Женни Фон Вестфален: эталон жены



Однажды дочь Карла Маркса заявила, что без этой женщины ее отец ни за что бы не стал тем, кем мы его знаем. Женни Фон Вестфален была не только супругой знаменитого философа и экономиста, но и первой читательницей и переписчицей его трудов, а также первой советчицей.

ПЕРВАЯ КРАСАВИЦА

Женни Маркс была урожденной баронессой фон Вестфален. Она появилась на свет 12 февраля 1814 года. Ее дедушку звали Филипп фон Вестфален. Филипп был крупным чиновником при принце Фердинанде Брауншвейгском. После получения дворянского титула Филипп женился на шотландке из старинного графского рода Аргайл. Отец Женни — барон Иоганн Людвиг фон Вестфален – был тайным советником, а старший брат в 50-е годы XIX столетия почти 10 лет занимал пост министра внутренних дел Пруссии.

Женни была умна и разносторонне образована. Она была общепризнанной первой красавицей Триера – родного городка Вестфаленов. Красота, ум, принадлежность к аристократии и богатые родители – что еще нужно, чтобы обеспечить себе безбедное и безоблачное будущее?

Желающие сделать девушке предложение в очередь, но все они получали жесткий отказ. Дело в том, что девушка еще в раннем детстве была очарована братом соседской девчонки Софи, с которой Женни была дружна — Карлом. По свидетельству Луизы Дорнеман, автора книги «Женни Маркс», семьи Женни и Карла дружили, отцы семейств — Генрих Маркс и Иоганн Людвиг фон Вестфален – проводили многие часы в беседах о политике и литературе, а дети играли в саду дома Вестфаленов. Карл был на четыре года младше Женни, однако девушка ни о ком другом даже думать не хотела.

ПОМОЛВКА

В семнадцатилетнем возрасте Карл Маркс поступил в Боннский университет. Молодые люди были вынуждены скрывать от всех свои взаимоотношения, поскольку уклад жизни и положение в обществе семей Карла и Женни различался настолько, что брачный союз Маркса и фон Вестфален казался мезальянсом. Ко всему прочему молодой Карл к тому времени увлекся политикой и философией, начав вдохновенно критиковать власти, чем навлек на себя вполне справедливый гнев университетского руководства и городских властей. Следствием оппозиционности молодого политика стала невозможность найти более или менее стабильный и постоянный заработок.

Несмотря на это, в марте 1835 года Карл просил у барона Иоганна Людвига фон Вестфалена руки его дочери, однако получил решительный отказ. Вскоре после этого участие в работе подозрительных с точки зрения властей философских кружков, а также непрекращающаяся критика университетских руководителей привели к тому, что Марксу – к тому моменту уже доктору наук – отказали в весьма перспективной и высокооплачиваемой должности. Следом сразу несколько университетов Германии отказали Карлу Марксу в сотрудничестве.

А что же Женни? Она справила двадцать седьмой день рождения, и в обществе ее за глаза называли старой девой. А Женни фон Вестфален сама себя уже шесть лет считала помолвленной.

СВАДЬБА

В 1841 году Карл Маркс возвращается в родной город. За ним основательно закрепилась слава бунтаря, мятежного философа и революционера. Принимать такого «ценного» кадра на работу, разумеется, никто не спешил. Но и просто возвращение возлюбленного домой казалось для Женни уже огромным счастьем – в 1838 году умер отец Карла, и между обеими семьями словно черная кошка пробежала, Марксы и Вестфалены почти перестали общаться.

А черная полоса в жизни Карла и Женни продолжалась. Жених поссорился со своей семьей – мать Карла не одобряла политических взглядов сына и постоянно советовала взяться за ум и найти наконец-то работу. А вскоре и отец Женни серьезно заболел и через три месяца тяжелых страданий умер.

В начале 1843 году Карлу Марксу предложили должность редактора газеты. Появился стабильный доход, и уже ничто не могло помешать возлюбленным сочетаться законным браком. 19 июня того же года Карл и Женни сыграли скромную свадьбу, а вслед за ней молодожены отправились в свадебное путешествие по Рейну.

НОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ

Если вы считаете, что с началом семейной жизни все выпавшие на долю Женни испытания закончились, то вы глубоко заблуждаетесь. Вскоре издание, в котором трудился Карл Маркс, было закрыто, а семья философа не только лишилась основного источника дохода, но и была вынуждена уехать из Триера. Осенью Карл и Женни перебрались в Париж. Началась череда скитаний и переездов из города в город, с квартиры на квартиру, полуголодного существования и безденежья.

Женни легко могла вырваться из этого нелегкого положения – достаточно было вернуться в Германию, где ее с радостью приняла бы мать и другие богатые родственники. При этом никто из родных никогда бы не осудил и не попрекнул бы ее за разрыв с нищим журналистом-бунтарем и революционером. Но Женни предпочла остаться со своим мужем-изгоем. Она беззаветно и преданно любила его, зная и понимая, что тоже любима им.

Деньги в семье Карла и Женни не задерживались. Маркс посвящал все свое время политике и философии. Искать постоянную работу со стабильным доходом он попросту не хотел, а редкие и, нужно отметить, весьма скудные гонорары за статьи и публикации оппозиционного журналиста тратились крайне неразумно. Долгое время главным источником финансовых поступлений в семью Карла и Женни был друг, соратник и последователь философа Фридрих Энгельс.

Однако все «спонсорские» выплаты Энгельса тут же тратились на погашение старых долгов семьи. Маркс ходил в должниках почти у всех своих друзей и знакомых. Кредиторами выступали также местные торговцы, лавочники, банкиры и ростовщики.

Женни однажды даже ездила занимать деньги у богатого предпринимателя из Голландии Леона Филипса – родного дяди Карла Маркса по линии матери, сыновья которого впоследствии организовали известный и в наши дни концерн «Филипс».

У семьи порой не было денег на то, чтобы вызвать врача или купить одежду, чтобы отправить детей в школу. Арендодатели постоянно угрожали выселить из квартиры за неуплату. Пальто главы семьи давным-давно было заложено в ломбард да так и не выкуплено. Настало время продать фамильное серебро фон Вестфаленов.

К скупщику отправился сам Карл Маркс. Его тут же арестовали по подозрению в краже – философ больше походил на обычного бродягу, нежели на германского аристократа. Выручать супруга отправилась Женни, относившаяся к подобным неприятностям как к чему-то само собой разумеющемуся. Когда все уладилось, историю с серебром рассказывали как семейный анекдот.

Женни была идеальной женой: она ни разу не попрекнула супруга за нехватку денег в семье, даже когда бедность обернулась самой страшной бедой, которая может приключиться с женщиной. В конце 1850 года умер сын Карла и Женни Гвидо. «Моя скорбь была так велика! Это был первый ребенок, которого я потеряла», — писала позднее Женни. Тогда она еще не представляла, что это далеко не последнее испытание такого рода, которые предстояло вынести этой женщине. Четырьмя месяцами позже она родила дочь, которая прожила чуть больше года.

Многие считают, что не дожившие до совершеннолетия двое сыновей Женни и дочь погибли именно из-за отсутствия элементарного комфорта в быту, вызванного нищетой родителей. К слову, еще один ребенок Женни родился мертвым. Поднять на ноги Марксы смогли только дочерей – Женни, Лауру и Элеонору.

ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНА

Женни не только самоотверженно сносила постоянно преследовавшую семейство нужду – этого мало, чтобы считаться идеальной супругой. Близко знавшие женщину люди свидетельствовали о том, что до конца своих дней она оставалась интересной и привлекательной для супруга и его знакомых, много читала и писала стихи, тщательно следила за своей внешностью. Она была в курсе всех тем, волновавших ее мужа, была в любое время готова дать совет или прийти на помощь.

Вот только ведению хозяйства должного внимания Женни не уделяла. Впрочем, семья и без этого прекрасно обходилась, поскольку в качестве приданного Женни мать «подарила» ей домработницу по имени Елена Демут. Елена стирала, готовила, шила и вела хозяйство, за что получала ежемесячное жалование от родительницы Женни. В самые тяжелые для Марксов времена домработница безропотно отдавала заработанные деньги хозяевам на погашение долгов или покупку еды.



Через восемь лет после свадьбы Елена Демут родила сына как две капли воды похожего на Карла Маркса. Однако Фридрих Энгельс спас положение, сказав, что он является отцом ребенка и в дальнейшем оплачивал пребывание внебрачного сына Маркса в приюте, куда был отдан ребенок. В том, что на самом деле отцом мальчика был Карл Маркс, Энгельс признался лишь перед самой смертью. Женни пережила унижение с завидной стойкостью – она ни единым словом или действием не попрекнула мужа или домработницу. Хотя известно, что эти отношения были не единственным случаем измены.

Супруга помогала Карлу Марксу переписывать его рукописи – у Маркса был отвратительный почерк, порой он и сам не мог разобрать свои собственные каракули. Многие годы она в полутемной комнатушке расшифровывала почерк мужа и переписывала его труды. Эти часы, проведенные над фундаментальными основами марксизма, позднее она называла «самыми счастливыми в жизни».

Несмотря на постоянные переезды, безденежье и прочие неприятности, Женни и Карлу удалось построить веселую и дружную семью. Дома девочек обучали языкам, музыке и рисованию. Женни, Лаура и Элеонора были не только гордостью родителей, но и любимицами всех гостей дома Марксов. По словам немецкого революционера Карла Либкнехта, для Маркса общество детей было необходимой потребностью – с ними он отдыхал и освежался.

К концу 50-х годов материальное положение семьи Карла и Женни несколько улучшилось: после смерти матери Женни и дальней родственницы из Шотландии супруге Карла Маркса досталось небольшое наследство. Это позволило семейству наконец-то переехать из лондонских трущоб и снять коттедж в более благополучном районе британской столицы.

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ

К 70-м годам, благодаря Энгельсу, семейство Марксов наконец-то поправило материальное положение: Карл Маркс получил возможность завершить свои теоретические работы, а Женни и дочери смогли немного отдохнуть, выезжать к морю, лечиться – в общем, пожить по-человечески.

Женни смогла воплотить в жизнь свою давнюю мечту и реализовать себя на литературном поприще. Карл Маркс с юности был весьма высокого мнения о литературных талантах супруги. И десятилетия спустя ее литературный стиль нисколько не потускнел: в 1869 году в одном из писем к дочери Карл Маркс называл супругу «настоящим виртуозом слога». В середине 70-х в немецкой печати регулярно появлялись статьи Женни Маркс, посвященные театральной и культурной жизни Туманного Альбиона.

К тому времени супруга философа была серьезно больна — рак печени. Но Женни не была бы идеальной супругой, если бы до последних дней не скрывала от близких свои боли, дабы не умножать их страданий. Карл обращался за консультацией к самым известным врачам Англии, но и они ничем уже не могли помочь Женни.

В середине лета 1881 года супруги отправились на курорт Истборн – к морю. Здесь Карл и Женни провели месяц, после чего поехали во Францию повидать внуков. 2 декабря 1881 года Женни Маркс не стало.

После смерти супруги Карл возвращался в осиротевший дом только ночевать, а когда все-таки оставался дома, то надолго запирался в библиотеке. Он стал избегать общения не только с революционерами и поклонниками его философского таланта, но и с домашними. Там в библиотеке в марте 1883 года Карл Маркс и скончался.

В карманах его одежды нашли фотографию Женни. После смерти супруги Карл Маркс всегда держал при себе ее изображение. Их похоронили в одной могиле, как и завещала Женни.

Текст: Тимофей Мишин
Фото: Google images.

26 комментариев

beholder
Ага. Теперь, значит, мы как минимум полмесяца будем любоваться на эту мадам на самом заглавном почётном месте сайта. А можно спросить, каковы принципы всё же отбора материала для топа? Ну просто любопытно. Так-то мне до фиолетовой звезды, кто или что там висит, но иногда всё же жутко мозолит глаза это бесконечное дежавю.
Monochrome
Ну почему же полмесяца? Женни уже переместилась на более скромное место.
horovodovodoved
Так be, ты почему загадку не разгадываешь???
beholder
Какую ещё загадку? И вообще, Би упахалась как Савраска, ей не до загадок. Дайте лучше выпить.
Marrina
Она была общепризнанной первой красавицей Триера

Несчастный город! Если ЭТО — первая красавица, то каковы ж остальные были?

Не, она, конечно, миленькая, но первая красавица как-то иначе представляется…

beholder
Дама в лиловом слишком носатая. Но самая милашка та, что SOFTMIXER.COM:)
Marrina
Дама в лиловом слишком носатая.

Графиня Мария Ивановна Ламсдорф, урожденная Бек — да, мне она тоже не слишком нравится…

Но самая милашка та, что SOFTMIXER.COM:)

Княгиня Елизавета Эсперовна Трубецкая, 1859
beholder
Окей, а кто остальные две? Кстати, обе весьма холёные такие. Породистые:)
Marrina
обе весьма холёные такие. Породистые:)
— это вы верно подметили :)

Внизу под дамой в лиловом — Великая княгиня Александра Иосифовна, супруга Константина Николаевича, младшего брата императора Александра II

Вверху над «милашкой» — Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова, 1864 (не жена, не дочь...)

Ну и чтоб дважды не спрашивали :)) — автора!!!
Франц Ксавер Винтерхальтер (нем. Franz Xaver Winterhalter; 1805—1873) — немецкий живописец и литограф, известный своими портретами царственных особ Европы середины XIX столетия.
Marrina
storyfiles.blogspot.ru/2015/01/blog-post_57.html#

тут много красавиц его же кисти
Marrina
Интересный факт:
Смелые наряды Римской-Корсаковой часто становились причиной скандалов (однажды её даже вывели из бальной залы за чересчур прозрачное платье).
beholder
Обожаю таких женщин!:) С характером. Способных на провокации.
Marrina
Обожаю таких женщин!:) С характером. Способных на провокации.

тут про нее подробнее (в том числе и про прозрачное платье :))

www.diary.ru/~tatnomas/p40195505.htm?oam
beholder
Весьма признательна Вам за художественно-исторический ликбез и доставленное эстетические удовольствие! А Вы, оказывается, вон чем интересуетесь:) Уважаю.
Marrina
Я всем понемножку интересуюсь, (кроме, пожалуй, политики :))
Еще интересно:
Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова очаровала Европу середины XIX века, бросила дерзкий вызов мстительной супруге Наполеона III императрице Евгении, шокировала свет своими прозрачными нарядами и послужила прототипом блистательной графини Лиди из «Анны Карениной».

портрет Варвары Дмитриевны Римской-Корсаковой был написан Винтерхальтером, когда этой русской красавице было 30 лет. Белая с голубыми лентами накидка лишь создает иллюзию платья. И тут же двойственное впечатление: Варвара Дмитриевна кажется и обнаженной, и закутанной одновременно. Естественная, отринувшая все мелочные ухищрения красота: на ней нет никаких украшений, кроме капелек-серег в ушах.
Корсакова любила винтерхальтерский портрет. Он украшал обложку ее книги. Вероятно в библиотечных собраниях Франции она хранится до сих пор. Можно лишь предполагать, какой смысл вложен в эпиграф написанной ею книги: «Лишения и печали мне указали Бога, а счастье заставило познать Его».
beholder
Мда, однако. А не углубиться ли и мне в изучении быта, нравов и образа мыслей русских аристократок 19-го века...:)
Marrina
Гораздо интереснее, чем сегодняшние…

«Вы, нынешние — ну-тка!..»
Marrina
30 лет ей на портрете!!! (даже чуть более). Разве поверишь? Это в те времена, когда женщина в таком возрасте считалась уже старухой!!!

И сегодня далеко не каждая так выглядит, невзирая на се достижения парфюмерной и прочих наук!
beholder
Художник в то время был сам по себе фотошоп, не будем лукавить:) Однако согласна, что обща породистость всё равно не убиваема ничем, в том числе и временем.
beholder
Ну, аристократкой надо родиться, это безусловно. Как говорится, можно вывезти девушку из деревни, но вот деревню из девушки — никогда.
Marrina
Ну насчет деревни я бы не горячилась :))

родилась и выросла Варвара Дмитриевна в Костромской губернии, на берегах Волги, в семье очень богатых дворян Мергасовых.

дворяне, он и и в деревне дворяне!
beholder
дворяне, он и и в деревне дворяне!
так и я про тож. В общем, Вы меня поняли.
TSCHURKA
Будучи революционером в социально-политических вопросах, Карл Генрихович был очень консервативен в вопросах семейной жизни (об чём, собственно, этот текст). И, кстати, полностью игнорировал из-за этого семейную жизнь Фридриха Фридриховича, которая была не то чтобы революционной, а, скорее, просто поломатой. При этом Фридрих Фридрихович вполне признавал высокие консервативные семейные ценности Карла Генриховича и свою ничтожность в силу полного несоответствия им. А ведь он кормил Карла Генриховича…
Natalija
Консервативность в чем? В делании детишек горничным?))
С удовольствием почитала бы в следующем номере про поломатость жизни Фридриха)
TSCHURKA
И в этом тоже. Консервативные ценности потому и консервативны, что при бурных внутренних потоках умеют охранять покой поверхности.
А насчёт поломатости: любил он по идеологическим мотивам, т.е. работниц (и любил, похоже, искренне). Но требования социальной среды, в которой он вращался, в т.ч. чтобы кормить себя и семейство лучшего друга, исключали допуск туда работниц, да еще с неоформленными отношениями 9 а оформлять он не мог, опять же, в том числе и по идеологическим мотивам).
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.