Два дня в октябре 1812 года. Часть 2


Рис. 4. План сражения при Малоярославце. Сост. кап. Н. Миловидов. На карте: 1 – плотина; 2 – мост; 3 – городище; 4 – монастырь

Эта картина последних двух дней перед началом сражения принята сейчас и официальными историками. Вот как они описаны в книге массового издания Лады Митрошенковой29: «…Узнав о приближении французов, малоярославецкий городничий Петр Иванович Быков утром 23 октября приказал сжечь мост через речку Лужу. Была открыта плотина городской мельницы на Луже. Сразу после этого П.И. Быков вместе с предводителем уездного дворянства А.И. Белкиным и уездным земским исправником В.А. Радищевым уехал из Малоярославца…».

В этой картине все ясно, кроме одного: что это были за казаки и что это были за французы, появившееся перед городом в первой половине дня 11(23) октября? Попытаемся понять это.

Вот что написано у А.И. Попова: «…Во время движения французской армии к Малоярославцу баварские шеволежеры вместе со всей легкой кавалерией генерала Ф. Орнано шли в авангарде 4-го корпуса. Начиная с 3(15) октября, их продвижение вперед сопровождалось ежедневными стычками с русской кавалерией, главным образом, с казаками…»30. Т.е. при движении французской армии от Наро-Фоминска к Боровску и Малоярославцу её все время сопровождали летучие отряды казаков, с которыми французская кавалерия, по большей части баварские шеволежеры, непрерывно вступала в схватки с переменным успехом.

Одна из таких схваток произошла при взятии французами Боровска. Вот что пишет об этом А.А. Васильев31: «…В 7 часов утра отряд Дельзона … выступил из Фоминского на Боровск. …При выходе из этого леса, у деревни Митяево, французы и баварцы обнаружили главные силы конницы генерала Дорохова. …Баварские шволежеры тотчас атаковали казаков, в то время как батальон 92-го линейного полка по приказанию генерала Дельзона вступил в деревню…

В 15 часов 30 минут (10(22) октября. – В.Т.) генерал Дельзон остановил свой отряд, чтобы разбить бивак и готовиться к ночлегу, но в это время прибыл адъютант вице-короля бригадный генерал А. Джиффленга, который привез приказание Евгения Богарнэ идти дальше до самого Боровска. Дивизия Дельзона немедленно выступила к указанному городу, двигаясь тремя колоннами. … Пройдя еще 8 км по равнине, французы снова увидели русскую конницу (согласно рапорту Дельзона – «более 500 казаков» (вероятно, это был донской казачий полк подполковника Власова 3-го из отряда Дорохова)). Подойдя ближе к Боровску, генерал Дельзон приказал командиру 6-го баварского
шволежерского полка полковнику К.Ф. фон Дицу атаковать казаков, что и было исполнено с полным успехом. Потеряв несколько человек убитыми и 10-12 пленными, казаки бежали в город, по пятам преследуемые баварцами». Дельзон остановился на ночь с 10(22) на 11(23) октября в Боровске.

Далее Васильев пишет: «…Выполняя приказание Наполеона, авангард 4-го армейского корпуса, возглавляемый генералом Дельзоном, выступил в 11 часов утра 11(23) октября из Боровска на Малоярославец… Когда передовые французские части приблизились к Малоярославцу (11(23) октября вечером. – В.Т.), они обнаружили мост через Лужу разрушенным. Ещё накануне… жители разобрали настил моста через Лужу, чтобы затруднить французам переправу. …В этот же день (11(23) октября. – В.Т.) к Малоярославцу прибыл отступивший из-под Боровска казачий полк Власова 3-го… Подполковник М.Г. Власов… переправился со своим полком через Лужу. Вечером (11(23) октября. – В.Т.) он отправил Кутузову донесение, в котором сообщал, что неприятель “пришел уже к Малому
Ярославлю, близ которого при переправе через реку и я с полком при дороге Серпуховской остановился”».

Очень вероятно, что казаки, появившиеся 11(23) октября в первой половине дня в Малоярославце, были казаки подполковника Власова 3-го (а может быть, и другая казачья часть, отступавшая от шеволежеров, это еще предстоит выяснить), а французы – это баварские шеволежеры, преследовавшие их. Именно их-то и задерживали жители Малоярославца под руководством П.И. Быкова. А они и не думали захватывать город, приказа такого у них не было. Хотя могли бы, в городе войск не было. Возможно, что среди воспоминаний ветеранов найдутся документы, в которых описан этот эпизод, пока он существует только в памяти народной. Пока же это только предположение, позволяющее связать воедино разноречивые документы. Если считать время от открытия плотины при появлении
шеволежеров 11(23) октября в первой половине дня, то до начала сражения утром 12(24) октября пройдут как раз почти сутки, те самые искомые сутки, на которые П.И. Быков и С.И. Беляев вместе с жителями Малоярославца якобы задержали французскую армию. Впервые это предположение выдвинули С.В. Поздняков32 и С.А. Добров33, 34

Здесь мы сталкиваемся с интересной психологической коллизией, когда одно и то же явление наблюдают несколько свидетелей и каждому оно представляется по-своему.

• Для жителей города, которые были эмоционально перевозбуждены в ожидании прихода французских войск, появление на боровской дороге любой французской воинской части воспринималось, естественно, как глобальный приход неприятеля. Поэтому они все свои физические и эмоциональные силы бросили на их задержание. Отсюда и сожженный мост, и разрушенная плотина, и возникшая легенда. И ведь, видимые ими французы, в результате их действий ушли! А кто это был, им некогда было разбираться.

• Для руководителей города это было выполнение служебного долга. Судя по сообщениям П.И. Быкова, они тоже приняли появившихся французов за основную армию. Быков приказал разрушить (сжечь) мост и мельничную плотину. Это делалось повсеместно по пути следования французской армии. Что только стоит разрушение жителями моста в Спас-Загорье и спуск воды со всех мельниц выше по течению, задержавших подход русской армии к Малоярославцу из Тарутино на 5-6 часов. Поэтому жители и руководство Малоярославца восприняли это как обычное дело, о котором не стоит писать в донесениях, это и так понятно. А вот что французы в городе, а казаки подожгли город − это важно, об этом и написали в донесении губернатору.

• Французы подошли к городу впервые в жизни, ранее они никогда не видели ни города ни реки Лужи. Поэтому они не могли знать, спущена ли мельничная плотина и не слишком ли многоводна река. Разрушенный мост их не удивил, они их много видели по дорогам России, хотя и хотели бы, чтобы он был целый. Восстановление моста у них заняло целый вечер. Разрушенный мост, конечно, задержал их захват Малоярославца на несколько часов. Если бы не мост, то в город сразу вошли бы не два батальона, а гораздо бОльшие силы и сражение могло бы развиваться по другому сценарию.

• В русских войсках вообще ничего не знали о событиях, происходящих в Малоярославце 10(22) – 11(23) октября, кроме донесения казацкой разведки о вечере 11(23) октября, когда французы были уже в городе. Поэтому в русских военных документах какие-либо сведения о действиях малоярославчан в эти дни отсутствуют. Интересно сравнить разрушение двух мостов, произошедшее почти одновременно: через Лужу у Малоярославца и через Протву в Спас-Загорье. Оба этих моста были разрушены жителями, чтобы затруднить путь французской армии. В первом случае это сработало как надо, а во втором случае помешало движению русской армии. Вот как описано восстановление моста в Спас-Загорье русской армией у участника событий полковника И.П. Липранди. Текст взят из работы С.В. Позндякова35.

«…Прибыв 11 октября из Аристова около 9 часов вечера в Спасское, мы нашли в речке воду очень высокую, и тотчас начали устраивать мосты: 7-я дивизия по дороге, ведущей к Малоярославцу, а 24-я дивизия саженях в пятидесяти левее…

Ни понтонов ни инженеров не было, − продолжает свои дневниковые записи И.П. Липранди, − но сметливость русского человека заменила и тех и других. Тотчас, под руководством офицеров генерального штаба начали разбирать близлежащие домы, бревна стали сколачивать деревянными гвоздями, кто как умел, из пакли, находившейся между бревнами, скручивали веревки, которых малая часть была принесена крестьянами, и работа закипела.

Часа через два первые плоты были спущены и прикреплены к берегу. В это время, т.е. около 11 часов вечера, пришел Платов с казаками. Он нашел возможность в версте левее переправиться через реку и направился к Малоярославцу….

Впереди вправо нам видны были огни неприятеля, но невозможно было определить, на каком расстоянии от Малоярославца. Около двух часов пополуночи можно было поодиночке кое-как перебираться на противоположный берег (т.е. устройство переправы через Протву заняло около 5 часов, а с полной нагрузкой она заработала еще позже. – В.Т.)

Генерал Дохтуров приказал полковнику Глебову со своим 6-м егерским полком вместе с 33-м (егерским полком) полковника Бистрома прейти на ту сторону, и мне велел вести их в Малоярославец….».

При въезде в город Липранди и ехавшие с ним офицеры были встречены оружейным залпом (по-видимому, это были французы из двух батальонов вошедших в город вечером 11(23) октября. – В.Т.), а затем они встретили местного жителя, которого взяли в проводники. «Относительно упоминаемого залпа, которому мы подверглись при самом въезде в город, проводник мне объяснил следующее: часа за полтора перед тем (т.е. около 3 часов ночи 12(24) октября) человек двести французов пришли в город и начали брать кого ни попало в проводники… Пока французы так распоряжались, − продолжал проводник, – послышались выстрелы и они все вдруг побежали из города…». Здесь, видимо, подтверждается, что ночью с 11 на 12 октября французы вошли в город. При первых же выстрелах наших егерей французы, практически без сопротивления, отступили из города.

Здесь интересно, что некоторые жители остались в городе даже при занятии его французами и они сотрудничали и с нашими войсками и, вынужденно, с французскими. Что с ними стало во время кровопролитного сражения, об этом как-то нигде не говорится.

Интересно предположить, как развивались бы события, если бы оба моста и в Малоярославце и в Спас-Загорье остались бы целыми или бы сохранился один из них. В этом случае изменилось бы время появления в Малоярославце и наших и французских войск и развитие сражения могло пойти по другому сценарию. Кто раньше войдет в Малоярославец, тот и на коне.

Необычное повышение уровня воды в Протве вечером 11(23) октября объясняется разрушением мельничных плотин как на Луже у Малоярославца, так и других плотин, расположенных выше по Протве. Наши войска в Спас-Загорье повышение уровня воды заметили, так как было с чем сравнивать, а французы в Малоярославце нет, так как сравнить было не с чем.

О разрушении мельниц есть сведения и в отчетах местных священников от 1836 г. (через 24 года после сражения) по требованию церковных властей о разграблении и порче церковного имущества за время военных действий36, 37, 38.

«Вот что пишет священнослужитель Покровской церкви, что на Кариже: «11-го числа, что было в пятницу, перед захождением солнца на противоположной стороне Малоярославцу от Боровска … появилась французская армия, и как в то же время зажжены были казаками мост и мельница городу принадлежащие и на реке Луже находящиеся…» Его «свидетельства» уточняет священник Г. Васильев из села Передоли, говоря, что с 11 на 12 октября «в ночь была сожжена мельница градская». Из этих сообщений следует, что мельница была сожжена вечером либо ночью 11(23) октября, уже после разрушения плотины, но, главное, что окрестные мельницы горели.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что действия П.И. Быкова и С.И. Беляева совместно с жителями Малоярославца 11(23) октября 1812 года в виду подходящих к городу французских войск были, несомненно, героическими по их патриотическому порыву духа, но, по сложившимся обстоятельствам, не оказали существенного влияния на передвижение французской армии. Но это нисколько не умаляет величие порыва их духа, созвучного с общим порывом русского общества того времени. Их вполне заслуженно можно считать одними из героев Отечественной войны 1812 года, как за действия перед боем в Малоярославце, так и за общие действия в этой войне. Оба они были достойными слугами своему Отечеству и царю и вся их деятельность, особенно в годы военных действий, проникнута духом честного служения.

О судьбе П.И. Быкова говорилось выше. Благодаря особому вниманию исследователей к поднятому здесь вопросу, чтобы найти истину, в работе малоярославецких конференций была досконально изучена жизнь Саввы Ивановича Беляева, что, несомненно, является научным и краеведческим достижением. Савва Иванович имел награды: Ордена Святой Анны 2-й степени, Святого Станислава 2-й степени, Святого Владимира 4-й степени, знак отличия беспорочной службы за 40 лет и всяческие благодарности и поощрения – бриллиантовый перстень с аметистом, подарки, соразмерно годовому штатному жалованью. Ниже даны ссылки на работы, посвященные личности Саввы Ивановича, а здесь мы приведем выдержку из его формулярного списка о деятельности, за которую он получил бронзовую медаль в память 1812 года. «Во время происходивших в Калужской губернии военных действиях был
кордонным смотрителем и употреблялся для препровождения к армии транспортов с провиантом, за что и за содержание в своем доме, на собственном иждивении раненых воинов, по свидетельству дворянского предводителя, получил бронзовую медаль в память 1812 года, для дворян установленную»39. Уже за одно это он достоин и памятника и вечной памяти народной40, 41, 42.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что, по-видимому, 11(23) октября 1812 года в первой половине дня при виде подошедшей группы французских войск, не входящей в состав основных войск Дельзона, подошедших вечером, был разрушен мост через Лужу под руководством П.И. Быкова и, открыта плотина городской мельницы, возможно С.И. Беляевым. С точки зрения жителей Малоярославца, в их патриотическом порыве наблюдавших подошедшие французские части, это был подвиг, остановивший французов на целые сутки. Сами П.И. Быков и С.И. Беляев отнеслись к этому более прохладно, как к рядовому выполнению своего служебного долга. Возвеличены их действия были спустя десятилетия после битвы. Объективно они практически не повлияли на захват французами Малоярославца, а скорее более повлияли на задержку наших войск, идущих из Тарутино к Малоярославцу, на переправе в Спас-Загорье. Но и П.И. Быков и С.И. Беляев за свои действия в период войны 1812 года достойны народной памяти за честное выполнение своего служебного долга.

Текст В.А. Тарасов



29 Предел нападения, начало битвы и гибели врагов: Сражение за Малоярославец 12(24) октября 1812 года / Л.В. Митрошенкова [текст]. – Калуга: Золотая аллея, 2007. – 48 с., ил. C. 15.
30 Попов А.И. Немецкие источники о сражении у Малоярославца // Калужская губерния в Отечественной войне 1812 года. Материалы научной конференции. Малоярославец, 1994. С. 11.
31 Васильев А.А. Сражение при Малоярославце 12 октября 1812 года // Малоярославец (очерки по истории города). – Малоярославец, 1992. С. 21–28.
32 Поздняков С.В. Битва за Малоярославец 12(24) октября 1812 года глазами участников и современников. На правах рукописи. – Обнинск: ВНИИГМИ-МЦД, 1985. − 87 с. – С. 24.
33 Добров С.А. Сжигал ли мост городничий // Вы и Мы. №8, 23–29 февраля. Обнинск, 1996.
34 Добров С.А. Кого остановил Савва Иванович Беляев // Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность. Труды обнинского краеведческого объединения «Репинка». Вып. 1. Ч. I. − Обнинск: Росинтал, 2014. С. 141–142.
35 Поздняков С.В. Битва за Малоярославец 12(24) октября 1812 года глазами участников и современников. На правах рукописи. – Обнинск: ВНИИГМИ-МЦД, 1985. − 87 с. – С. 30–32.
36 Ячник Н.Е. Проблемы изучения Малоярославецкого сражения в отечественной историографии // Калужская губерния в Отечественной войне 1812 года. Материалы научной конференции. Малоярославец, 1994. С. 5–6.
37 Она же // От Тарутино до Малоярославца: К 190-летию Малоярославецкого сражения /Сост. Котлякова Н.В., Назарян Е.А. – Калуга: Золотая Аллея, 2002. С. 84–90.
38 Малоярославецкое сражение 12/24 октября 1812 года. Документы. Воспоминания. Дневники. Письма. – Калуга: Золотая аллея, 2012. С. 151–153.
39 Формулярный список о службе надворного советника Саввы Ивановича Беляева, 1857 год // Малоярославец в отечественной войне 1812 года. Сборник документов и материалов. Малоярославец, 1992. С. 74–79.
40 Морозова Т.В. Автограф Саввы Беляева // Калужская губерния в Отечественной войне 1812 года. Материалы научной конференции. Малоярославец, 1994. С. 131–139.
41 Добров С.А. Сведения о Савве Ивановиче Беляеве в книгах Генерального межевания из фондов ЦГАДа // II этап Отечественной войны 1812 года. Проблемы изучения. Источники. Памятники. Малоярославец, 1997. С. 216–217.
42 Щебикова Е.А. Савва Иванович Беляев. С. 259–261.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.