Олег Комиссар: «Я отношусь к граффити положительно»

Олег Комиссар – генеральный директор ОНПП «Технология», депутат Обнинского городского Собрания, археолог-любитель, краевед, а теперь еще и герой нашей рубрики «Персона». Почему мы выбрали именно его? Все, собственно, уже сказано выше, к тому же совсем недавно его предприятие ОНПП «Технология» предоставило еще один повод для разговоров, организовав небывалый по своему масштабу граффити-конкурс.

-

– Олег Николаевич, начну, пожалуй, с самого банального вопроса, который можно задать. Жители города, как это не прискорбно сообщать, мало что знают о ОНПП «Технология». Расскажите, чем занимается Ваша организация?

– Что, серьезно, мало знают? Я удивлен.

– Да, как правило, познания заканчиваются на том, что в «Технологии» неплохие зарплаты и производят там что-то очень сложное.

– В принципе понятно, наша продукция не предназначена для широкого пользования, как правило, наши клиенты – это крупные корпорации. Но в последнее время я начал задумываться о том, что было бы неплохо рекламировать наше предприятие в родном городе. В первую очередь это необходимо для нашей кадровой политики. Работать на ОНПП «Технология» должно быть модно. Нам очень важно, чтобы к нам подтягивалась молодежь – свежие кадры нужны нам как воздух.

Сейчас мы разработали программу по воспитанию кадров для нашего предприятия, по которой мы будем работать с ребятами, начиная с пятого класса. Мы выбрали две школы в Обнинске – 11-ю, где для нас будут готовить выпускников с уклоном в такие предметы, как физика и математика; и гимназию, ставка в которой будет сделана на химию и материаловедение. В этих школах будут отобраны ученики, которые склонны к научной деятельности, их мы как раз и будем готовить для работы на «Технологии». А по окончании школы мы будем заключать трехсторонний договор на обучение между нашей компанией, выпускником и вузом. Более того, у нас есть квота на бесплатные места в профильных для нашего предприятия учебных заведениях. Помимо этого, студенты, обучающиеся в вузах по нашей программе, будут получать стипендию от ОНПП «Технология».

Мы пересмотрели нашу кадровую политику, теперь будем знакомиться со школьниками, проводить экскурсии на наше предприятие, делать какие-то совместные работы.

Ну а работает «Технология» в области авиационно-космической отрасли. У нас разрабатываются и производятся комплектующие из композитных и керамических материалов, а также из оптического прозрачного стекла.

Нашей визитной карточкой прошлого века является орбитальный космический корабль «Буран». Мы разрабатывали для него створки грузового отсека из углепластика (тот самый модный карбон). Это было в 1987 году, уже тогда мы производили комплектующие из этого материала.

-

Второй год мы занимаемся разработкой деталей хвостового оперения для отечественного гражданского самолета МС-21. Причем подобная продукция впервые будет производиться автоматизированно. Мы даже планируем построить на «Технологии» отдельный цех (на 300 рабочих мест) именно для производства хвостовых оперений. Так что совсем скоро можно будет сказать, что в Обнинске существует кластер по производству авиационных комплектующих (смеется).

– Карбон, как мне известно, достаточно сложный материал. Интересно, а вы пользуетесь собственными научными разработками или покупаете уже готовую технологию, а потом производите комплектующие?

– Нет, технологии мы не покупаем – это одно из наших преимуществ. Во-первых, в России не выпускают оборудование для производства карбона. А страны, где можно приобрести его, ведут себя очень хитро. Они продают оборудование, но не продают технологию. Или продают материал, то есть вы покупаете карбон, а работать вы с ним не можете – надо знать режимы формования: температуру, давление и многое другое – без этих сведений ваше предприятие будет выпускать брак. А на ОНПП «Технология» есть ученые, которые могут исследовать карбон, определить его характеристики и, соответственно, подобрать режимы формования. Мы вообще стали первой в России компанией, которая начала применять импортный карбон. В 2004 году мы перешли на карбон компании Porsche – 80% продукции у нас производится именно из этого сырья. Карбон мы применяем в производстве деталей для космических аппаратов. Почти на каждом российском космическом аппарате есть детали производства «Технологии». Помимо этого, мы поставляем карбоновые панели за рубеж, например, в Италию и Канаду. Причем на сегодняшний день мы производим самые легкие панели для космических аппаратов в мире.

– Интересует вопрос финансирования. Откуда в основном вы получаете заказы? Это отечественные организации или все-таки иностранные?

– У нас есть экспорт прямой и косвенный. Например, в Индии эксплуатируются отечественные гражданские самолеты, мы поставляем туда лобовые стекла – это прямой экспорт. А когда мы поставляем детали в ГКНПЦ имени М.В. Хруничева для ракетоносителя «Протон», а они этот аппарат запускают под американский заказ – это косвенный экспорт.

Вообще, по моим оценкам на «Технологии» доля экспорта составляет где-то 65%. А госбюджет около 15%, остальное на заказах. В 90-е доля государственного бюджета составляла около 3%, именно это помогло нам развиться, вариантов, кроме как перестраивать предприятие на коммерческую основу, у нас просто не было. До начала перестройки мы работали как ФЭИ, то есть мы осуществляли разработки (ничего не производили) и передавали их на заводы. А в 90-х мы поняли, что на одних разработках не проживешь, и решили организовать собственное производство.

– Насколько я знаю, ОНПП «Технология» имеет отношение к Большому адронному коллайдеру. Расскажите подробнее.

– В конце 90-х к нам обратились из организации CERN (Европейский Центр ядерных исследований) и предложили сделать уникальную разработку. Мы прошли конкурс, в котором принимали участие 12 компаний – из Швейцарии, Австрии, Германии, США и других стран. Мы конкурс выиграли и разработали баррель для Большого адронного коллайдера.

-

– А в чем заключается его задача?

– Этот баррель располагается в самом центре коллайдера, внутри него происходит соударение частиц. А сам баррель оборудован множеством приборов. Нам потом руководитель проекта написал письмо, отметив, что мы вошли в состав трех уникальнейших предприятий, которые могут выполнять подобные задачи. И второе, что он сказал уже на пресс-конференции: «Мы впервые допустили российское предприятие в самое сердце ускорителя».

– Вы работаете депутатом в Обнинском городском Собрании и генеральным директором ОНПП «Технология». Не мешает такое совмещение постов?

– Конечно, мешает, если бы я работал только на предприятии, наверно, удалось бы сделать больше. Но работа в Городском Собрании на благо города необходима. У меня такой жизненный принцип: «Если ты можешь, то делай». Порой приходится заниматься вообще не своими обязанностями. Приходит, например, обнинец и жалуется на какую-нибудь проблему (предположим, с отоплением), такие вопросы не входят в сферу ответственности депутата, но приходится вмешиваться.

Я же как депутат возглавляю комитет по бюджету. Заниматься этим я начал еще в 2006 году, так что сейчас я настолько натренировался, что работа с бюджетом «Технологии» не доставляет трудностей.

– Олег Николаевич, Вы увлекаетесь краеведением. Расскажите, когда и как вы этим заболели?

– Это было совсем недавно, я тогда в шестом классе учился (смеется). А когда выбирал, в какой вуз поступать, метался между двумя вариантами – астрономия или археология. В результате поступил на авиакосмический факультет. И, по-видимому, у меня осталось это чувство нереализованности. Наверно, потому я и начал заниматься краеведением, ведь у меня осталась тяга к археологии. А еще такой уж я человек, у меня научный подход ко всему, даже в быту. Если вижу что-то непонятное, то обязательно должен в этом разобраться. Однажды в 2000 году на Кавказе я наткнулся на древние сооружения – дольмены. Заинтересовался. Сначала изучил литературу, но никакой конкретики не нашел, археологи не в состоянии были сказать, что это за сооружения, как они возводились. Меня это завело, я начал ездить, изучать. Археологи, прознав про мое увлечение, схватились за меня, и мы начали работать вместе. Потом я воспользовался лабораториями НПП «Технологии». Наши специалисты провели анализ на аэрокосмическом оборудовании, а археологи, стоит отметить, не имеют таких возможностей – финансирование у них маленькое, оборудование древнейшее, зарплаты тоже копеечные. Потом к нам подтянулись лучшие специалисты страны: историки, геологи, другие ученые – но все они энтузиасты, никто за это зарплату не получает.

– Кстати, а что это за сооружения такие?

– Относят дольмены к 4000 – 6000 лет до н. э. Никаких упоминаний в истории о дольменах нет, да и быть не могло, не было тогда письменности. А когда начинаешь их изучать, понимаешь, что построены они по современным принципам – очень точная подгонка плит, современные технологии соединений конструкции. Некоторые даже пробовали строить дольмены с использованием современных технологий: пневмоинструмент, лазерная разметка – но ничего сделать не смогли. К этому еще надо добавить, что плиты, из которых строились дольмены, весят совсем немало – по 20 тонн каждая – а кранов-то тогда не было. Меня в вопросе дольменов больше всего интересует технология строительства, и мы в этом направлении уже достаточно неплохо продвинулись (прим. ред.: подробнее о дольменах в книге «Древние технологии дольменов Кавказа»).

– А как насчет Ваших исследований в отношении Великой Отечественной войны?

– Да, опять моя любознательность проявилась. Мне бросилась в глаза фраза в книге «Обнинск – первый наукоград России: История и современность», там говорилось, что боев на территории деревень, где сейчас располагается наш город, не было. Меня это заинтересовало, я залез в архивы, изучал документы, карты, боевые донесения, характеристики к наградам. В конце концов обнаружил, что бои здесь были, были потери нашей техники, подбиты танки Т-34. Просто я увидел, что в истории нашего города есть белое пятно и меня потянуло – я должен был заполнить этот пробел. Сейчас я собираюсь эти данные узаконить и опубликовать.

-

– Недавно ОНПП «Технология» организовала граффити-конкурс, причем, стоит отметить,небывалый по своему размаху и щедрости.Я понимаю, что социальная работа это очень хорошо, но почему «Технология» остановила свой выбор именно на этом направлении?

– Вообще, я больше рассматриваю это не как социальную работу, а как профориентацию ребят. Возможно, кто-нибудь из этих художников придет к нам работать.

– На Вашем предприятии требуются дизайнеры?

– Да, промышленный дизайн пока никто не отменял. У нас есть два отдела, один занимается дизайном выставок, рекламой и т. д., а второй внутренним дизайном предприятия, офисов. Нам нужно подтянуть на предприятии ландшафтный дизайн – облагородить территорию. Мы работаем с кафедрой дизайна Обнинского филиала МИФИ, недавно взяли на практику двух студентов. Вакансии дизайнеров у нас открыты. Кстати, некоторым художникам, участвующим в конкурсе, уже предложили трудоустройство. Ребятам предложение понравилось.

Также есть чисто утилитарный аспект. Мы хотели облагородить этот страшный бетонный забор, который мы и отдали под конкурс. А натолкнули нас на эту идею ребята, которые в свое время нелегально (кто-то даже скажет хулиганским образом) зарисовали часть нашего забора. Скажу, что я им за это очень благодарен. А таких страшных заборов и стен в городе очень много, и мне как жителю Обнинска хочется, чтобы на них появились красивые граффити, которые станут культурной частью нашего города.

Более того, мы планируем облагородить нашу территорию – поставить скамеечки, а на въезде в «Технологию» со стороны Киевского шоссе установим табличку «Арт-галерея города Обнинска», возможно с именами художников. Кстати, часть очень хороших работ, не попавших на конкурс, будет реализована на стенах лагеря «Полет». А еще на территории ОНПП «Технология» есть водонапорная башня, ее мы тоже думаем облагородить.

– Вопрос граффити для города больной. Готовы ли Вы дальше поддерживать граффити-движение в Обнинске?

– У меня как у члена городского Собрания нет подобных полномочий. Я могу посоветовать городу развивать это направление, пропагандировать его. Я отношусь к граффити положительно и готов делать все, что от меня зависит. Не так давно я на Совете директоров Обнинска доложил о конкурсе, организованном нашей организацией, – люди заинтересовались.

– Ну и последний вопрос. Откуда такой размах? Ничего подобного город раньше даже близко не видел. Закупили невероятное количество баллонов с краской, взяли всю организацию на себя, накормили художников, самостоятельно подготовили стену и выделили просто космический призовой фонд.

– Ну, это того стоит. Наша организация привыкла так работать – либо делать хорошо, либо не делать вообще. Да и стоит признаться, если бы мы решили заменить забор на металлическую сетку, то это обошлось бы нам намного дороже.

Текст: Евгений Леонкин
Фото: Александр Давудов

26 комментариев

horovodovodoved
Интересное название статьи ))) емкое
baikal
Олег Николаевич!
Так кто же всё-таки воровал на Технологии в промышленных масштабах?
Кто же это нанёс акционерному обществу многомиллионные убытки при закупках дорогостоящего просроченного сырья?
SgtPepper
Олег Николаевич!

С уваженьем, дата, подпись,
Отвечайте нам, а то
Если вы не отзовётесь,
Мы напишем в «Спортлото»!
alfainsurance
Статья хорошая!
Уважаю Олега Николаевича. Рад, что знаком лично. Очень интересный человек.
baikal
А к хищениям государственных денюжков на НПО Технология как относитесь?
А вы готовы уважаемому передачки носить?
SgtPepper
Не уважаю Олега Николаевича. Опечален, что знаком лично.

Вы — тесть Олега Николаича? =)
layman
Ну почему же… Я вот не уважаю ТМК. Даже не будучи лично знаком. И не будучи зятем… Почему человек не может высказать своего отношения?
SgtPepper
Я вот не уважаю ТМК.

Ваше неуважение было многократно аргументированно доказано. В отличие от…
layman
А вдруг ОН сейчас возьмет — и как аргументирует! ))) То-то мы подарок сделаем товарищу Комиссару… )))
SgtPepper
Придётся съесть свою шляпу каску =)
baikal
Придётся брат каску-то съесть.
За три года наш-то глубоко уважаемый комиссар добре похозяйничал.
Как бы теперь ему самому в яму-то вырытую им для другого не упасть. Генерал таможни с одобрения Комиссара дел немало там наворотил, а вот отвечать-то кто за всё это будет? Вопрос остаётся открытый.
SgtPepper
За три года наш-то глубоко уважаемый комиссар добре похозяйничал.

В прокуратуре уже все глазоньки проглядели вас ожидаючи.
baikal
А я то тут при чём?
Я же миллиарды с генералом не пилил?
Там поговаривают опять, но уже при комиссаре сотни миллионов неденоминированных рублей на станки «потратили», а вот станков почему-то опять нет?
SgtPepper
А я то тут при чём?
Я же миллиарды с генералом не пилил?

Вот прокуратура и разберётся кто пилил, а кто свечку держал.
baikal
А я то тут при чём?
Вы всё перепутали.
В прокуратуре давно заждались любовника-новатора, который даже содержание своей любовницы повесил на шею государству!
baikal
У нас в городе только один такой умный новатор-любовник.
baikal
Ещё подсказка. Угадай новатора по статье:
Владимир Викулин: перезагрузка.
baikal
Слава Богу, Комиссар откомисарился. Скандальный был директор, поэтому и слетел с должности.
old_pergunt
Кузя, когда Вы уйметесь? Пора Вам показать Кузькину мать:))
baikal
Другие вон чего — и то ничего. А я чего? Я тоже отношусь к граффити положительно. Да и комиссару я сочувствую.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.