Прикосновение к прошлому

Накануне празднования, пожалуй, главного праздника страны — Дня Победы, мы решили рассказать вам о женщине, имеющей очень необычную профессию и о плодах ее деятельности.

-

– Здравствуйте, Евгений! Я сейчас на вызове, – с нескрываемыми нотками азарта в голосе говорит Галина, – ищем под Жуковым какую-то деревушку, говорят там на одном из огородов 30 противотанковых снарядов нашли, так что в ближайшие дни буду занята. Давайте как-нибудь в другой раз.

С Галиной вообще очень сложно договориться о встрече, то ее зовут раскапывать снаряды времен Второй мировой войны, то коммерческое разминирование местности под застройку. А бывает, блюстители порядка вызывают ее для разминирования самодельных взрывных устройств, несмотря на то, что ее категория не позволяет работать с ними. Да-да, та самая, известная на всю страну, Галина Слесарева – единственная женщина-сапер в России. Кроме экзотичной для женщины профессии, у нее есть очень интересное, уместнее даже будет сказать святое хобби. Жизнь связала Галину с поисковыми работам очень давно. Дело было в Хвастовичском районе.

– Я была отчаянной комсомолкой. И однажды в одном колхозе, у памятника павшим бойцам, я буквально споткнулась о череп. Мне тогда сказали: «Их здесь много, а памятник чисто символически стоит». Тогда я поняла, что просто не могу пройти мимо этого. С тех пор я и земля неразделимы. Вообще прикосновение к прошлому — это очень интересно.

В 2004 году на Красной горке мы нашли останки солдата, и главное, что медальон цел. Прочитать мы его, конечно, не смогли, поэтому отдали в ФСБ на экспертизу. Останки похоронили под мемориалом Вечный огонь города Обнинска, а вот вписать его имя в историю защиты нашей земли не могли. В прошлом году медальон смогли прочитать, солдат оказался родом из Украины, село Барабой (Одесская область). Итак, с 2004 года я боролась за это бойца, а совсем недавно, пару месяцев назад, мне пришло письмо со всеми данными о нем. Теперь мы сможем установить ему мемориальную доску – «Последний защитник Варшавского шоссе», как я его назвала.

Бум поисковых работ пришелся на середину 80-х. Тогда это могло стать отличным способом заработка, на котором можно было по-настоящему разбогатеть, стоимость некоторых находок времен Великой Отечественной войны достигала пятизначных значений. Да и к тому же ходил слух, что якобы немецкие власти готовы выдать кругленькую сумму за найденные жетоны солдат-фашистов. Галина сама не раз находила останки немецких солдат, их технику, фашистские орудия.

– Вообще, наше законодательство запрещает вести поиск тел немецких солдат, – рассказывает Галина, – ну а что я буду делать, если постоянно наталкиваюсь на их тела. Не бросать же, их ведь тоже разыскивают родственники. И несмотря на все запреты, я веду переписку с немецкой правительственной организацией, занимающейся воинскими захоронениями. А что касается вознаграждений от немецкого правительства за предоставленные жетоны, то я его еще ни разу не видела. Да и не в этом дело, я поисковыми работами занимаюсь не ради наживы.

-

Отряд «Обнинских следопытов», который Галина возглавляет уже почти 30 лет, работает на чистом энтузиазме. За все время существования активисты не получили никакой государственной поддержки. Во все поисковые экспедиции Галина вместе со своими соратниками отправляются исключительно за свой счет, на своем транспорте, и иногда на средства спонсоров.

Главный плод деятельности отряда «Обнинских следопытов» — музей «Судьба солдата», который сейчас располагается на первом этаже центра «Эврика». Судьба у этого «солдата», стоит сказать, совсем не легкая. Музей сменил четыре места – в Старом городе на Мигунова, 7, потом на «Даче Морозовой», какое-то время располагался в ДОСААФ, еще одним пристанищем стало здание «Службы спасения» на Гурьянова, 21, и, наконец, ЦРТДиЮ «Эврика».

Музей «Судьба солдата» не имеет достойных аналогов ни в России, ни за рубежом. Он организован все тем же отрядом «Обнинских следопытов», а финансовую поддержку в свое время оказал небезызвестный обнинский предприниматель Виктор Дроздов.

Где еще, помимо всевозможных пистолетов, ружей, автоматов, авиационных пушек, орудий, можно найти предметы обихода военной жизни. Под стеклом одной витрины можно увидеть тарелку одного из советских солдат с заводским штампом «Ширпотреб из отходов». Рядом стоит авиапушка ОКБ-16 калибра 37 мм. Чуть дальше лежит финский противогаз времен войны производства компании Nokia. Под стеклом еще одной витрины я увидел средства гигиены немецких солдат. Удивился – одни знакомые бренды: кремы Nivea, средства для чистки обуви Erdal, зубная паста Blendax. Нашлось в музее место даже для немецкого презерватива Gummi Schutz.

– Посмотрите, Евгений, – говорит Галина, – бутылка от газировки Fanta. Думаете это чисто американский бренд?! На самом деле Fanta появилась на свет в 1940 году в нацистской Германии. Это потом уже американцы в 60-х годах перекупили эту торговую марку. Немецкий напиток был желтого цвета и сильно отличался по вкусу от современной Fanta.

Переоценить заслуги Галины Слесаревой, пожалуй, просто невозможно. За ее плечами тысячи разминированных снарядов, сотни найденных тел героев Великой Отечественной войны, и, конечно, та «память», которую она по крупицам собирает вместе с энтузиастами из отряда «Обнинских следопытов».

Текст: Евгений Леонкин

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.