везде, вихрем носился по полю, обостряя ситуацию. Около 80 процентов остроты у чужих ворот – это его заслуга. Ди Мария для Аргентины был больше, чем Арьен Роббен для Голландии. Получил травму Ди Мария, и Лео Месси подхватить упавшее знамя не сумел, не справился. Если верить самому Месси, у него не хватило сил после трудного сезона.

— Месси стал лучшим футболистом турнира. Заслужил ли он это?

— Я думаю, что тот же Бастиан Швайнштайгер не меньше заслуживал этого титула. По нему было видно, что человек хочет выиграть. Что с ним только не делали: били, роняли, ломали, лицо разбивали – он вставал и продолжал делать свое дело. Мы видели его глаза – в них все было написано. Мы видели глаза Томаса Мюллера – как он каждый эпизод переживал! Мы видели Хавьера Маскерано. Да можно назвать целую обойму футболистов, которые заслужили титул лучшего игрока чемпионата мира больше, нежели Месси. Тот же Нойер, ставший лучшим вратарем турнира.

— Кроме Нойера мы увидели на турнире множество замечательных вратарей – Гильермо Очоа из Мексики, Кейлор Навас из Коста-Рики, американец Тим Ховард, например. И в то же время мы наблюдали откровенные «ляпы» Игоря Акинфеева и Икера Касильяса. Можно ли сказать, что на завершившемся турнире вратари сыграли свою особую роль?

— Я скажу по-другому. Чем должен заниматься вратарь на поле? Он должен выручать свою команду. Да, были эпизоды, если говорить объективно, когда Очоа или Ховард «тащили» очень сложные мячи, совершали мегасейвы. И на фоне неуверенного в себе Касильяса и ошибающегося Акинфеева эти голкиперы смотрятся настоящими монстрами. Однако, по большому счету, и Ховард, и Навас, и Очоа, и другие вратари не совершали чего-то особенного: они просто выполняли свою работу, не допуская откровенных промахов и выручая там, где это возможно. Они бились, сражались, заражая своим духом партнеров по команде.

Особняком на их фоне выглядит Мануэль Нойер. Не допуская ошибок, он делал больше, чем все остальные: он играл последнего защитника, начинал атаки своей команды. Когда это было необходимо, он мчался даже аут выбрасывать! Отдельно подчеркну, что Нойер обратил на себя внимание в команде, завоевавшей золото чемпионата мира – это дорогого стоит! Я скажу так: на турнире были просто вратари, были классные вратари, а еще там был Мануэль Нойер.

— Четыре года назад Россия получила право провести у себя чемпионат мира. Даст ли этот турнир толчок развитию футбола в нашей стране?


— Позиция ФИФА заключается в том, что чемпионат мира – это не только толчок развитию футбола в стране, но и элемент развития инфраструктуры, не только спортивной. Кроме спортивных объектов, к турниру строятся гостиницы для участников соревнований и болельщиков, железные дороги и автомагистрали, аэропорты и т.д. Это целый комплекс объектов, которые продолжат функционировать после чемпионата мира.

Как ни крути, футбол в нашей стране – спорт номер один. Однако на момент получения права проведения мундиаля в России не было ни одного стадиона мирового уровня. Мы знаем, что по требованиям Международной федерации футбола вместимость стадиона должна быть не меньше 40 тысяч зрителей. И я спрашиваю: а после чемпионата мира кем будут заполняться эти стадионы? Зачем в Саранске арена на 40 тысяч зрителей? А в Ярославле? А гостиницы, которые тоже будут построены – кем они будут заполняться после завершения турнира? Сколько туристов при нашей покупательной способности и наших ценниках приезжает ежегодно в Ярославль, Саранск и другие города?
Развитие инфраструктуры – идея хорошая, но причем здесь чемпионат мира? Давайте без чемпионата мира это сделаем! Вместо 13-14 стадионов на 40 тысяч зрителей за те же деньги давайте построим сорок 15-тысячников. На мой взгляд, проведение чемпионата мира в России – это не очень эффективная реализация бюджетных средств.



— Половина срока, отведенного на подготовку к чемпионату мира, прошла. Что за это время было сделано?

— В плане программ развития футбола в стране — ничего! Было много планов, но в реальность оставляет желать лучшего. Помните, лет семь назад существовала программа строительства футбольных академий в региональных центрах? Тогда Виталий Мутко приезжал в Калугу с этой идеей. И где они – футбольные интернаты? Где развитие футбола? Где молодые и талантливые футболисты?
Когда наша сборная последний раз на Олимпийские игры отбиралась? А, между прочим, Олимпиада – это прекрасный индикатор развития футбола, поскольку там установлен возрастной ценз 23 года. Это как молодежный чемпионат мира с некоторыми оговорками.

Да, к ЧМ-2018 мы уже не успеем вырастить новое поколение игроков. Придется собирать и развивать из тех, что есть. Но если думать о том, что Чемпионат мира это толчок к тому, чтобы Россия обрела более уверенные позиции на международном поле в перспективе, то надо действительно заниматься этим, как делает это Германия. Начинать заниматься с детьми, вести их в развитии от юношеских турниров, до международного и мирового уровня.

— Начинать надо было с подготовки молодых футболистов?

— Конечно! Но при принятом у нас отношении к молодым футболистам нас ничего хорошего не ждет. Какой толк от молодого воспитанника? Не факт, что у него в команде пойдут дела, да и на его переходе в клуб денег не распилишь. Выгоднее со стороны приглашать игроков с дорогими контрактами. Самое интересное, президенты клубов понимают, что переплачивают, а поделать ничего не могут. Но вы, же президенты — сядьте и договоритесь!

В 1997 году я выступал за «Черноморец» из Новороссийска. Тогда в составе было шестеро местных воспитанников. Там стадион всегда был битком забит, за километр до арены лишний билетик спрашивали. Болельщики всех игроков знали по именам, на тренировки приходили.
В 90-е годы бюджеты клубов были соизмеримы: у того же «Черноморца» он составлял 6 миллионов долларов в год. Для сравнения, у «Спартака», который участвовал в Лиге чемпионов — 10 миллионов.

— Что произошло потом?

— В футбол пришли богатые спонсоры в лице государственных корпораций. И сразу же увеличили бюджеты, непомерно раздув зарплаты футболистов. И все — рост остановился. Зачем футболисту «вкалывать» и стремиться, допустим, к переезду в европейский клуб, если у него и здесь огромная зарплата? Если бы так безумно не задирались ценники, люди стремились бы проявить себя здесь, а потом уехать в Европу. Тогда и бюджеты были бы меньше, и маленькие клубы смогли бы жить — зарплаты футболистов у нас порой достигают 80 процентов бюджета.

Кто мне объяснит: в Лиге Чемпионов «Зенит» играет с французским «Осером». У «Зенита» бюджет 120 миллионов евро, а у французов в три раза меньше. И «Осер» легко проходит питерцев. Мы все видели матч того же «Зенита» с дортмундской «Боруссией». Немцы на приобретение игроков тогда потратили 82 миллиона евро, а «Зенит» под 200 миллионов. «Боруссия» вышла на поле, утрамбовала этих «суперзвезд» в питерский дерн и спокойно уехала.

Эта проблема с нашим футболом системная. И сумасшедшим вливанием денег в футбол ее не решить. Да и деньги до нынешнего дня вливались во что угодно, только не в футбол — в зарплаты футболистов, вознаграждения агентов, «работу» с судьями и прочие имеющие отдаленное отношение к развитию футбола в стране вещи.



— Кто же будет представлять нашу страну на домашнем чемпионате мира?

— И это тоже большой вопрос. Вот говорят, мы сейчас выйдем на поле и порвем всех. Мне кажется это слова не совсем адекватных людей, которые не понимают истинного положения дел в нашем футболе. А положение, надо признать, весьма печальное.
Нужно найти в себе смелость заявить, что все сделанное нами в футболе в последние годы было неправильным. Мне очень понравилась немецкая сборная. Но ведь успех немцев не на ровном месте приключился – приехали и выиграли турнир. К тому футболу, который они продемонстрировали, немцы шли не один год. Они вырастили целое поколение талантливых футболистов, у них несколько десятков игроков уровня национальной сборной – можно было бы практически на любой позиции безболезненно менять игроков, а результат был бы тот же.

Сравните с нашей командой. Когда Капелло представил расширенный список сборной России, многие не понимали: кто эти люди? Зачем их вообще в сборную взяли? Но если не эти люди, то кто? Состояние футбола в нашей стране сегодня такое, что нам просто не из кого выбирать 30 человек для расширенного списка. Такой у нас футбол на сегодняшний день.

Футбол – это отражение нашей жизни. Так в футболе: в 90-е годы все хотели уехать в Европу, чтобы, набравшись там опыта, двигаться дальше. Сегодня никто не хочет уезжать – деньги в нашем чемпионате платят гораздо бОльшие, нежели в чемпионатах европейских, при этом уровень, качество игры, индивидуальное мастерство далеки от того, что мы видим в ведущих европейских первенствах.
Я хочу спросить: а для кого играют все эти наши суперзвезды? Вы посмотрите посещаемость матчей российского первенства. Болельщика не обманешь, он видит эти одинаковые серые команды и голосует ногами, то есть, не идет на стадион. А если бы посещаемость матчей влияла на бюджет клуба, президенты и тренеры из кожи вон лезли бы, чтобы привлечь болельщиков на трибуны: вместо унылых нулевых ничьих и голов со стандартов в результате «работы» с судьями мы видели бы веселый футбол в каждом матче с обилием острых моментов и голов.

— Сегодня пошли разговоры о натурализации легионеров для сборной…

— А зачем? Обмануть всех, показать что-то на домашнем Чемпионате мира и снова забыть о проблеме? На мой взгляд, наш путь – это проведение Чемпионатов России с 18 до 20 лет, для того, чтобы перестать терять интересных ребят при переходе во взрослый футбол, требования клубам второй и первой лиг иметь в заявке от 7 до 10 воспитанников местного футбола, наведение порядка с легионерами, введение лимита зарплат, тем самым создавая условия. при которых футболист стремится прогрессировать, расти, попадать в лучшие европейские клубы, тем самым освобождая дорогу молодым футболистам и служа им примером, перестать говорить в масс-медиа о том, что мы наблюдаем великолепное зрелище в виде нашей Премьер — Лиги, чтобы не было разочарования у болельщиков и футболистов, когда одни смотрят, а другие играют на совершенно другом уровне, какой мы увидели в Бразилии.



Я бы от Фабио Капелло хотел услышать, это он должен определить, каким путем нам двигаться дальше, какую он видит нашу сборную на домашнем чемпионате мира. Если пойдем по пути Чили или Коста-Рики – со временем и результат придет. А если Капелло все устраивает, то так и будем – через два раза на третий на чемпионат мира отбираться, играть для пяти сотен болельщиков на трибунах и ждать, надеяться и верить, что как по волшебству придет очередной «тренер — волшебник», за волшебные деньги, взмахнет волшебной палочкой и сборная заиграет на уровне лучших команд мира.
Я понимаю, что правда не очень приятна и удобна. После ста матчей, которые я отыграл в Премьер-лиге, как вы понимаете, футбол для меня много большее, чем просто увлекательное зрелище по ТВ. Вероятно, мое мнение кому-то не понравится, но надо признать, что настало время избавиться от иллюзий и смелых надежд относительно уровня российского футбола, и начать работать так, чтобы был результат.

Беседовал Тимофей Мишин

3 комментария

discoman
Браво Льву Березнеру. Ярко, образно, аргументированно, очень интересно. Никогда не сомневался в его талантах. Спасибо за идею сделать это интервью тому, кому она пришла в голову. Очень удачная идея. Респект автору текста — ум один, все ровненько. Браво. Приятный сюрприз. А то уже совсем был потерян смысл сюда заходить. Ан нет!
discoman
Единственное — заголовок… Для ретвита пришлось его переписывать самому.
Спорт. Из 2014 в 2018
нечитаемо. Но все равно — несомненная удача, мои поздравления.
MOJITO
Отличная статья. Живо и убедительно. г-н Березнер, конечно, приятно удивляет погруженностью в суть темы. Спасибо!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.