Персона. Юрий Шевчук: «Главные критики своего творчества – мы сами»

На прошедшем байкерском фестивале «МотоМалоярославец» нам удалось пообщаться с лидером группы «ДДТ» легендарным «Юрой-музыкантом» о новом альбоме «Прозрачный», творчестве и жизни.

Юрий Юлианович – это целая эпоха. И не только в музыке, но и в истории страны. На его песнях успело уже вырасти целое поколение. Я помню, как увидел его еще в прошлом веке, на легендарном фестивале «Рок против террора». В пресс-зоне оказался рядом с Владиславом Листьевым и Александром Любимовым, и мы все вместе хором пели вместе Шевчуком его «Не стреляй», тогда даже не предполагая, насколько вечной будет эта тема.





«Не стреляй» он поет до сих пор практически на каждом концерте. Песня не устаревает. Как и сам Шевчук. В отличие от многих героев вчерашних дней, он остается актуален. И современен.
А еще Шевчук — человек интересующийся. В том смысле, что ему искренне интересно общение с другими людьми, а это сегодня среди артистов большая редкость. Это я замечал всегда, когда удавалось понаблюдать за тем, как он общается со своими зрителями, в том числе и с журналистами. Для него такое любопытство – не формальная отработка пункта райдера, а живое непосредственное любопытство. А у тебя возникает ощущение, что ты разговариваешь с хорошо тебе знакомым и близким человеком.
Когда в прошлом году он приезжал в Калугу с обновленным составом «ДДТ», где место калужанина Игоря Доценко за барабанами занял молодой Тема Мамай, и представлял программу с песнями из альбома «Иначе», после концерта я подошел к нему, поблагодарил за впечатления и сказал, что мне очень понравилось. Он вместо дежурного «спасибо» в свою очередь стал расспрашивать меня, что именно понравилось, рассказывать о звуке и свете, который они возят с собой в туре, и что в Калуге он уже успел отрепетировать несколько новых песен. Правда, тогда он оговорился, что пока музыканты существуют от песен отдельно, и пока их не нашли.

— Стихи – они ведь изнутри, это какое-то озарение должно быть, сочетание слов и чувств, каких-то нот. Их заказать нельзя, это как-то бредово, — сказал тогда Шевчук. — Но я думаю, новый альбом будет посветлее, чем «Иначе», в нем будет больше иронии, самоиронии, такого выстраданного позитива. Потому что унывать уже хватит. Настолько все невесело, и хочется говорить об этом смеясь. И чтобы были мелодии. Мелодия – это особая дама, ее отыскать в пространстве сложно, но оно того стоит.
И вот эти песни нашлись и вылились сейчас в альбом «Прозрачный», представленный Шевчуком и «ДДТ» в конце мая. На сегодняшний день «Прозрачный», пожалуй, одно из самых главных музыкальных событий года, и очень необычная значимая для самого Шевчука работа. Прежде всего, по саунду, в котором мало что осталось от традиционного «ДДТ».

Тогда же, в прошлом году в Калуге, относящейся к «ДДТ» особенно ревностно из-за того, что на барабанах в ней играл калужанин Игорь Доценко, Юрий Юлианович говорил о поисках нового звука, и о том, что это отчасти послужило причиной ухода «Доцы» из группы.
— Сразу надо сказать, что Тема Мамай его не выживал, — объяснял Шевчук. — Игорь Дмитриевич Доценко сам ушел из группы. Он понял, что это не его музыка, когда мы начали работать над программой «Иначе». Это современный рок, а Доца любит и умеет играть ритм-энд-блюз. Он сам подошел ко мне и сказал: ребята, ищите барабанщика, я уже устал, хочу играть свою музыку. И тут же Чиж, для которого Доца любимый барабанщик, забрал его себе. В старых формах песни играть нам уже не интересно – группа изменилась, появился другой драйв, другой оркестр, возникла другая энергия. Виброфон, вот уже говорят, стал нашим новым брендом.

За эти полтора года новый состав у «ДДТ» сложился, и песни из него уже вовсю исполняются на концертах. Звучали композиции с «Прозрачного» и в Малоярославце, чередуясь в сете с многолетними хитами.
— Почему такое название было выбрано для альбома? – поинтересовались мы у музыканта.
— Мне нравится это слово. Оно и к человеку относится. Когда в человеке все прозрачно, от него не ждешь подлости, и это неплохо.
— Песни для альбома сочинялись долго?
— Мы с программой «Иначе» проехали 50 городов в России и за рубежом, и везде писались песни, слава Богу. В том числе и в Калуге. Эти песни, сочиненные за два года, и вошли в альбом.
При упоминании о Калуге у меня возникло ощущение, что в Малоярославце мы просто продолжаем прервавшийся в Калуге год назад разговор, и на самом деле – он один, хоть с прошлого и прошло уже больше года. Я поинтересовался, нравится ли Юрию Юлиановичу реакция на его новые песни.
— Нормальная реакция: где-то грустили, где-то смеялись, это хорошо.
— Вы приехали на «МотоМалоярославец» впервые. Как вам здесь?
— Все нравится. Приехали, потому что просто решили здесь поиграть. Летом у нас будет много фестивалей. Мы уже играли в Екатеринбурге, в Петрозаводске…
— Как вы относитесь к критическим отзывам на этот альбом?
— Главные критики нашего творчества — мы сами. Лучше наших ребят никто не знает, что у нас получилось, что нет.
Мы этот новый состав собирали в свое время для программы «Иначе», для решения новых музыкальных задач и ребята, может, себя еще неловко чувствовали себя тогда. А в этом альбоме они уже выросли, высказались на полную. Мы вместе делали аранжировки – и Тема Мамай, и Рома Лебедев, и Алена Романова. Много совместно работали.
— Многие отмечают неожиданно модный звук альбома, в большой степени экспериментальный для вас.
— Главное – быть не модным, а современным.
Нужно жить в этом времени и быть погруженным в эту динамику жизни. Это очень важно.
Я ищу новую музыку, необычные созвучия. В какой-то момент мне понравился Arctic Monkeys, в какой-то – The Killers. Нельзя заниматься все время одним и тем же. Мы не для того пришли в рок-н-ролл, чтобы довольствоваться собственными штампами и называть это собственным стилем, как некоторые делают. Это ерунда все. Нам интересно экспериментировать, искать новые музыкальные формы. Главное – и здесь скажу как эгоист, чтобы самому было интересно. Хотя, в общем-то, нас многие обвинят в эклектике. Но я не вижу в этом ничего плохого, мы ищем.

То есть, вы и дальше будете продолжать музыкальные эксперименты?
— Безусловно. Иначе я смысла не вижу. Если не продолжать – надо уходить в управдомы и смешить людей старыми песнями. Я, конечно, могу с утра до ночи петь про осень и зарабатывать какие-то тугрики, но мне было бы стыдно так поступать. Всегда надо новое что-то делать.
Вот я дядька старый уже, и могу рассказать, как в свое время в ленинградском рок-клубе раз в полгода группы показывали новые программы – «Алиса», «Аквариум», «Кино». И мы все внимательнейшим образом оценивали творчество друг друга, обсуждали. Вот это был кайф! Ленинградский рок и рванул далеко вперед на волне эксперимента. А сейчас некоторые понимают рок-н-ролл просто как громкие кричалки какие-то.

— А вам не тяжело было работать над этим альбомом, отходя от традиционного звучания?
— Тяжело. И не только из-за нового подхода к материалу, но еще и из-за событий в жизни. На Украине в том числе.
— Вы смотрите новости по телевизору? Как вы относитесь к тому, что происходит?
— Иногда смотрю. Я сравниваю информацию из разных источников. Потому что правда всегда где-то посередине.
Вы не видели, наверное, ни одного серьезного музыканта, который был бы за войну, который призывал бы убивать. Все мы за мир. Музыканты – это самые мирные существа на планете. Нам всем надо договариваться несмотря ни на что. Чтобы люди не страдали. Это нас всех очень волнует. Волнует та рознь, которую нам навязывают.

— Могут ли деятели культуры как-то повлиять на развитие ситуации?
— Как они могут повлиять?.. Когда говорят пушки, музы молчат. Слово художника иногда может что-то сделать, но мы не властны иногда над Судьбой или Роком – не в смысле музыки. Так, наверное, можно это назвать. Мы в прошлом году проехали 20 городов Украины, работали на стадионах и в огромных залах. Везде говорили, обращаясь к зрителям, что мы братья и сестры. И из зала нам также в одном порыве отвечали: да, да. И посмотрите, что сейчас происходит. И ты не понимаешь в эти минуты своего бытия, в эти бессонные ночи, что ты еще можешь сделать. Но нужно стараться делать мир другим, добрее.



— Может быть, надо почаще исполнять песню «Не стреляй»…
— Мы столько ее уже пели, охрипли уже. Я ее на каждом концерте пою, и сегодня буду. Но мы и другое делаем что-то. Мы теперь после концертов перечисляем деньги для беженцев с Украины. Я был на четырех гражданских войнах, я знаю, что это такое, каково приходится мирному населению, попавшему в зону конфликта.
Я через культуру стараюсь помогать. Я никогда ни в одной партии не состоял, и не буду состоять. Я гражданин, и наше дело петь песни. В 80-90-е годы мы же не лезли в политику, нам хватало занятий рок-н-роллом. Нас просто убивали эти замшелые исполнители на эстраде, отсутствие музыки, связанной с жизнью, эти сладенькие ВИА. Мы потому и пошли в рок-н-ролл, наш протест стоял на культуре, потому что задыхались все уже от нафталина. Мы говорили честно, о том, что нас волнует.
Мы и теперь музыканты, прежде всего, потому что сказать о гражданственных проблемах языком искусства очень сложно. Лучше всего об этом у Пушкина в «Борисе Годунове» сказано, где народ безмолвствует.

— Вы начинали в то время, когда рок-музыка сильно интересовался социальной проблематикой. Присутствует ли она сейчас в роке, на ваш взгляд?
— Очень много групп пишут песни гражданского содержания. Еще старики от рок-н-ролла говорили, что попса – это когда все хорошо, а рок – это когда все хорошо, но не очень. Это вот на самом деле очень важные вещи – видеть не только пластмассовый позитив, навязываемый нам пустыми людьми, а всю жизнь в ее цельности – со всеми трагедиями, со всей ее болью. И российский рок-н-ролл в этом смысле отличается от западного, именно многочисленными песнями гражданского содержания.

— Такие песни есть и в «Прозрачном», причем глубоко личные. Как вы думаете, публика сможет их воспринять так, как вы задумывали?
— Многие уже слышали их, потому что альбом в интернете выложен и бесплатно тоже.
— То есть, вы не рассчитываете заработать на его продаже?
— Сейчас трудно заработать на альбоме. Для меня главное, что люди его слушают.
— А как вы тогда относитесь к присутствию бесплатной музыки в интернете?
— Мир меняется, меняется отношение между художником и массами. И, тем не менее, не меняется ничего. У меня в одной песне есть строчка «Все в жизни правда и все неверно одновременно». Не меняется одно – надо писать талантливые песни. Чтобы их слушали. Тогда ты не зря коптишь это небо.

— В чем вы находите вдохновение для своих песен?
— В жизни. А в чем еще? В попытке полюбить все сущее. Замах неплохой, как говорится, но не всегда получается. Это сегодня очень тяжело – любить ближнего своего. Гораздо легче ненавидеть.
Сейчас у нас общество разделено. Есть определенная реакция в стране, которая хочет вернуть все взад, причем, не понимая, где это место находится, но точно где-то в прошлом. Но Россия, пятящаяся раком – это не есть хорошо, нам надо развиваться, идти вперед. Поэтому мы постоянно говорим молодежи, обращаясь к ней на концертах: будьте личностями, живите своим умом, все подвергайте остракизму, критике, ищите ответы на свои вопросы, сами задавайте себе вопросы. Светлая Россия – это страна хороших мощных личностей, которых уважает государство и они сами — себя. Не просто «плешивые стада», о которых БГ пел.

— А когда легче сочинялись песни – в молодости или сейчас?
— Графоману всегда тяжело писать. «Кровь-морковь», «спать-кровать», и думать, какая еще есть рифма (смеется).
— Просто существует такая точка зрения, что многие самые значительные тексты в рок-музыке написаны, когда их авторы только начинали…
— Бывает, что в зрелом возрасте человек теряет связь с реальностью. Это плохо. Но меня реальность всегда догоняет, хватает за горло. И я думаю, да, от тебя, красавица не уйдешь. И я благодарен жизни, что она не дает мне покоя.
Напоследок я поинтересовался у музыканта, сочиняется ли ему сейчас.
— Какие-то строчки есть. Сейчас я доиграю фестивали со своей любимой командой ДДТ, присяду в деревеньке и буду что-то писать. Ходить на рыбалку, думать.

Так что вполне возможно, уже через год мы услышим нового Шевчука.

Текст: Андрей ГУСЕВ.
Фото: Игорь РУЛЕВ.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.