Феномен русской усадьбы. Часть 2

Характерным становилось и то, что усадьбы все чаще переставали быть родовыми поместьями. Новые хозяева поразному относились к своим предшественникам. В этом интересна история подмосковной усадьбы Абрамцево в годы, когда это имение принадлежало С.Т. Аксакову. Абрамцево, как и Мураново для Н.В. Путяты, не было родовым поместьем его хозяев. Но в отличие от владельцев Муранова, которые менялись на протяжении XIX в. и которых все же объединяли родственные и, что еще важнее, духовные связи, Абрамцево осваивалось Аксаковыми как новая усадьба, не носившая в себе для них «памяти поколений». Впрочем, в обживании нуждалась и мурановская усадьба. Баратынский умер, едва достроив дом, но вряд ли успев его полностью обставить. К тому же несколько лет после его смерти в доме никто не жил. Н.В. Путята был первым среди владельцев Муранова, кто со всей серьезностью и пониманием отнесся к предметному миру усадебного дома, доставшемуся ему от его предшественников, увидел в нем отражение их духовного мира. Аксакову прежние владельцы Абрамцева были безразличны, как явно безразличны были и внешний облик и внутреннее убранство приобретенного у них дома (важны были только вместительность и удобное расположение помещений). Для Аксакова, описателя природы и страстного ее любителя, гораздо существеннее была природа, окружавшая Абрамцево. Об этом свидетельствует и его стихотворение 1844 г. в семейном альбоме Аксаковых:

… Прекрасно местоположение:
Гора над быстрою рекой,
Заслонено от глаз селение
Зеленой рощею густой.
Там есть и парк, и пропасть тени,
И всякой множество воды;
Там пруд не лужа по колени,
И дом годится хоть куды…
Разнообразная природа,
Уединенный уголок.
Конечно, много нет дохода,
Да здесь не о доходах толк...12

Нейтральная архитектура усадебного дома имела определенное преимущество, так как она не связывала Аксаковых в процессе устройства предметной среды и культурного быта в соответствии с их духовными потребностями и художественными вкусами.

Но прошлое, хотел того С.Т. Аксаков или нет, воздействовало на создавшийся в Абрамцеве культурный и духовный мир. Здесь были написаны важнейшие сочинения Аксакова, в том числе его автобиографические по вести «Семейная хроника» (1856) и «Детские годы Багрова внука» (1858), которые возвращали писателя в прошлое. По определению Г.Ю. Стернина, «… этот «бытийный» план писательских размышлений Аксакова оказывал воздействие на повседневное восприятие действительности, протягивал хорошо осязаемую нить от прошлого к настоящему, к современным вкусам владетелей поместья, их жизненным устоям»13. Но и реалии Абрамцева оказались способными воздействовать на воспоминания о прошлом. По наблюдению того же исследователя, книги Аксакова наполняют «поэтические картины именно абрамцевского пейзажа»14. Тем самым усадебный мир, окружавший Аксакова в Абрамцеве, не только становился частью ушедшего усадебного мира, но и как бы «перемещался в пространстве. «Поэтические тени прошлого, теснившиеся в поместных владениях многих впечатлительных обитателей усадеб XIX в., здесь спокойно переходили усадебные границы, селились в окружающей природе, являли себя в окрестных деревнях и монастырях», писал Г.Ю. Стернин15.

Покупка Абрамцева С.И. Мамонтовым у наследников Аксакова, состоявшаяся в 1872, преследовала совершенно определенную, на первый взгляд чисто меценатскую цель вывезти художников «на природу», в комфортабельные условия. Но в действительности эта цель была гораздо шире, так как Мамонтов мечтал собрать в Абрамцеве не просто талантливых художников, а единомышленников в искусстве, способных воздействовать на пути его дальнейшего развития16. С.И. Мамонтов, крупный фабрикант и железнодорожный деятель, страстный любитель искусства и в ближайшем будущем видный его деятель, явил собою, таким образом, новый тип мецената, пришедшего на смену меценату дворянину, стремившегося к объединению творческой деятельности художников, заботившегося о судьбе целого направления искусства. В его московском доме господствовала непринужденная художественная атмосфера, привлекавшая к нему талантливейших представителей русского искусства.

В последующие годы Мамонтову удалось реализовать свои намерения, превратив Абрамцево в один из самых значительных художественных центров России, оказавший огромное влияние на дальнейшее развитие русского искусства. Этот центр послужил основой образования уникального усадебного мира Абрамцева, неповторимого в своей культурной и духовной целостности, почти фанатичной творческой устремленности его обитателей и идейного единодушия их художественных взглядов. Абрамцево стало местом деятельности широкого круга художников, подолгу работавших здесь в предоставленных им мастерских и невольно втягивавшихся в процесс коллективного творчества.

В Абрамцеве царила атмосфера уважения к прошлому усадьбы, связанному с пиететом личности С.Т. Аксакова. Прошлое придавало усадебному миру Абрамцева важный для него оттенок исторической последовательности, развития усадебной культуры во времени. Впечатление присутствия в абрамцевском доме духа Аксакова, возникшее у С.И. и Е.Г. Мамонтовых при первом же осмотре его интерьеров, сохранивших с былых времен обстановку и некоторые личные вещи писателя, было решающим при оформлении покупки этого имения17.

Вместе с тем коренное изменение самого образа жизни усадьбы, ориентированного на пребывание в ней многочисленных гостей, вынудило Мамонтова не только сделать пристройку к старому дому, впрочем достаточно нейтральную по отношению к его архитектурному облику, но и возвести ряд дополнительных сооружений. Из отдельных небольших деревянных корпусов «Мастерской» (В.А. Гартман, 1873-1878), «Банитеремка» (И.П. Ропет, 1876-1878), дачи для художников («Яшкин дом»), со специальной пристройкой для мастерской В.М. Васнецова, «Избушки на курьих ножках» (В.М. Васнецов,1883) для детских игр, так называемой «Поленовской дачи» усилиями ряда близких к кругу Мамонтова архитекторов и художников Абрамцевского кружка создавалась активная архитектурная среда, олицетворявшая национальные устремления обосновавшихся или гостивших здесь деятелей искусства и способствовавшая их творчеству. Первые постройки «Мастерская» и «Банятеремок» отличались характерными для Гартмана и Ропета стилистическими чертами, вызванными использованием форм народного зодчества, трактуемых достаточно близко к первоисточникам. Зато в «Избушке на курьих ножках» справедливо усматривается один из ранних примеров стилизации архитектурного образа на сказочные темы, основанной на преувеличенных размерах отдельных форм и гротескных пропорциях, которая впоследствии закрепилась в так называемом «неорусском» архитектурном стиле конца XIX – начала XX в.18

Еще большее значение в становлении русского зодчества рубежа XIX и XX в. имела абрамцевская церковь, построенная в 1881 г. и явившаяся плодом коллективного труда многих художников мамонтовского кружка, среди которых главными авторами были В.Д. Поленов и В.М. Васнецов. В ее архитектуре наметилось новое направление поисков национального своеобразия художественного облика церковного сооружения, в корне отличающегося от псевдорусской эклектической стилистики второй половины XIX в.

В разработке пластической выразительности здания церкви ее творцы обратились к мотивам, заимствованным в древнерусской живописи и в русском сказочном фольклоре; формы, почерпнутые в архитектуре допетровской Руси, упрощались и более свободно трактовались. Церковь в Абрамцеве была первой попыткой создания нового образцового языка архитектуры, основанного на новых художественных закономерностях, и наряду с «Избушкой на курьих ножках» явилась предтечей будущего «неорусского стиля»19.

Строительство церкви сыграло огромную роль в жизни мамонтовского художественного кружка и в самом сложении усадебного быта Абрамцева. По воспоминаниям А.С. Мамонтовой, дочери С.И. Мамонтова, идея создания церкви родилась в Абрамцевском кружке: «Абрамцево стало дорого для всех, и вот явилась мысль оставить здесь какой-нибудь памятник сов местной их жизни, в котором главный интерес было искусство… Решили строить церковь»20. Как только были готовы эскизы церкви, члены кружка включились в ее строительство высекали орнаменты, резали иконостас, выкладывали фризы и т.п. Работа эта была в полном смысле слова творческой. Многие детали архитектурного убранства осуществлялись в ходе сооружения церкви, часто импровизировались. Все это создавало в Абрамцеве своеобразную, несходную с обычными усадебным миром духовную и творческую атмосферу дружную, демократическую и очень деятельную. «Работа кипела, писала Н.В. Поленова, Все жили интересом постройки, всех объединяло это общее дело, сделавшееся дорогим каждому из участников»21.

В усадьбе были устроены гончарная и столярная мастерские для крестьянских подростков, где по разработанным художниками эскизам изготавливалась мебель, хозяйственная утварь и предметы декоративно-прикладного искусства.

Но организацией мастерских просветительская деятельность владельцев Абрамцева не ограничивалась. Здесь для крестьян окрестных деревень были построены больница, библиотека – читальня, школа. Таким образом, обучение и воспитание детей происходило как »нормальная жизнь» в культуре. »Естественно» образовался вкус к настоящему искусству, происходило приобщение к достижениям русской и западноевропейской культуры, и тем самым поднимался уровень воспитанников: профессиональный, эстетический, духовный. Этот уровень определял в последующем духовное и материальное богатство нации, т.к. школа несла в себе» народосозидающее» начало.

Текст О.А. Желонкин, И.Э. Арутюнова Авторы и исполнители проекта «Корни и крона» Настоящий текст является одним из разделов проекта «Корни и Крона». В этом разделе



12 Опубликовано в кн.: Поленова Н.В. Абрамцево: Воспоминания. М., 1920. С. 6.
13 Стернин Г.Ю. Абрамцево: от «усадьбы» к «даче». С. 187.
14 Там же. С. 188-189.
15 Там же. С. 190.
16 Арензон Е.Р. От Киреева до Абрамцева: К биографии Саввы Ивановича Мамонтова (18411918) // Панорама искусств. М., 1983, Выпуск 6, С. 378.
17 Поленова Н.В. Указ. соч. С. 17–18.
18 Борисова Е.А. Архитектура в творчестве художников… С. 161.
19 Подробнее см.: Там же.
20 Масалина Н.В. Церковь в Абрамцеве // Из истории русского искусства второй половины XIX начала XX в. М., 1978, С. 48.
21 Поленова Н.В. Указ. соч. С. 42.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.