С небес на сцену

Очередной фестиваль «Нашествие» абсолютно точно войдет в музыкальную историю России. «Помните, как Земфира прилетела на собственный концерт на вертолете?» – будут говорить меломаны, когда она будет уже бабушкой и гражданкой какой-нибудь Америки.

-

Вообще, ехать на «Нашествие» абсолютно не хотелось. Все прекрасно знают, что этот фестиваль – большой брат самой заурядной пьянки. Такое грандиозное трехдневное пивное «попоище» под музыку. Но даже в самом страшном сне я не могла представить себе масштабы катастрофы. Поэтому, когда хэдлайнером второго дня объявили Земфиру, несмотря на все тревожные сведения от знакомых и из интернета, я решила: «Раз Земфира не против „Нашествия“, значит, так тому и быть». Она, кстати, там уже выступала 10 лет назад. Следовательно, брод знает.

Уже при первом взгляде на поляны «Нашествия» в Тверской области стало не по себе. Даже издалека они выглядели как-то, мягко говоря, не очень празднично – напоминали лагерь беженцев из сводки новостей. Огромное количество «омоновцев», дешевых шатров и машин. Трава за всем этим едва угадывалась. Я с сожалением вспомнила прекрасные зеленые лужайки прошлогоднего пикника «Афиши» и венки, которые удавалось сплести на «Пустых холмах».

– Выходите из машины, – велел нам охранник. – Колюще-режущие предметы есть?
— Ага! Заколки, – неудачно пошутила моя подруга.
– Открывайте багажник!

Как назло, в багажнике вместо заколок во всей своей красе «отдыхала» лопата. «Мы ее забираем», – заявил охранник, и в его глазах появился азарт. Видимо, две девушки с лопатой – это все-таки достойный объект для применения своих полномочий. А может, он просто фильм «Кислород» посмотрел, и Вырыпаева уважает… Так или иначе, лопату забрали, а когда мы за ней после всего вернулись, нам указали на свалку: «Ищите! Гы-гы!»

Надеюсь, лопата не очень обиделась, что мы не стали ради нее рыться в помойке. Но с вопросом культуры на «Нашествии» для меня раз и навсегда все стало решено.

Дальше нужно было пробраться через всю парковку к сценам. Здесь обнаружилась еще одна «прекрасная» традиция «Нашествия»: палаточный лагерь и парковка – одно неделимое целое. Народу просто банально лень отойти от своих машин и установить палатки где-нибудь на чистой траве. «Вот моя родная статусная тачка, вот моя бочка пива, а это моя нога торчит из багажника», – такую песенку мог бы спеть каждый второй на этом фестивале, если бы мог членораздельно изъясняться. Но, напившись и завалившись в багажники или палатки, мужики были не в состоянии управляться с таким тонким инструментом, как язык – короче, не вязали лыка. Некоторые валялись прямо под колесами. В воздухе пахло пивом и мочой. Спонсор фестиваля – пиво «Клинское» с лозунгом «Три денька в стиле „К“. Если бы Босх через столетия попал на „Нашествие“, он наверняка испытал бы прилив творческих сил.

-

Очередной неприятный сюрприз случился, когда мы шли-шли и, наконец, обнаружили, что перед нами железный забор и ряд омоновцев, а до сцены еще полкилометра. Дальше нельзя. Это все, на что мы могли рассчитывать, предъявив обычные билеты. Все остальное – фан-зона и vip-места. И это, конечно, просто подстава, потому что организаторы должны предупреждать о том, что за 1600 рублей мы будем смотреть концерт почти из соседней деревни. Причем мы тут же стали заложниками этого железного забора, потому что, отойдя от него хоть на 5 минут, мы рисковали потерять даже эти места. Народ сзади бдел.

А значит, три часа мы должны были слушать все. В общем и целом мне нравятся „Аквариум“ и „Чиж“, выступления которых были поданы на закуску к Земфире, я даже знаю наизусть их песни и могу подпевать, но почему они выступали так тухло? Почему ни один из их хитов не выстрелил и не прогремел над всем этим сборищем пронзительно и сильно? Если бы я не знала, что выступают рок-легенды, решила бы, что они – дешевые кабацкие певцы. Ни энергетики, ни посыла, ни атмосферы. Увы, ничего. Кроме физиологического желания размять ноги в ритм их песням.

Дальше – группа „Ария“. У нее на „Нашествии“ оказалось очень много поклонников, и она очень громко выступала. Больше ничего о „легенде российского металла“ не могу сказать, потому что попыталась отключить на это время все органы чувств. Именно во время выступления „Арии“ мы с подругой решили, что „Нашествие“ — это испытание, посланное нам свыше, чтобы проверить на прочность нашу любовь к Земфире. И что, слава богу, мы поехали одни и никого, кроме себя, не мучаем.

-

Сказать, что все страдания окупились с лихвой – значит, ничего не сказать. Концерт Земфиры на „Нашествии“ — это как церковное пение в свинарнике. Как всегда на ее концертах пустая, но звучащая сцена долго трепетала и мерцала в ожидании своей королевы. Земфира так по-детски набивала себе цену. Ожидание затянулось минут на 20. И когда нервы у ее поклонников были на пределе, и все „терпелки“ кончились, вдалеке замаячил вертолет. На нем, конечно, не было написано „Земфира“, и ведущие фестиваля никак его появление не прокомментировали, но толпа фанатов обладала потрясающей интуицией – все в едином порыве направили на вертолет свои мобильники. Она!

А дальше, разумеется, — море любви, счастья, восторга, обожания и прекрасной музыки. Видимо, Земфира сдержала свое обещание бросить курить, потому что ее голос качественно изменился в лучшую сторону. Полкилометра, которые так нас напрягали, ее голосу удалось преодолеть влегкую. Для Земфиры – это не расстояние. Я не про громкость, а про энергетику. Она вознесла всех этих пьяных, трезвых, заинтересованных и не очень на небывалую высоту. И при этом, как всегда, сохранила дистанцию. Без заигрываний, без панибратства, без понтов, без артистизма, без слащавой задушевности. Строгая, глубокая, отстраненная и очень настоящая. В последний раз спела песню „Привет, ромашки!“ И стало немного грустно – попрощалась с образом девочки с плеером. Ну, типа, неорганично уже.

Потом мимоходом отметила свою неразговорчивость с публикой и сказала, что скоро совсем замолчит. Недаром, видимо, накануне удалила свой сайт. Впрочем, неважно. Пусть молчит. Только бы пела.

Текст: Екатерина Задохина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.