Дикий холод на «Дикой мяте»

Один из самых великолепных фестивалей этого лета залило дождем и засыпало градом. Первые дни июня стали ярчайшим примером поговорки «Человек предполагает, а бог располагает». Рекламная компания «Дикой мяты» в социальных сетях была проведена на высочайшем профессиональном уровне. Каждое новое сообщение или афиша были наполнены солнцем, зноем, угаром и весельем.

-

Фестиваль позиционировался как музыкально-гастрономическо-развлекательный рай с этническим уклоном. И, честно говоря, в какой-то момент яркие картинки «Дикой мяты» в Интернете даже начали раздражать своим апломбом, и где-то в глубине души поселилось сомнение: «Ну, не может быть все так ярко и задорно». Россия – не Латинская Америка. Даже летом.

Однако посыл от организаторов «звучал» оптимистично и жизнерадостно. И, несмотря на все субъективные сомнения и объективные прогнозы погоды, мы загрузили машину пенками, спальниками, палатками и платьями. Если «В контакте» пишут: будет жарко — и вешают пестрые картинки, а душа просит праздника, что нам какой-то Гидрометцентр!

Мы наплевали на погоду, а погода наплевала на нас. Дождю не было дела ни до звездного списка музыкантов, ни до уличного театра, ни до детских аттракционов, ни до коммерческих ожиданий организаторов. Не лил он только в первый день.

Открывал фестиваль обнинский ансамбль Татьяны и Леонида Резниковых «Играй, рожок!», что, в общем-то, большая честь для ансамбля, города и всех нас. Как ни крути, обнинский ансамбль – это, говоря футбольным языком – 1-я лига, а все остальные участники – высшая. Но наши смотрелись вполне достойно, выступали задорно и были одними из немногих музыкантов, кто полностью соответствовал заявленному формату фестиваля – world music, попросту говоря – фольклору во всех его проявлениях.

Опыт выступлений у обнинских любителей громадный. Они выступали на многих сценах, в том числе и на Красной площади, так что «Дикая мята» для них – просто очередной концерт, хотя, видно было, «рожки» старались. Правда, им не очень повезло: люди только съезжались на фестиваль, поэтому народу перед сценой было немного – не больше сотни человек.

А на другой сцене, в полукилометре, в это время начинался грузинский день. Поначалу там не было ничего необычного – выступала группа, исполнявшая блюз с национальным акцентом. Для придания народного колорита музыканты вплетали в игру фразы из знакомой всем «Сулико». Народ приплясывал, и с каждым часом людей в «Этномире» появлялось все больше и больше – перед сценой плотность населения увеличилась, появились очереди в туалетные кабинки и за шашлыком.

-

Организаторы феста объявили «Этномир» свободной от алкоголя и зелья зоной, и почти сдержали свое слово. На всю округу была только одна точка, торгующая пивом, народ там тусовался, но не сказать, чтобы страждущих было очень много. Пиво, кстати, продавали по вполне кусачим ценам – монополия.

Тем временем на сцену, где до этого выступали обнинцы, вышла португальская «Oquestrada». Об этой группе говорят, что в ней вся душа маленького, но гордого народа. Душа оказалась озорная и лиричная – фронтвумен Марта Миранда то молитвенно складывала руки, то танцевала на одной ноге, а пела – божественно. Еще она рассказывала публике о традиционной музыке фаду, о важности взаимодействия культур. «Мы вас тоже любим!» – вопили из-под сцены в ответ. Народу уже собралось несколько сотен.

Следующим озорником на сцене стал Тонино Каратоне, испанский Том Уэйтс. Дядечка преклонных лет с кошачьими усиками и в старомодной шляпе, появившись на публике, сразу же закурил и смолил одну за другой весь концерт, активно гримасничая. Глаза грустные, а все равно улыбается – вот такой у него сценический образ человека, пережившего потери и измены, но веры в человечество не утратившего. Под заводного Каратоне народ уже заштормило.

Заканчивала же музыкальную программу первого дня грузинка Нино Катамадзе. Она долго не выходила на сцену, и градус ее ожидания у публики повышался с каждой минутой. «Холодно, как в декабре!» – поежилась певица, выйдя. Но скоро и ей, и публике стало жарко. А под лиричные мелодии Катамадзе в послезакатное темное небо были запущены сотни китайских фонариков, полетевших в сторону Москвы, как бы неся огоньки сердец фестиваля в подарок столице. Народ, тысячи две, стоял зачарованный и звуками, и зрелищем. Однако в этот недождливый день большинство зрителей еще только заканчивали работу в своих московских офисах и выезжали в «Этномир». Пятница.

-

Но зато за субботу и воскресенье, когда нагрянули все, ливни промочили фестиваль насквозь. Те, кто начал с цветных хипповых платьев, неохотно перелезли в дождевики. Вместо босоножек – резиновые сапоги. Вместо радостных лиц – непроницаемые зонты. На детях – самодельные жилеты из пластиковых пакетов. Кое-кто даже ходил, укрывшись собственной палаткой. Павильоны и кафе – битком. В туалеты – очереди. Продавцам сувениров и еды, безусловно, повезло. От нечего делать люди были вынуждены покупать ненужные «цацки» и просиживать за горячим чаем. «Вы что не понимаете? Нет никаких десертов. Все съели», – заявила мне официантка главной харчевни «Этномира» задолго до окончания фестиваля.

Места в теплом помещении тоже не нашлось. Только на веранде, где я чуть не провалилась в яму. «Осторожно! – закричали официантки. – Вы что не видите? Полы проломлены». Увидеть было довольно трудно, потому что дыру для чего-то замаскировали стульями. И уже через несколько минут разъяренный мужчина грозно кричал обслуживающему персоналу: «Девушка в эту дыру провалилась. Она плачет, ей больно! А я вроде как ее защитник! Кто будет отвечать?» Официантки только пожимали плечами.

Кстати, многие неприятные для организаторов отзывы с ресурсов фестиваля удаляются, что, конечно, наводит на грустные размышления. Безусловно, у людей, как всегда, огромное количество пустых претензий типа: «Почему нельзя все бесплатно?», «Почему нельзя приносить алкоголь?», «Почему Горан Брегович в самом конце, когда всем пора разъезжаться?» И тяжело по сто раз повторять, что любителям «халявы» – на «Пустые холмы», что желающим напиться и что-нибудь взорвать – в лес, и что хэдлайнер в конце – общемировая практика шоу-бизнеса, а не желание ущемить рабочий класс. Но ведь есть и вполне здравые претензии к количеству и чистоте туалетов, о запрете на ввоз собственной колбасы и горелок, о строгих требованиях к жизни в палаточном лагере.

Есть и спорные вопросы, например: должен ли быть в холодную погоду бесплатный кипяток при условии запрета на горелки? Страсти по этому поводу разгорелись нешуточные. Дело в том, что стакан кипятка стоил на «Дикой мяте» 10 рублей – при том, что вы уже заплатили за вход 1500 рублей (за три дня). Сторонники бесплатного кипятка утверждают, что он – «жизненная необходимость» и должен предоставляться организаторами безвозмездно в неограниченных количествах. На что организаторы не очень тактично ответили: «Вы зажрались». И, в общем, не очень понятно, кто прав, но не уважали друг друга обе стороны. А это грустно.

-

Зато, к счастью, на сценах всегда было весело. Выступали замечательные артисты: отчаянные девицы из группы «ИваНова», утонченная Женя Любич, любимая «Пустыми холмами» Анна Пингина, бодрая группа из Германии «Budzillus», зажигательная «Иван Купала», сногсшибательные «Katzenjammer», качающий «SunSay», харизматичный Билли Новик и его «Billy`s Band и многие другие.

Все работали на совесть, кляли на чем свет стоит дождь и взывали к солнцу. В предельно критические погодные условия перед сценой народу было меньше, чем на сцене. Особо жутко было за этим наблюдать, когда коллектив действительно „зажигал“ и обращал все свои душевные порывы в „этномировскую“ пустоту. Просто золото в унитаз спускали. Программа – блеск, погода – гадость. И когда я видела, что, несмотря ни на что, отчаянные меломаны босиком танцевали в грязи и получали истинное удовольствие, мне, наконец, стали понятны все пафосные хрестоматийные слова о „широкой русской душе“. Нужна очень широкая, очень русская душа, чтобы под проливным дождем, держа в руках зонтики, водить хороводы. У „Ивана Купалы“ получилось легко и просто спровоцировать народ на это прекрасное безумие. И глядя на счастливые мокрые лица, я не могла не восхищаться ими. Даже показалось, что для многих неблагоприятные погодные условия стали усилителем радости – такой своеобразный „мазохизм“. Мои предположения подтвердились, когда я стала читать восторженные отзывы посетителей фестиваля о том, как здорово устанавливать палатку под проливным дождем и шквальным ветром, как прекрасно слушать любимую певицу, рискуя подхватить отит, и как весело было втроем под одним зонтиком.

-

Разумеется, за все „страдания“, доставленные небом, люди должны были получить вознаграждение. И оно тоже пришло с неба – в виде двойной радуги на завершающей стадии фестиваля. Видимо, наверху смекнули, наконец, что посетителей „Дикой мяты“ „не задушишь, не убьешь“. Ну, и вот вам подарок – бонус к прекрасному выступлению Горана Бреговича.

Текст: Екатерина Задохина
Фото: Евгений Леонкин, Ольга Субчак

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.