BrainStorm: «Мы снова едем в Обнинск!»

20 апреля в Обнинске состоится, пожалуй, главный концерт этой весны – на сцене Дома Ученых выступит легендарная латвийская рок-группа «Brainstorm». Специально для нашего журнала телефонное интервью прямо из Риги дал лидер и вокалист коллектива Ренарс Кауперс.
 

 
  — Ваш концерт в Обнинске состоится сразу же после тура Brainstorm по Британии. Вы бывали там и раньше — достаточно вспомнить ваше выступление на крупнейшем в мире фестивале «Гластонберри». И уже сейчас билеты в некоторых городах полностью проданы – где-то даже пришлось менять зал на больший по размерам, чтобы вместить желающих! А вопрос такой — насколько сильно будет отличаться сет-лист лондонского концерта от выступления в первом наукограде России?
 
— Боюсь, мы приедем и будем говорить с английским акцентом! (смеется). А насчет сет-листа – я думаю, что где-то процентов на семьдесят он будет совпадать. Несколько песен с нового альбома и старые добрые хиты – куда же без этого? Конечно, в Британии мы больше будем петь песен на английском, разве что «На заре» и «Скользкие улицы» останутся на русском. Публика наверняка придет интернациональная — местные, латыши, русские… А мы своими версиями песен на разных языках сами себя немножко загнали в тупик – тот же «Ветер» латыши захотят услышать как Rudens, русскоязычная публика будет подпевать про режиссера, а англичанам как быть?
 
— Может, петь по куплету на каждом языке?
 
— И так уже пробовали, но есть одно правило - если хочешь угодить каждому, никому не угодишь. Так что мы даже и не знаем, что делать – может, по ходу концерта решим? А еще есть вариант исполнить на бис вариант на другом языке… Посмотрим, в общем.
 
— Вы привезете к нам свой новый альбом «7 Steps of Fresh Air», который для многих стал одним из главных музыкальных событий прошлого года. А вы сами как-то изменили свое отношение к нему после его выхода? И происходит ли у вас переосмысление написанных песен? Бывает так, что какая-то из них вдруг начинает больше нравиться или становится более значимой?
 
— Конечно, бывает. Вот буквально пятнадцать минут назад мне Мэджик (гитарист «Brainstorm» - прим. ред.), который сейчас катается на лыжах в Канаде, прислал ролик, где почему-то звучит песня «Digitally Bright» с альбома «Four Shores». Я ее уже подзабыл, а тут услышал как-то по-новому и подумал: «А ничего так писали ребята» (смеется). Когда пишется альбом, очень привыкаешь к звуку, слушаешь песни по сто раз, уже не можешь посмотреть на них с расстояния. А потом проходят годы, и вот тогда объективно осознаешь то, что получилось. Вот новый альбом я еще не могу оценить, слишком мало времени прошло. Пытаюсь понять по реакции публики, по тому, как принимают на концертах, как подпевают. Вроде бы, тьфу-тьфу, все неплохо (улыбается).
 
— Да, отличный альбом! А как вы понимаете, что настало время писать новую пластинку? С чего все начинается? Вам звонит менеджер и говорит: «Пора, ребята!»? Или когда песни сами по себе накопились, то и возникает желание их записать? Может быть, у вас есть график, прописанный в контракте?
 
— Слава богу, ничего такого в нашем контракте нет! Мне все-таки кажется, что подобные пункты создают напряжение. Как будто ты кредит на двадцать лет взял, а потом тебе его надо отдавать каждый год. Играть же нужно с радостью, с желанием, а тут – контракт, бизнес… Это немного убивает творчество. У нас в группе есть человек, который нас подгоняет. Это наш ударник Каспарс. Он начинает звонить, тормошить всех со словами: «Засиделись! Пора!». Вот и сейчас он говорит, мол, этот год отдыхаем, а уже в следующем надо начинать работать! Для нас 2018-й будет особенным — Латвии исполнится сто лет, так что уж мы постараемся.
 
— Помню, в свое время меня удивило, что американская певица и пианистка Тори Эймос, несмотря на свой опыт и мировую известность, каждый день по несколько часов проводит за роялем. Сколько времени ты уделяешь музыке в обычной жизни, то есть не в туре и не во время записи альбома?
 
— Увы, сравнительно мало. Я знаю, что и Раймонд Паулс, которому уже восемьдесят, пару часов в день сидит за роялем. У академических музыкантов это всегда так – если хочешь держать планку, нужно действительно много упражняться. А я хорошо устроился (смеется), у меня достаточно много других проектов, помимо Brainstorm, и я пою чуть ли не каждый день или уж каждый второй день точно. Например, я сейчас делаю альбом для детей, которые приходят петь в студию, а я с ними…
 
— Ты превосходно играешь на гитаре. А где ты научился этому?
 
— Когда-то давно Мэджик показал мне несколько аккордов, и я просто бренчал, как умел. Причем на моей гитаре, обычной, акустической, было всего лишь четыре самые низкие струны. Мне очень нравилось такое басовое звучание, и, знаешь, я довольно много песен сочинил на ней! А потом, когда мне было уже тридцать пять лет, становилось стыдно от того, что у костра или на встречах с друзьями меня просили сыграть, а я отвечал: «Вы знаете, а я не очень-то умею…» И я решил, что до сорока должен научиться. Что-то вроде договора заключил сам с собой. И вот однажды, на Рождество, я был в храме, где увидел человека, который на гитаре совершенно чудесно играл рождественские песни. Подошел к нему, представился, гитарист ответил: «Ренарс, ну кто вас не знает!» Я сказал, что хочу играть на гитаре, и мы начали буквально с нуля. Гаммы, упражнения для пальцев… Где-то года через два я почувствовал, что уже могу что-то играть, так что договор свой выполнил.
 
— Недавно в наукограде прошел концерт группы Brazzaville, на новом альбоме которой можно услышать твой голос! Расскажи немного о сотрудничестве с Дэвидом Брауном и его коллективом.
 
— С Дэвидом мы познакомились сравнительно недавно, и я очень благодарен за это моим обнинским друзьям – Маше и Владу. Если они читают это интервью, им огромное спасибо! (смеется). Наша встреча произошла на дне рождения у Маши, и в тот же вечер мы вместе спели песню «Mistress», которую Дэвид написал, а я исполнял ее вместе с Земфирой. Нам понравилось, как мы звучим вместе, и через некоторое время Дэвид предложил записать песню «Girl» для своего нового альбома. Помню, что впервые я услышал ее поздней осенью в отеле, куда ко мне приехал Дэвид все с теми же обнинскими друзьями… Потом все произошло очень быстро – я записал свою вокальную часть в Риге, Дэвид – в Барселоне, все это вместе свели в Санкт-Петербурге, и, по-моему, отлично получилось! Когда я слушаю эту песню, она мне кажется саундтреком к какомуто фильму, например к «Broken Flowers» Джима Джармуша. Вообще новый альбом Дэвида мне очень понравился. Когда его послушал, то написал ему длинное письмо, в котором сказал, что для меня в нем соединились калифорнийское солнце и российская грусть… А еще я очень люблю успокаивающий тембр голоса Дэвида. Отличная музыка для дальней дороги!
 
— А еще я знаю, что Дэвид Браун причастен к англоязычному варианту песни «Пропуск»…
 
— Совершенно точно! Текст для англоязычного «Пропуска», которые в этом варианте называется «Little Raindrops», полностью написал Дэвид, и мы уже несколько раз пели ее на концертах. У нас теперь есть три совершенно разных по настроению варианта этой композиции – светлый латышский, серьезный русский и немного грустный, самый лиричный английский.
 
— Вы были единственными иностранцами на недавнем вручении премии «Чартова дюжина», где, кстати, получили приз «Лидеры чарта». Ты чувствуешь себя своим в российской рок-тусовке или все же немного «englishman in New York»?
 
— Хороший вопрос. Знаешь, когда мы приезжаем сюда, мы чувствуем себя здесь просто отлично. Нас всегда хорошо и тепло принимают. К тому же мы выросли на советской эстраде, музыке, фильмах, мультфильмах, да и русский язык мы знаем с детства... Раньше мы больше смотрели на Запад, давали там концерты, но в какой-то момент мы стали приезжать в Россию, и хоп! — все как будто сошлось – мы понимаем публику, публика, как нам кажется, понимает нас. Нет-нет, мы в России точно не иностранцы! (улыбается).

— Недавно состоялась российская премьера документального фильма о вашей группе: «Brainstorm: Между берегами». Фильм, по-моему, получился замечательный – он оказался чем-то более масштабным, чем просто история одной, пусть и очень хорошей, группы. А что вы с ребятами чувствовали на премьере, глядя на экран?

 
— Во-первых, я обрадовался тому, что фильм мне очень понравился. Он неожиданно дал мне больше, чем я мог подумать. Мы все-таки больше двадцати пяти лет вместе, очень много друг о друге знаем… Но в какой-то момент я вдруг понял – а ведь есть же что-то в этом по-настоящему особенное, в том, что мы так долго работаем и занимаемся музыкой, и все еще продолжается! Когда ты внутри этого, все кажется очень нормальным – записи, концерты, прочее, а тут я вдруг со стороны чуть ли не впервые увидел, как мы, простые ребята, которые хотели играть музыку, объединились в одно целое, и что из этого получилось. Мы не просто группа, а друзья, даже семья, что ли… Это очень здорово, это очень сильное ощущение.
 
— Позволь немного личных вопросов. Не устаю удивляться при виде тебя, Ренарс! Как тебе удается
сохранять такую потрясающую форму?

 
— Правда? Спасибо (смеется). Вообще-то у меня есть проблема – у меня спина немножко длиннее, чем она должна быть, и каждое утро я должен делать специальные упражнения, чтобы не было болей. Еще в течение дня я стараюсь постоянно делать разные виды растяжки. Вот сейчас я с тобой разговариваю по телефону, а параллельно пытаюсь сделать что-то вроде полушпагата. А еще я сейчас увлекаюсь теннисом. Футбол или другие игровые виды спорта, в которых нужно толкаться, слишком травматичны, а теннис — прекрасная игра, в которую можно играть всю жизнь, хоть до восьмидесяти лет.
 
— Ренарс, а от каких вредных привычек тебе удалось избавиться и как?
 
— Знаешь, я никогда не курил, пробовал когда-то, но не понравилось. С алкоголем у меня сложились нормальные отношения – мне кажется, это у меня от отца. Для нас с ним нет никаких проблем выпить вечером коньячку граммов пятьдесят, немножко согреться, успокоиться и больше к этому не возвращаться.
 
— Скажи, а все латыши такие пунктуальные, как ты? Ведь у тебя много дел, как удается все успевать? Поделись секретом своей самоорганизованности.
 
— Думаю, таким я стал не сразу. Когда мне было 20, я ничего тщательно не планировал, опаздывал, из-за этого все время жил в стрессе… А сейчас у меня есть блокнотик, куда я очень тщательно записываю, что, когда и где. Много раз в день беру его в руки, смотрю на график, пытаюсь понять, как мне везде успеть. Еще, когда просыпаюсь, а просыпаюсь я очень рано, то иду гулять, и за это время тоже обдумываю свой день, будущие записи или концерты, вспоминаю слова для песен. Прогулки - тоже хорошее время для планирования.
 
— Поклонников часто интересует, как живут рок-звезды. Ренарс, открой секрет — у тебя вилла с колоннами, замок со шпилем или пентхаус с видом на Даугаву?
 
— Нет-нет (улыбается). Мы живем в старом доме, построенном еще в XIX веке, в тихом рижском районе Пардаугава. Даже не в целом доме, а в его части, потому что он большой и длинный.
 
— Нет желания куда-то переехать? В другой город или страну?
 
— Ой, совсем нет. Я живу в прекрасной стране, маленькой, красивой, уютной. Здесь столько красивых мест – Сигулда, Лиепая, Юрмала. К тому же мне нравится, что у нас в стране очень много моря, например, от моего дома до него всего пятнадцать минут на велосипеде в одну сторону, при этом даже меньше – до центра Риги.
 
— Кстати, а какой город или место тебе нравится больше всего, не считая столицы Латвии?
 
— Мы много путешествуем и с группой, и семьей, зимой обязательно уезжаем в теплые страны. Мы с женой почти фанаты Юго-Восточной Азии – Таиланда, Индии, Бали. Нам нравится климат, кухня, культура… Хотя этой зимой мы были в Мексике, и, знаешь, нам там тоже понравилось!

 
— А ты до сих пор ходишь в магазин за хлебом? Как изменилась твоя жизнь с приходом популярности?
 
— Я рассказывал про свой дом, так вот, через забор от него есть автозаправка. На ней очень удобно расположен небольшой круглосуточный магазинчик. И иногда рано утром, когда надо купить хлеб и молоко, мне бывает лень обходить весь дом и выходить в ворота. Я просто перелезаю через забор, покупаю продукты в магазинчике и лезу обратно с сумкой (смеется).
 
— Ренарс, мы знаем, что концерт Brainstorm очень ждут многие обнинские поклонники. Помнишь ли ты еще ваш хит «Мы едем в Обнинск»?
 
— Думаю, в ближайшее время у вас будет шанс его услышать! А пока хочу просто пригласить всех на наш концерт. Приходите обязательно!
 

 
P.S. Главным организатором апрельского концерта группы Brainstorm в Обнинске является городское сообщество «Клуб живых». А мы выражаем благодарность за подготовленный материал его основателю Марии Ивановской. 
 
Билеты в кассах Дома ученых: г. Обнинск, пр. Ленина, 129. Справки по телефонам: (484) 3931831.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.