Актуально. Софья Лебедева из Обнинска стала Лизой Бричкиной в фильме «А зори здесь тихие»

В последний день апреля в Кремле состоялась всероссийская премьера фильма режиссёра Рената Давлетьярова «А зори здесь тихие», снятого им по известной одноимённой повести писателя-фронтовика Бориса Васильева. 22 апреля предпремьерный показ этого фильма состоялся в Калуге в кинотеатре «Синема Стар», и на него приехала исполнительница одной из главных ролей в фильме — Лизы Бричкиной — молодая актриса Софья Лебедева.



— Я окончила в Обнинске гимназию. Это чудесная школа, я ее очень люблю, — рассказывает Софья Лебедева. — А вообще еще десять лет занималась художественной гимнастикой, потом ушла в танцы к Галине Валентиновне Барбарыкиной. Это мне дало некое театральное начало. А оттуда уже ушла в театр-студию «ДЕМИ» к Олегу Леонидовичу Демидову, который по сей день является моим театральным отцом, смотрит все мои работы и оценивает их.

Значит, вы еще в школе хотели стать актрисой?

— Вообще я хотела сначала поступать в МГУ, у меня папа ученый, и после одиннадцатого класса я подала документы туда на истфак и в театральный вуз. Поступила и туда и туда. Пришлось делать выбор. Сделала его в пользу театра. Окончила курс мастера Игоря Яковлевича Золотовицкого. Дипломный спектакль нашего курса был по пьесе Торнтона Уайлдера «Наш городок», я играла там Эмили и даже получила студенческую премию «Золотой лист» как лучшая девушка-актриса на курсе.

А как вы попали на съемки фильма о войне?

— Я прошла кастинг. Это вообще очень сложная система, но я этим занимаюсь с первого курса театрального вуза. Я очень хотела сыграть эту роль.

Как проходили съемки?

— Съемки были невероятные. Мы снимали в Карелии, а там природа безумной красоты. Пробыли там два месяца в экспедиции, и для меня это большое-большое счастье. Во-первых, это мой кинодебют и сразу с такой ролью, во-вторых, я попала в такую сильную профессиональную команду. Это было очень ново и интересно для меня.У нас было много сцен в болоте. Болото, правда, сделали ненастоящее, но оно было полностью действующим. Холодно было иногда. Мне приходилось преодолевать водобоязнь. Она у меня появилась после того, как я однажды в детстве чуть не утонула. Сцену смерти моей героини снимали целый день. Нужно было погрузиться в воду, задержать дыхание, чтобы вода надо мной успокоилась. Было очень страшно, потому что не хватало кислорода, и я думала, что умираю по-настоящему. Но по большому счету такие трудности были нужны, потому что мы преодолевали их, и исчезала фальшь, а мы сами могли в какой-то степени почувствовать, как было тяжело нашим героиням.

Ваша героиня похожа на вас?

— Она для меня теперь как родная, часть меня. Это очень открытая, чистая, любящая девушка, одинокая, со сложной судьбой. Это некий парадокс – она такая молодая, юная, ничего не знающая, но при этом за двадцать лет, которые она прожила, она очень многое видела. Мы с ней похожи чем-то. Но не похожи тем, что она из деревни, она домовитая, у нее руки умеют все. А я из города. Я пыталась понять, насколько все это было сложно, узнать, как это было тогда, много лет назад, как люди жили, разговаривали. Я покупала билет и ехала в какую-нибудь деревню, даже толком не зная, где она находится. Разговаривала с местными бабушками, потихоньку записывая их на диктофон. Потом слушала записи, пыталась воспроизвести мелодику речи моих собеседниц. Хотелось сделать это более точно.

Вы наверняка смотрели классический фильм Станислава Ростоцкого по этой книге? Как вы к нему относитесь?

— Я и повесть помню еще из школьной программы, я рыдала над ней. А сравнивать наш с существующим фильмом, мне кажется, неправильно. Это ни в коем случае не ремейк, мы делали свою историю, вкладывали свою душу, свою боль. Это разные фильмы по технической части, которая за это время сильно изменилась, у нас акценты другие. У нас серьезное отличие от фильма Ростоцкого еще в том, что появились флешбэки, в старом фильме они были неким флером, а у нас более реалистично. Например, показано, что моя героиня родом из раскулаченной семьи, и сложность ее детства, этой трагедии — причина ее человеческого одиночества.

Как работалось вам с партнерами по фильму, с другими актрисами?

— Я очень волновалась. Даже не из-за отсутствия опыта, а из-за того, что нас было пять девчонок, я думала, что будет соперничество какое-то, но мы все сдружились, до сих пор общаемся.
Петя Федоров, который играет в фильме нашего командира, — невероятный актер и невероятный человек, это настоящий мужчина, мы дружим с ним. Моя героиня влюблена в него, и это не было сложно играть, потому что он классный, и я понимаю Лизу, почему она выбрала этого человека. Он просто держится на съемочной площадке с другими артистами, и это говорит о большом профессионализме, когда у человека уже есть за спиной столько сыгранных ролей, о его таланте и об уме.

Соня, изменилось ли ваше собственное отношение к войне после съемок в этом фильме?

— Я знала, что война была. Я учила историю в школе, сдавала по ней экзамены. У меня дедушка воевал, прошел всю войну, расписался в Берлине на рейхстаге. Но с человеческой точки зрения я никогда не задумывалась, как это люди, такие же простые, как мы – воевали, откуда у них брались силы это все перенести. Но готовясь к картине, прочитав очень большое количество литературы, пообщавшись с ветеранами, я вдруг осознала, что это была настоящая катастрофа, которая произошла в то время. И мы в этой войне победили.
Мне печально, что очень многие молодые люди сегодня ничего не знают о войне. Многие не читали повести Бориса Васильева и даже не видели прежний фильм. Нам хотелось как-то начать эту историю заново. Я думаю, что наша картина «выстрелит», найдет своего зрителя. Я очень надеюсь на это.

Каким вы видите свое будущее, с чем оно будет связано – с театром или с кино?

— Хотелось бы попробовать и там, и там. Театр гораздо сложнее психологически, и я сейчас думаю над этим. Уже поступают предложения сняться в других фильмах. В общем, посмотрим.

ТЕКСТ АНДРЕЙ ГУСЕВ
ФОТО FOTOMAFIA

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.