Два дня в октябре 1812 года. Часть 1

Малоярославецкое сражение очень подробно описано в литературе. В Малоярославецком военно-историческом музее 1812 года, начиная с 1992 г., со дня 180-летия сражения, ежегодно проходят научные конференции, посвященные событиям 1812 г., на которых собираются историки из разных городов России, дальнего и ближнего зарубежья, занимающиеся этой темой. В ежегодных сборниках трудов этой конференции освещены, кажется, все стороны этого грандиозного явления.

В статье А.А. Васильева1, повторенной впоследствии во многих изданиях2, дана практически поминутная роспись хода сражения как с русской, так и французской стороны, основанная на военных документах. Но в его работе, к сожалению, совершенно не рассмотрены события в самом городе, происходившие 10(22) и 11(23) октября3, кроме категорического отрицания возможности героических действий Саввы Ивановича Беляева на основании того, что о них нет упоминания в военных документах. Рассмотрение документов, опубликованных в упомянутых сборниках трудов конференций, и в сборнике документов, выпущенном к 200-летию сражения4, позволяет усомниться в справедливости столь категоричного отрицания.

Первое упоминание о подвиге С.И. Беляева, якобы по собственной инициативе открывшего 10(22) октября мельничную плотину на р. Луже и тем задержавшего на целые сутки наступление французов, принадлежит перу Владимира Глинки5. Статья была издана в 1842 г., 30 лет спустя после описываемых событий, в которых сам автор по молодости лет (р. 1813 г.) не участвовал.


Рис. 1. Савва Иванович Беляев

События 10(22) октября, по описанию В. Глинки, происходили следующим образом. Горожане вечером того же дня вначале собрались у дома городничего на соборной площади, где П.И. Быков раздал им оружие, а затем направились на городище у реки Лужи, где и ждали дальнейшего развития событий. Вскоре после их прихода на городище со стороны Боровска появились казаки, которые переправились через Лужу вплавь и по мосту. Они сообщили горожанам, что «неприятель висит у них на хвосте» и исчезли из вида. Через некоторое время на Буниной горе появились передовые части французов. При их появлении городничий с группой горожан поджег обложенный хворостом и соломой мост, а С.И. Беляев бросился к мельничной плотине, открыл её, и поток воды разметал понтоны переправы, которую начали наводить французы. Это и задержало французов на целые сутки.


Рис. 2. Подвиг С.И. Беляева. Художник В.А. Куликов (г. Малоярославец)

Во всех последующих публикациях о Малоярославецком сражении переписывались те же сведения с добавлением больших или меньших художественных подробностей (Г.К. Зельницкий6, И.А. Безсонов7, Н.В. Кременский8, В.И. Ассонов9, А.Е. Дмитриев10, Н.Ф. Гарнич11 и даже юбилейное издание альбома «Бородино» 1987 г.)12.

Таким образом, несколько поколений русских, а затем советских людей почти 180 лет воспитывались в убеждении, что П.И. Быков (иногда называемый Быковским) и С.И. Беляев, представители народа, самостоятельно, без помощи армии и оружия, на целые сутки задержали врага, чем и обеспечили, в конце концов, нашу победу. В советское время их подвиги рассматривались наравне с подвигами Зои Космодемьянской и Александра Матросова.

Попробуем разобраться, что же произошло на самом деле. Рассмотрим обстоятельства появления на свет произведения Владимира Глинки.

Мифы и сказания о военных подвигах были во всех войнах человечества и возникали вместе с войнами. Они просто необходимы для поднятия воинского духа, иначе трудно воодушевить людей на напряжение сил сверх меры. Человеческая психика не переносит поражений, ей для самоутверждения нужна только Победа. Так устроен человек. Каждый миф основан, как правило, на каком-либо реальном событии, которое потом гиперболизуется и обрастает художественными подробностями. Задача историка найти это реальное событие, очистив миф от наносных наслоений.

В 1812 г. у Ф.В. Ростопчина, московского градоначальника, работала целая организация по созданию и распространению сведений о реальных и вымышленных подвигах русских людей, особенно из простого народа. А.И. Поповым на одной из Малоярославецких конференций подробно рассказано о наиболее известных подобных мифах – «О русском Сцеволе», «О Сусанине 1812 г.», «О Василисе Кожиной» и др. – и о том, что послужило им основой13. В статье С.В. Шведова проанализирован менталитет русского народа того времени, и как он влиял на восприятие событий войны и на действия народа14. Все было очень непросто и разительно отличалось от официальных Ростопчинских афишек.

Владимир Глинка и его отец Сергей Николавич Глинка принадлежали к этому же кружку патриотических литераторов. Вообще род Глинок, польский дворянский род, перешедший на русскую службу в 1667 г. вместе с имением в Смоленской губернии при окончательном вхождении Смоленска в состав России по Андрусовскому перемирию, был довольно многочисленным. Один из Глинок, Михаил Иванович, – известный композитор, другие Глинки были известными людьми на государственной службе, некоторые занимались литературным творчеством, среди которых известный поэт и писатель, участник войны 1812 г., Федор Николаевич, брат Сергея Николаевича. Сергей Николаевич издавал журнал «Русский Вестник», в котором печатал антифранцузские патриотические статьи в духе Ф.В. Ростопчина. Сам С.Н. Глинка в боевых действиях не участвовал, он только писал о них. После войны с Наполеоном, когда отношения с Францией стали налаживаться, спрос на журнал «Русский Вестник» упал и С.Н. Глинка начал бедствовать. Под конец жизни он ослеп, жил в Петербурге заброшенный всеми, и его литературные опусы писали под его диктовку дети, которых у него было 8 человек. Скончался С.Н. Глинка в 1847 г. Своего старшего сына Владимира, родившегося в 1813 г., он тоже пытался приучить к литературной деятельности. Последний напечатал в его изданиях драму «Отрочь монастырь, быль XIII столетия» (СПб., 1837) и «Малоярославец в 1812 году, где решилась судьба большой армии Наполеона» (СПб., 1842)15.

Последнее сочинение было посвящено А.Н. Голицыну, бывшему министру просвещения, известному ретрограду, единомышленнику Сергея Николаевича и давнему покровителю их семьи. Вот что писал Сергей Николаевич в предисловии к книге: «Приняв на себя издание книги сына моего по причине его отсутствия, я ничего не переменил в слоге его. У каждого свой слог. Не переменил я также ничего и в рассказе. Сочинитель писал там, где кипела упорная и грозная битва Малоярославецкая; он видел те неприступные высоты, которые маршал Бессиер назвал непобедимыми, отдавая отчет Наполеону после им обозрения Русских войск… Видел также сын мой и другие места, ознаменованные различными событиями 1812 года. Объем мест списывал он с природы и к некоторым подробностям
о событиях исторических, приложил новые, прислушиваясь к рассказам жителей тех мест, где, по словам историка Сегюра, рушилось всемирное завоевание…».

Отсюда следует, что Владимир Глинка был в Малоярославце, осматривал место битвы и беседовал с очевидцами. В его произведении описывается беседа с архимандритом Черноостровского монастыря Макарием, который якобы был свидетелем событий 10(22) октября у моста и плотины. Владимир вряд ли мог беседовать с Макарием раньше своего двадцатилетия, которое наступило в 1833 г. Макарий умер в 1838 г. в возрасте 75 лет и был похоронен в монастыре. Так что Владимир мог беседовать с Макарием только в весьма преклонном возрасте последнего. Повидимому, легенда о подвиге П.И. Быкова (Быковского) и С.И. Беляева, которую записал Владимир Глинка при своем посещении Малоярославца через 20 лет позже военных действий, уже ходила среди населения Малоярославца. Но
её первое письменное упоминание принадлежит именно перу Владимира Глинки. Опубликованное через 30 лет после битвы, оно попало в благодатную почву, и было надолго благосклонно воспринято русским обществом.

Здесь хочется обратить внимание на одно обстоятельство: все письменные свидетельства о подвигах П.И. Быкова и С.И. Беляева появились значительно позже самих событий, а в единовременных документах об этом не говорится. Говорится лишь о разрушенном мосте и, возможно, плотине, но без указания фамилий. Но и никто, описывая эти подвиги, не поговорил лично с П.И. Быковым (1777 – после 1822) и С.И. Беляевым (1789–1857), которые были еще живы и могли бы сами рассказать, что же было на самом деле. Получается, что их мнение никого и не интересовало, как говорится, без меня меня женили. Оба они были отличными служаками, но если жизненный путь С.И. Беляева по
документам хорошо известен, то следы П.И. Быкова после 1822 г., когда он был Петровским, а затем Царицынским городничим Саратовской губернии, к сожалению, теряются16.

В 1822 г. в связи с ходатайством П.И. Быкова в Саратовское дворянское депутатское собрание с просьбой о причислении его и его рода в здешнюю родословную книгу им был составлен послужной список, выдержка из которого приведена ниже. «…И определен Калужской губернии в город Мало-Ярославец городничим 1811 генваря 11.

В оном 1812-го года во время нашествия неприятельского по повелению Главнокомандующего армиею Светлешаго князя Смоленского находился и действовал при вторжении в город 11-го октября неприятельских корпусов до последней невозможности, и истребив в виду неприятеля на реке Луже мост и мельницу, удержал до прибытия российскаго корпуса дальнейшее стремление неприятеля….»17, 18. Это единственный документ, написанный собственноручно П.И. Быковым через 10 лет после битвы, в котором говорится о разрушении моста и мельницы ввиду неприятеля при участии самого П.И. Быкова. Вполне возможно, что уничтожить плотину он приказал С.И. Беляеву, что и видели жители города и монахи.

Через 72 года после битвы, в 1884 г., ветеран Отечественной войны генерал-майор в отставке Александр Яковлевич Миркович обратился с письмом в Малоярославецкую Думу с предложением поставить памятник С.И. Беляеву на основании известной легенды19. Миркович писал: «Не бывши военным, а простым мирным гражданским чиновником, Беляев мог так скоро сообразить, как без войска противостоять огромным силам неприятеля. Замечательна решимость, отвага, быстрота, с которой действовал Беляев».

Был объявлен сбор средств по Всероссийской подписке, и к 1896 году было собрано 14808 руб. 98 коп.20, 21. Люди массово верили в достоверность легенды. По постановлению Малоярославецкой городской Думы было решено «поставить памятник в виде городского его имени училища и постановки перед ним бюста С.И. Беляева − в вечное назидание молодому поколению его геройского патриотического подвига». Училище было открыто в 1894 г., а в сквере возле училища в 1899 г. открыт памятник. На пьедестале надпись: «Доблестному герою-патриоту Савве Ивановичу Беляеву благодарная Россия».


Рис. 3. Памятник С.И. Беляеву

Рассмотрим некоторые реальные документы времени самого сражения.

В рапорте Калужскому гражданскому губернатору П.Н Каверину от 11(23) октября городничий П.И. Быков писал: «Вчерашнего числа (10 октября. – В.Т.) после обеда город Боровск занят неприятелем, почему и здешний город Малоярославец и уезд его состоят в самой крайней опасности, и мы сего числа (11 октября. – В.Т.) поутру нужные по градской и земской полициям дела отправили сего уезда в сельцо Семейкино. Сами же до дальнейших последствий остались в городе, о чем Вашему превосходительству сим и доносим»22, 23.

Рапорт дворянского заседателя Калужской палаты гражданского суда коллежского асессора Н.Н. Михайлова калужскому гражданскому губернатору тайному советнику П.Н. Каверину от 12 октября 1812 года: «Во исполнение предписания Вашего превосходительства отправлялся я сей губернии в город Малоярославец для разведывания неприятельских действий, не доезжая до которого города по Малоярославецкому тракту близ села Дичина (правильно Детчино. – В.Т.) г-на Львова, повстретил следующих в губернский город Калугу малоярославецких г. предводителя, исправника и городничего, от которых и получил сведение, что город Малоярославец вчерашнего числа пополудни (11(23) октября. – В.Т.) занят ввиду их неприятелем и сожжен будто бы нашими казаками, почему они и нашлись во обязанности явиться к Вашему превосходительству, о чем сим имею честь Вам донести»24.

Из этих сообщений, в достоверности которых не приходится сомневаться, следует, что малоярославецкое начальство в составе городничего титулярного советника Петра Ивановича Быкова, уездного предводителя дворянства отставного майора Александра Степановича Белкина, по-видимому, из рода Белкиных, когда-то владевших нашим Белкино, и земского исправника Василия Александровича Радищева, сына знаменитого бунтаря Александра Николаевича Радищева, находилось в городе до возможного предела, который выразился в поджоге города казаками, что они утверждают все трое, и появлении под городом французских частей около полудня 11(23) октября. О разрушении моста и плотины в их сообщениях ничего не говорится. Может быть, это само собой разумелось при наступлении неприятеля и не стоило особого упоминания.

Эта картина в целом не противоречит картине, нарисованной Владимиром Глинкой, за исключением сдвига даты на сутки. По Глинке, все это происходило 10(22) октября, а по рапорту участников – 11(23) октября. По-видимому, Глинка или архимандрит Макарий явно ошиблись в дате.

То же самое подтверждает и А.П. Ермолов в своих «Записках»25: «…Не теряя времени, возвратились мы на левый берег речки Протвы (11(23) октября первая половина дня, район будущего Обнинска! – В.Т.). Войска Донского храброго Сысоева полка избранному расторопному офицеру приказал я с несколькими казаками неприятельским берегом доехать до Малоярославца, узнать, что происходит в городе, и ночью отыскать нас на возвратном пути к генералу Дохтурову. Гораздо за полночь догнал он нас (ночь на 12 октября. – В.Т.) и донес, что мост через речку Лужу у самого Малоярославца разобран жителями, с которыми он переговаривался через речку… У моста стоят три баталиона неприятельской пехоты. В девять часов утра (11 октября. – В.Т.) городничий и другие гражданские чиновники были при своих местах, но вскоре потом удалились…». Т.е. днем 11(23) октября (время неизвестно. – В.Т.) казацкая разведка увидела французов у разрушенного моста, а в городе остались жители, с которыми казаки переговаривались. По сведению последних городское начальство утром 11(23) октября было в городе, а затем уехало.

Факт разрушения моста 11(23) октября подтверждается и французскими документами.

Рапорт о сражении при Малоярославце командира 4-го армейского корпуса Э.-З. Богарнэ императору французов Наполеону26, 14(26) октября 1812 года. «Сир, согласно приказам, данным мне Вашим Величеством, дивизия генерала Дельзона выступила 23-го из Боровска в одиннадцать часов утра, чтобы овладеть мостом и городом Малоярославцем. Остальной армейский корпус был эшелонирован по дороге, чтобы поддержать её в случае надобности.

Генерал Дельзон нашел мост разломанным. Он тотчас занялся его восстановлением и приказал двум
батальонам перейти реку по мельничному мостику, находящемуся немного выше по течению. Остальная дивизия заняла позицию на высоте по эту сторону (реки), ночь прошла спокойно. (Традиционно эту фразу переводят так, что два батальона перешли реку по якобы целой плотине27, 28. Как установлено в последнее время, более правильный перевод: перешли не по плотине, а по мельничному мостику, как указано здесь. Т.е. о состоянии плотины здесь ничего не говорится, она могла быть и разрушенной. – В.Т.).

На рассвете, в то время как шесть батальонов пересекали реку, два батальона, которые предшествовали им накануне, были атакованы превосходящими силами, однако генерал Дельзон, собрав за мостом всю 1-ю бригаду, в свою очередь атаковал неприятеля и захватил отроги высот, господствующих над городом Малоярославец…». Так началась знаменитое сражение.

По сведениям А.А. Васильева, войска Дельзона, выйдя из Боровска в 11 утра 11(23) октября, сделав переход в 21 км, подошли к Малоярославцу к 6 часам вечера.

Здесь важно отметить, что Дельзон имел задание овладеть Малоярославцем, который французы предполагали пустым, и они очень беспокоились о целостности моста. Разрушение моста не очень задержало французов, они тотчас начали его восстанавливать (речка шириной 10 м вряд ли представляла серьезное препятствие для армии, имеющей специальные саперные и инженерные подразделения), а два батальона заняли пустой город, перейдя речку по сохранившимся мосткам.

Приведенные документы позволяют восстановить последовательность событий в Малоярославце 10(22) – 11(23) октября. 10(23) октября французы заняли Боровск. От беженцев, появившихся в Малоярославце, малоярословчане узнали об этом и стали готовиться к встрече неприятеля, вооружившись кто чем мог. 11(23) октября с утра городничий отправил важные городские документы в Семейкино, первую почтовую станцию по дороге в Калугу, ныне, к сожалению, не существующую, и отправился с оставшимися жителями на городище. С городища прекрасно просматривалась Бунина Гора, дорога на Боровск, мост через Лужу и мельничная плотина. Все это было прямо под городищем. К обеду в городе появились казаки, которые подожгли город и поскакали дальше. Факт поджога города подтверждается несколькими независимыми свидетелями. По Глинке, это были казаки генерала Иловайского, за которыми гнались французы. Некоторое время спустя на Буниной Горе показались французские части. Городничий дал указание уничтожить мост (поджечь его) и мельничную плотину (возможно, лично С.И. Беляеву) и сам вместе с предводителем дворянства и земским исправником отбыл в Калугу для доклада гражданскому губернатору Павлу Никитичу Каверину. Разрушение плотины косвенно подтверждается необычным подъемом воды в Спас-Загорье,
6 км ниже по течению, при переправе русской армии вечером 11(23) октября. Французы, покрутившись возле разрушенного моста, убрались восвояси. К 6 часам вечера к городу подошли передовые отряды Дельзона. Дельзон приказал восстановить мост, а два батальона перешли реку по мельничным мосткам и заняли пустой город.

Текст В.А. Тарасов



1 Васильев А.А. Сражение при Малоярославце 12 октября 1812 года // Малоярославец (очерки по истории города). Малоярославец, 1992. С. 16–87.
2 Васильев А.А. Сражение за Малоярославец 12 октября 1812 года // От Тарутино до Малоярославца: К 190-летию Малоярославецкого сражения / Сост. Котлякова Н.В., Назарян Е.А. Калуга: Золотая Аллея, 2002. С. 91–120.
3 Даты в статье указаны двойные: по старому стилю, юлианскому календарю, принятому в русской армии, и (в скобках) по новому стилю, григорианскому календарю, принятому во французской армии. Разница в 1812 г. составляла 12 дней.
4 Малоярославецкое сражение 12/24 октября 1812 года. Документы. Воспоминания. Дневники. Письма. Калуга: Золотая аллея, 2012. 416 с., ил.
5 Глинка Владимир. Малоярославец в 1812 году, где решилась судьба Большой армии Наполеона. СПб., 1842.
6 Зельницкий Г.К. Описание происшествий 1812 г., случившихся в пределах Калужской губернии. М., 1815; 2012.
7 Безсонов И.А. Битва в Малоярославце 12 октября 1812 года. Калуга, 1912.
8 Кременский Н. Знаменитейший день 1812 года. Бой при Малоярославце. Тип. И.Д. Сытина. М., 1912. С. 7–11.
9 Ассонов В.И. Малоярославец и малоярославецкие юбилейные торжества 1912 года. Ч. 1. Калуга, 1914. С. 14–19.
10 Беспалов В., Дмитриев А. Малоярославец. Калужское книжное издательство, 1962.
11 Гарнич Н.Ф. 1812 г. М., 1956.
12 Ячник Н.Е. Проблемы изучения Малоярославецкого сражения в отечественной историографии // Калужская губерния в Отечественной войне 1812 года. Материалы научной конференции. Малоярославец, 1994. С. 5–6.
13 Попов А.И. Иван Сусанин 1812 года // Отечественная война 1812 года в Калужской губернии и российской провинции. Материалы научной конференции 21 октября 2000 г. Малоярославец, 2001. С. 44.
14 Шведов С.В. О противоречиях русского менталитета в войне 1812 года // Там же. С. 60.
15 Глинка Владимир. Малоярославец в 1812 году, где решилась судьба Большой армии Наполеона. СПб., 1842.
16 Тотфалушин В.П. Петровский городничий (штрихи к портрету П. Быкова) // М.И. Кутузов и русская армия на II этапе Отечественной войны 1812 года. Материалы научной конференции, посвященной 250-летию со дня рождения М.И. Кутузова. Малоярославец, 1995. С. 118–125.
17 Там же.
18 Малоярославецкое сражение 12/24 октября 1812 года. Документы. Воспоминания. Дневники. Письма. Калуга: Золотая аллея, 2012. С. 88.
19 Ячник Н.Е. Памятники Отечественной войны 1812 г. в Малоярославце // Малоярославец (очерки по истории города). Малоярославец, 1992. С. 97–113.
20 Цветков И.Ф. Савва Иванович Беляев, Малоярославецкий патриот // Юбилейный сборник в память Отечественной войны 1812 года. Калуга, 1912.
21 Тотфалушин В.П. Сбор пожертвований в Саратовской губернии на памятник С.И. Беляеву // Отечественная война 1812 года в Калужской губернии и российской провинции. Материалы научной конференции 21 октября 2000 г. Малоярославец, 2001. С. 94–97.
22 Рапорт малоярославецкого городничего и земского исправника Радищева калужскому гражданскому губернатору П.Н. Каверину о мерах, предпринятых накануне наступления неприятеля на город // Малоярославец в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов. Малоярославец, 1992. С. 19.
23 Малоярославецкое сражение 12/24 октября 1812 года. Документы. Воспоминания. Дневники. Письма. Калуга: Золотая аллея, 2012. С. 34.
24 Малоярославецкое сражение 12/24 октября 1812 года. Документы. Воспоминания. Дневники. Письма. Калуга: Золотая аллея, 2012. С. 36.
25 Записки А.П. Ермолова. 1798 – 1826 гг. / Сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. В.А. Федорова. – М.: Высш. Шк., 1991. С. 211.
26 Малоярославецкое сражение 12/24 октября 1812 года. Документы. Воспоминания. Дневники. Письма. Калуга: Золотая аллея, 2012. С. 301.
27 Васильев А.А. Сражение при Малоярославце 12 октября 1812 года // Малоярославец (очерки по истории города). Малоярославец, 1992. С. 16-87.
28 Васильев А.А. Сражение за Малоярославец 12 октября 1812 года // От Тарутино до Малоярославца: К 190-летию Малоярославецкого сражения / Сост. Котлякова Н.В., Назарян Е.А. Калуга: Золотая Аллея, 2002. С. 91–120.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.