Хроники ГМО: заговор против прогресса

На экране злобный и ужасный мутант набрасывается на главного героя в очередной попытке откусить от него кусочек сладкого человеческого мяса. убить его, разумеется, гораздо сложнее, чем простого смертного, а один укус зомби превращает существо в зомби – все в лучших традициях жанра.

-

На экране зловеще выползает название киноленты: «Вымирание. Хроники генно-модифицированного организма». Незамысловатый сюжет фильма повествует об очередном конце света, на сей раз свершившегося благодаря научно-техническому прогрессу в области сельского хозяйства. Мол, кушали, кушали люди продукты, содержащие ГМО, и потихонечку стали поедать друг друга. Ну, разумеется, за исключением тех, кто питался «исключительно натуральным».

Вообще, ГМО – штука страшная не только в воображении сценаристов и режиссеров. Стоит почитать в интернете про эту ужасную аббревиатуру, посмотреть заголовки публикаций и мозг уже начинает посылать отчаянные сигналы желудку не переваривать сегодняшний завтрак, так как хлопья, которые вы наспех проглотили вместе с молоком, были из кукурузы, а кукуруза почти вся изменена генетически.

Далее в сознании возникает смутно знакомый образ улыбающегося зубастого помидора и персика-жабы. К горлу подкатывает тошнота.

-

Почему столь ужасные вещи еще не запрещены и, более того, активно применяются во многих отраслях, в том числе в производстве продуктов питания – остается загадкой. Загадка эта волей-неволей наводит на мысли о «теориях заговора», целью которого является не то уничтожение всего человечества, не то его превращение в послушных зомби-мутантов. Все в лучших традициях жанра.

Мы решили провести собственное независимое расследование по данному вопросу: оценить степень угрозы, исходящей от продуктов-мутантов, указать конкретные организации, которые могут быть замешаны в «заговоре», ну и, заодно, спасти все человечество, разумеется. Все как обычно…

«Мутанты» на грядках


Базовая цель нашего расследования заключалась в сравнении пищевых продуктов, содержащих ГМО, с их натуральными аналогами. Разумеется, первым органом, в который было бы логично обратиться с таким вопросом – это министерство сельского хозяйства Калужской области, что мы и сделали.

Пока длился этап преодоления бюрократического барьера, свойственный для всех бюджетных организаций, мы решили связаться с местными фермерами, занимающимися животноводством и сельским хозяйством.

Во всех случаях аббревиатура «ГМО», произнесенная вслух, действовала как слова заклинания – представители фермерских хозяйств на минуту замолкали, задерживали дыхание и, судя по всему, лихорадочно обдумывали, что для них может значить, скажем, обвинение в использовании ГМО в производстве. Через минуту они с ужасом выдыхали и всячески отрицали какую-либо причастность к этим трем буквам, равно как и к тем, кто что-либо о них знает, слышал или хоть раз произносил.

-

Тем временем нам удалось выйти на одного из помощников министра. К нашему удивлению оказалось, что министерство регионального сельского хозяйства не занимается вопросами применения ГМО. Правда, там нам настоятельно рекомендовали обратиться в Калужский научно-исследовательский институт сельского хозяйства. Ну, наконец-то! Кто, как не ученые, помогут разобраться в столь щепетильном вопросе?

Пару звонков в НИИ и мы вышли на его директора, кандидата сельскохозяйственных наук, Владимира Николаевича Мазурова. Владимир Николаевич сразу признался, что не может назвать себя специалистом в области генной инженерии, его институт специализируется больше на методах традиционной селекции – то есть на изменении генотипа растений классическими способами. Однако, как ученый, он не мог не интересоваться этим вопросом, в частности в области сельского хозяйства, и с удовольствием готов был с нами пообщаться.

– На сегодняшний день в нашем мире множество генно-модифицированных растений и животных, точное их число установить уже не представляется возможным, – открыл нам «ужасную тайну» директор исследовательского института. – Наибольшее применение ГМО нашло в сельском хозяйстве и фармацевтике. В медицине с его помощью получают ряд лекарственных препаратов, а в нашей области большей частью используют для повышения устойчивости культур к неблагоприятным факторам. К примеру, уже существует генно-модифицированный картофель, который не боится колорадского жука или, скажем, устойчив к фитофторозу. В сельском хозяйстве ГМО нашли наибольшее распространение при выращивании сои, кукурузы, томатов – именно эти продукты большей частью генетически изменены.

Собственно, с сои все и началось. Во время войны во Вьетнаме американское правительство делало крупные заказы на производство гербицидов, которыми с воздуха обрабатывались джунгли с целью обнаружения партизан. Когда военные действия прекратились, склады американской компании «Монсанто» – крупнейшего производителя химического вещества, уничтожающего широколиственную растительность, – были забиты этими самыми гербицидами. Однако правительству они больше были не нужны. Таким образом, сложилась ситуация, в которой необходимо было найти новое применение гербицидам. И его нашли. В 1982 году группа исследователей компании «Монсанто» впервые в истории осуществила генетическую трансформацию растения. А в 1996 впервые в мире вышла на рынок с семенами генетически модифицированных важнейших сельскохозяйственных культур — сои и хлопчатника. Ученым удалось вывести сорт сои, устойчивый к тем самым гербицидам, в результате чего их стало возможным применять для обработки соевых плантаций с целью уничтожения сорняков.

Стоит отметить, что в сравнении с технологией генетической модификации, методы традиционной селекции сильно ограничены и вынуждают гораздо дольше ждать результата. В конечном счете, рано или поздно встанет выбор – полностью перейти на использование технологий генетической модификации или остановить развитие сельскохозяйственных культур. У селекции есть видимый предел, у генетической модификации – нет.

Впрочем, на сегодняшний день применяемые нами технологии при грамотном их использовании еще пока позволяют эффективно заниматься сельским хозяйством без всяких ГМО. Но его развитие и внедрение в земледелие уже не остановить, – подвел итог Владимир Николаевич Мазуров.

«Мутанты» на четырех лапах


Во время беседы с директором Калужского НИИСХ нам также удалось установить удивительный факт. Оказывается, в нашем регионе уже давно и успешно ведется работа в области генной модификации организмов. Буквально в паре десятков километров от Обнинска можно увидеть трансгенных животных с измененным генотипом. Опыты проводятся рядом с Боровском во Всероссийском научно-исследовательском институте физиологии, биохимии и питания сельскохозяйственных животных Россельхозакадемии. Разумеется, мы просто не могли не посетить это место и воочию не убедиться в существовании «настоящих мутантов», порожденных наукой, взявшей на себя роль Всевышнего – генной инженерией.

Как ни странно, но никакого грифа секретности над работами по созданию трансгенных организмов в Боровском НИИ мы не обнаружили. Расположившаяся в стеклянной будочке у главного входа в здание института бабушка-вахтерша буднично записала наши фамилии в старый журнал учета посетителей и провела нас прямиком… в лабораторию клеточной и генной инженерии.

Заведующий лабораторией доктор биологических наук, профессор Владимир Павлович Рябых, большую часть своей жизни посвятивший работе по созданию генно-модифицированных организмов, без каких-либо проблем и замечаний согласился побеседовать с нами.

– Вы взялись за очень сложный вопрос, писать о котором, не имея хорошего кругозора в области естественных наук, политики, экономики, не понимая причинно-следственных связей тех или иных событий, происходящих в информационном пространстве, будет очень и очень нелегко, – с ходу предупредил нас профессор. – Собственно, почему я упомянул политику и экономику? Да потому, что сегодня все споры вокруг технологии ГМО – это больше политика и экономика, чем наука. В мире существует множество сил, для которых проблема развития и популярности трансгенных организмов напрямую связана с проблемами собственного кошелька. И дело не только в подлой рыночной экономике. Все гораздо сложнее. Создание технологии ГМО – это гигантский рывок научно-технического прогресса к вершинам познаний мироздания. Его умелое применение может стать решением множества современных проблем. Тех проблем, которые человечество привыкло решать другими способами…

В научной же среде полученные ГМО-продукты при своей регистрации проходят самую жесточайшую проверку (в связи с повышенным вниманием к ним со стороны общественности), никому пока не удалось доказать, что от их употребления могут возникнуть побочные эффекты. Основным аргументом противники трансгенов, как правило, выдвигают тот факт, что эти продукты еще якобы не прошли «проверку временем».

Здесь, однако, достаточно обратиться к простейшей арифметике. Шестнадцать лет успешного применения ГМО при полном отсутствии побочных эффектов – достаточный срок? Сколько тогда надо ждать – 100 лет, 200? Для сравнения: помидоры мы употребляем в пищу всего 200 лет, картофель 300 – они прошли «проверку временем»? Ведь их внедрение в России преодолело не меньшее сопротивление, чем в настоящее время приходится преодолевать продуктам с ГМО.

-
трансгенные кролики ВНИИФБиП

И еще один интересный факт, в стенах ВНИИФБиП с/х животных в ходе одного из экспериментов было выращено 11 поколений трансгенных животных! Все они были живы и здоровы, продолжали активно размножаться и радоваться жизни. Второй головы у них не выросло, кидаться на людей они не стали.

«Мутанты» на двух ногах


Когда где-либо в информационной среде всплывает проблема ГМО, то в подавляющем большинстве случаев речь идет лишь о «минусах» трансгенных технологий.

То есть нам либо пытаются доказать, что от ГМО у нас непременно вырастут щупальца, либо пытаются доказать, что не вырастут. А вот об областях использования или перспективах развития этого важнейшего направления генной инженерии говорят редко. Очень редко.

На сегодняшний день технологии ГМО применяются в трех основных направлениях:
1. Повышение продуктивности сельскохозяйственных культур и животных и улучшение качества продукции.
2. Повышение устойчивости сельскохозяйственных культур и животных к инфекционным заболеваниям.
3. Получение трансгенных животных доноров органов и тканей для ксенотрансплантации их человеку.

Это уже очень много. И это как минимум невыгодно, например, всем производителям пестицидов и гербицидов – ядов для обработки сельскохозяйственных культур от вредителей.

Далее в перспективе – все, что применимо к растениям и животным, можно применить и к человеку. В 1990-1996 годах в ВНИИФБиП были получены трансгенные свиньи, устойчивые к заболеванию гриппом. За 16 лет технологию вполне могли бы довести до того совершенства, которое требуется для безопасного применения на человеке.

– Так и есть, – подтвердил Владимир Павлович. – Все необходимые опыты на животных давно и вполне успешно проведены. На сегодняшний день методическое состояние технологии трансгеноза позволяет использовать ее уже и на человеке. К примеру, для повышения устойчивости к тем или иным заболеваниям, технически это уже возможно. Однако этот вопрос еще необходимо решить в научной, этической и в правовой областях – в России, как и во всем мире, использование технологии трансгеноза на человеке запрещено законодательно.

Далее можно немного самим пораскинуть мозгами. Сколько будет криков, как только свершится первая генетическая модификация живого человека – представить несложно. К тому же это будет сделано без его согласия, так как процесс искусственного изменения генетического кода происходит, как правило, в период зачатия. Зато какие это открывает перспективы! Ликвидация болезней на генном уровне! Врожденный иммунитет к болезням! Общая модернизация способностей организма! Но большинство биохимиков, несмотря на то, что ГМО – труд всей их жизни, сами считают, что наука еще не готова на 100% к генетической модификации человека.

И вот в теорию заговора против ГМО аккуратненько так вписываются крупные фармацевтические компании, весь бизнес которых построен на неполноценности набора генов в человеческом организме. Ну кому, кроме них, может быть выгодно лоббирование законопроекта о запрете применения трансгеноза на человеке? И хотя, в частности в России, его лоббировали совсем другие люди, кто знает, чьи интересы они представляли на самом деле?

Кстати говоря, для своих нужд ГМО не брезгуют и фармацевты: инсулин и множество других веществ, из которых делаются лекарства, производятся именно по этим технологиям.

-

Тем временем «жертвы ГМО» на экране начинают мутировать. Героям все сложнее и сложнее справиться с ними. Мол, мало было просто самим не есть ГМО, надо было еще не давать его есть другим. А вы, зрители, если не хотите, чтобы вас уплели на ужин мутанты – не повторяйте ошибок героев фильма. Не ешьте ГМО и другим не давайте. Это гораздо проще, чем разбираться или пытаться разобраться в естественных науках, политике, экономике, чем понимать или пытаться понять причинно-следственные связи тех или иных событий, происходящих в информационном пространстве. Это гораздо проще, чем просто думать.

Текст: Иван Чимбулатов

7 комментариев

Chaotic
Почему нельзя писать более спокойным языком?
Adalaf
Интересно, не знал, что в регионе есть полноценный НИИ занимающийся вопросами генной модификации. Туда случайно экскурсии не организовывают?

Уважаемый Chaotic, если сравнить со статьей Каганова о ГМО, то здесь в плане экспрессивности тишь и гладь. Вообще, к написанию статьи можно было подойти и с другой стороны, но редактор и автор походу сделали ставку на фактуру и обозначили интересные факты о нашем регионе — очень даже прикольно получилось, по крайней мере целевая аудитория уж точно статьей довольна останется.
ne9
Непонятно, что все так за блог Каганова цепляются. Она не претендует на научность. А статья в журнале претендует.
Dmitry
Научность?! Не смешите… Автор сравнивает 16 лет развития ГМО и 300 лет употребления картофеля. Посчитаем? 16 от 300 это около 5%. Это претендует на научность? А если учесть, что тот же картофель до появления в Европе все таки существовал и им питались задолго до этого, то сравнение и вовсе глупое. То над чем смеется автор — типа все тупые и никто не доказал вред, вообще сомнительно. Вы докажите безвредность, а не показывайте, что от сомнительно эксперимента еще пока никто не умер. Дело то не в смертях, имхо, никто и не должен умереть, однако не понятно как это может сказаться на потомстве. Вот появятся какие нибудь необычные формы рака например — опять будут на экологию валить? Вот пусть сам автор статьи и жрет генетически модифицированную кукурузу, а статья его с наукой ничего общего не имеет. Он отразил лишь одно из мнений. Здесь даже научным обзором не пахнет, ибо проблему надо осветить со всех сторон и сделать вывод. Здесь же однобок взгляд, больше похожий на рекламу
ne9
а я с вами абсолютно и полностью согласна)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.