Как я сходила на Гришковца

22 мая «Клуб живых» в очередной раз совершил творческий подвиг. На этот раз с помощью клуба Обнинцы смогли посмотреть спектакль Евгения Гришковца «как я съел собаку».

-

Антипопсовые акции руководителя «Клуба живых» Марии Ивановской почти всегда успешны примерно на 80%, то есть обычно зал почти полный. Мария пытается балансировать на тонкой грани между тем, что точно хорошо, и тем, что точно купят. Чутье ее никогда не обманывает, а вот хороший вкус иногда подводит. Я имею в виду, что хороший вкус мешает делать бизнес – так, например, случилось с концертом Алины Орловой. Соблазн пригласить прекрасную литовскую певицу оказался сильнее экономики и логики. Вот и получился не прибыльный проект, а подарок обнинским меломанам.

Именно поэтому так радостно было увидеть абсолютно полный зал «Дома ученых» на спектакле «Как я съел собаку». Значит, все совпало: предпочтения Марии Ивановской, цена билетов, спрос на Гришковца, хорошая погода и расположение звезд. От полного зала сразу возникло ощущение вселенской гармонии, которая стала абсолютной при появлении мэра Обнинска Александра Авдеева. Ну, все в сборе.

Но нет… Не все. Народ шел, шел и шел. Еще 25 минут после начала спектакля люди собирались. Уже Евгений Гришковец был давно на сцене и пытался начать спектакль, а опоздавшие все подтягивались. Можно было, конечно, не обращать на них внимания, но у Евгения Гришковца есть одна особенность: он очень щепетильно относится к атмосфере в зале. «Если бы я был кино на экране, мне было бы все равно», — объяснил Гришковец.

Ему не нравится, когда опаздывают, когда звонят мобильники, когда набирают SMS-ки. И он настоятельно и неоднократно просил, чтобы этого не было. Получился даже мини-спектакль в спектакле. Я бы его назвала «Как Евгений Гришковец посрамил обнинцев за отсутствие культуры». Он награждал аплодисментами опоздавших, говорил, что боится подсвеченных мобильниками лиц и даже прерывал спектакль, чтобы сделать замечание уснувшей девушке. При этом не подумайте, что зрители вели себя хуже, чем обычно. Мне кажется, намного лучше. Просто у Евгения Гришковца высокие требования к аудитории, а мы им не соответствуем. «Даже в Калуге такого не было. К сожалению, с каждым годом опаздывают все сильнее и сильнее, — заметил он – Я, кстати, вовремя приехал и, между прочим, из Москвы».

Однако от образа строгого моралиста Гришковец изящно избавился с помощью шутки: «Вот в Германии люди никогда не опаздывают и всегда выключают мобильники. Зато они сморкаются».

Несмотря на эти неприятные моменты, спектакль прошел отлично. Все-таки подавляющее большинство зрителей были в очень правильном настроении и плотном контакте с Гришковцом. Постановка потребовала от аудитории «присутствия» и соучастия. Посыл от Евгения Гришковца был очень конкретный: он не хотел и не мог работать в пустоту. И если на любом другом спектакле можно временами уходить в себя, забываться, скучать или рассматривать потолок, то здесь я просто не могла этого сделать, потому что Гришковец обращался лично ко мне, а также лично к каждому в зале. Можно как угодно относиться к его творчеству: восхищаться или недолюбливать, считать Гришковца гением или графоманом… Но мне после спектакля стала понятна одна вещь: он очень стремится быть честным. Он принципиально не хочет халтурить. И, разумеется, это сизифов труд, потому что спектаклю 13 лет, потому что он сыграл его более 500 раз, потому что в самый трогательный момент обязательно раздастся звонок мобильника.
Это героизм. В то время как почти весь творческий мир громко поет, использует грандиозные спецэффекты, выкатывает на сцены пестрые массовки, он просто разговаривает. Его спектакли не страдают никакими не свойственными театру придатками вроде интерактива или видеопроекций. Один с толпой. Мужественно пытается делать не шоу, а откровение. Отсюда и требовательность к залу. Отсюда и усталость.

«Он производит впечатление очень уставшего человека, — рассказывает Мария Ивановская, которая общалась с ним лично. – Мне показалось, что он очень бережет свои эмоции и как будто находится в себе. При этом пристально наблюдает за окружающими и все запоминает. Мы попытались поднять его на обнинскую вышку, как Дэвида Брауна, но он постоял под ней и отказался подниматься наверх, сославшись на сильный страх высоты. Мы хотели его вкусно угостить в ресторане „Бьянка Росса“, но он выпил только стакан лимонада. Вот такой человек».

Текст и фото: Екатерина Задохина

1 комментарий

Paul
Таких, как Гришковец, мало…

Очень честный и положительный человек.
Мастер во всём, чем занимается.
И при такой загруженности ещё и кучу детей сделать успел (улыбка).
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.