Воинское захоронение в деревне Белкино Боровского района

С воинским захоронением (братской могилой) на территории деревни Белкино Боровского района Калужской области связано много неизвестных страниц из прошлого нашей Обнинской земли, изучение которых проливает дополнительный свет на события Великой Отечественной войны 1941–1945 годов.

Воинское захоронение расположено на восточной окраине «Усадьбы Белкино» в восьмидесяти метрах от дороги, соединяющей через плотину Белкинские пруды и улицу Белкинскую города Обнинска с улицей Борисоглебской деревни Белкино Боровского района. С противоположной, западной, стороны «Усадьбы Белкино» расположено старое гражданское кладбище. В соответствии с датами выбытия из списков личного состава воинских подразделений, полученных из Центрального архива Министерства обороны России, первыми в этом месте были неофициально захоронены военнослужащие Баранов В.П., Гайваронский Ф.С. и Харитонов М.И. С большой вероятностью можно утверждать, что это произошло 18 или 19 октября 1941 года, когда по дороге, идущей от деревень Потресово, Пяткино через плотину на прудах в деревне Белкино в направлении Кабицыно, Балабаново двигались колонны выходивших из окружения частей Красной армии. В 1942 году после освобождения территории от немецких оккупантов воинское захоронение стало учтенным под номером 40-26 в Военно-мемориальном центре1.

В конце 1950-х годов Министерством обороны СССР проводилась работа по поиску ранее неучтенных воинских захоронений и улучшению их состояния. На учтенных захоронениях массово устанавливались мемориальные скульптуры в виде солдат и женщин, скорбящих по погибшим товарищам, братьям, сыновьям и мужьям. Вблизи Обнинска такие скульптуры можно увидеть в деревнях Городня и Воробьи (рис. 1).

 



Рис. 1. Скульптуры конца 1950-х годов на воинских захоронениях периода Великой Отечественной войны 1941-45 годов: слева − в деревне Воробьи Жуковского района Калужской области; справа − в деревне Городня Малоярославецкого района Калужской области

По неизвестным причинам подобная скульптура не была установлена на воинском захоронении в деревне Белкино. В этот же период проводилось укрупнение воинских захоронений. Это было связано с тем, что после войны ряд сельских населенных пунктов опустел из-за разрушения и ухода населения и потерявшие постоянный уход воинские захоронения превратились в заброшенные и забытые места. Поэтому в конце 1950-х из этих мест прах погибших военнослужащих переносился в ухоженные захоронения в находящихся по близости населенных пунктах.

Одна из жительниц деревни Белкино во время торжественного митинга у братской могилы 9 мая 2011 года вспомнила, что после войны в 1950-х годах приехала грузовая машина с телами военнослужащих, которые захоронили в братской могиле Белкино. Откуда их привезли, сколько их было – никто не знает. В учетной карточке воинского захоронения деревни Белкино такие исторические факты не отмечены, хотя незаполненная графа «откуда перезахоронен» имеется. Возможно, что это и есть те самые 58 неизвестных воинов.

В соответствии с данными Книги памяти Калужской области, в 1963 году могила была обновлена. На ней установили памятник в виде наклонно лежащей на земле мраморной плиты с надписью «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины. 1941–1945».

Сейчас над захоронением возвышается четырехгранный двухступенчатый бетонный обелиск. Ранее он стоял в старой части нашего города на проспекте Ленина между домами номер 12/4 и 14, где находилось воинское захоронение времен войны, в котором были похоронены воины, умершие от ран и болезней в передвижных госпиталях2.

27 апреля 1972 года захоронение с проспекта Ленина было перенесено на мемориальный комплекс «Вечный огонь» на улице Мира3. Захоронение по проспекту Ленина 12/4-14 было ликвидировано. В связи с этим монумент в виде обелиска стал ненужным, и его передали в Белкинский сельский совет, который выполнил его установку на воинском захоронении возле «Усадьбы Белкино» к 9 мая 1972 года. К этому же периоду времени можно отнести закрепление на колонне первой металлической таблички с информацией о погибших.

В настоящее время в захоронении покоятся три офицера, сержант, ефрейтор, четыре рядовых красноармейца и 58 неизвестных воинов, погибших в период Великой Отечественной войны с сентября 1941 года по август 1942 года.



Рис. 2. Фрагмент учетной карточки воинского захоронения № 40-26 в селе Белкино Калужской области

В соответствии с данными Центрального архива Минобороны (ЦАМО), стоящий первым в списке захороненных Баранов Василий Поликарпович был батальонным комиссаром − политическим руководителем учебной команды 1287-го стрелкового полка (СП) 110-й стрелковой дивизии народного ополчения Куйбышевского района города Москвы 4. Родился он в 1902 году в Москве. Призван в армию Куйбышевским районным военкоматом города Москвы.

Работа с архивными документами показала, что его жене Максимовой Елене Владимировне, проживавшей в Москве по улице Лесной, дом 6, квартира 7, на основании приказа ГУФ-КА № 099-1942 г. за погибшего мужа 27.11.1945 г. было назначено единовременное денежное пособие в размере 20000 рублей. Однако, Управлением кадров Красной Армии от 17.12.1945 года было внесено уточнение о том, что Баранов В.П. имел воинское звание не «политрук», а «младший политрук». На основании этого жене, Максимовой Е.В., как не являющейся женой лица старшего офицерского состава, было отказано в дальнейшей выдаче пособия5. Начальником финансового отдела Московского военного округа (ФО МВО) генерал-майором Борисовым-Боголюбовым было дано личное указание центральной сберегательной кассе о задержке дальнейшей выплаты денег Максимовой Е.В. с ее личного счета. Поэтому оставшейся на личном счету суммой в размере 13000 рублей она воспользоваться так и не смогла.

Загадка – как тело Баранова В.П. оказалось захороненным в деревне Белкино. Ведь в середине октября 1941 года его 1287-й полк вел бои на северо-востоке от Боровска возле деревень Федотово, Башкардово, Редькино, Куприно, Ильино, перекрывая дорогу Боровск – Наро-Фоминск. В соответствии со списком безвозвратных потерь 110-й стрелковой дивизии за октябрь 1941 года, политрук учебной команды 1287-го стрелкового полка Баранов В.П. был убит в бою 18 октября 1941 года и похоронен на опушке леса в 500 м от дороги, идущей от деревни Мишуково к деревне Ильино Боровского района6. В этот же день значатся убитыми в бою и захороненными в том же месте командир учебной команды 1287 СП лейтенант Ковалев Николай Андреевич, командир взвода 1287 СП лейтенант Однозов Михаил Михайлович7. Судя по названиям должностей и по тому, что в списке потерь эти люди были занесены вместе, невзирая на алфавитный порядок, можно утверждать, что все трое погибших относились к одной учебной команде и погибли в одном бою. Но каким образом только Баранов В.П. оказался захороненным в Белкино, а остальные – в Мишуково? Возможно, что командир Баранов В.П. был подобран на поле боя тяжело раненным в бессознательном состоянии и увезен с отступающим полковым обозом. В дороге Баранов В.П. мог скончаться от ран и был захоронен в первой же попутной деревне Белкино у обочины дороги в воронке от авиационной бомбы, где впоследствии и образовалась братская могила воинов.

В этой же могиле похоронен Гайваронский Федор Степанович, политический руководитель, военком батареи того же 1287 СП 110-й стрелковой дивизии. Родился он в 1903 году в городе Орджоникидзе Осетинской АССР. Призван в армию тоже Куйбышевским районным военкоматом города Москвы. Жена его Мартынова Вера Павловна проживала в Москве на Тверском бульваре, дом 13, квартира 26. Гайваронский Ф.С. убит в бою на день раньше Баранова В.П., а именно, 17 октября 1941 года, и похоронен в деревне Мишуково8.

В этот же день и в этом же районе погибли в бою младший командир орудия Гарбенко Игнатий Павлович, красноармейцы 1287 СП Евстигнеев Иван Павлович, Самс Сергеей Эдуардович, Соболев Михаил Андреевич и Никулин Аким Павлович. Но они почему-то похоронены не в деревне Мишуково (как политрук Гайваронский Ф.С.), а на той же опушке леса по дороге, идущей от деревни Мишуково в деревню Ильино Боровского района. На следующий день на этой же опушке будут похоронены погибшие однополчане Баранова В.П. Возможно, что дополнительные факты появятся после изучения воинских захоронений 1287 СП на указанной опушке леса.



Рис. 3. Место последнего боя Баранова В.П. и Гайваронского Ф.С. на рабочей карте полевого Управления Московской Зоны Обороны с 12.10.1941 г. по 18.10.1941 г.9

В апреле 2011 года во время проведения Культурно-экологическим Фондом «Усадьба Белкино» земляных работ по благоустройству территории рядом с воинским захоронением были найдены два солдатских посмертных медальона с сохранившимися записками-вкладышами в нечитаемом визуальными методами состоянии. Будучи герметичными пластмассовыми контейнерами, заполненными воздухом, медальоны сами всплыли в яме с осенней грязью. Впоследствии в этом месте приглашенными членами Военно-поискового объединения «Обнинские следопыты», возглавляемого Слесаревой Галиной Владимировной, найдены останки двух военнослужащих времен Великой Отечественной войны 1941–1945 года, петлица с «тремя кубарями» старшего лейтенанта военно-воздушных сил, фрагменты шлемофона и пуговица парадной шинели кавалериста.

В этом же году силами Региональной общественной организации «Военно-патриотическое объединение «Столица» с применением новейшего специального оборудования был прочитан текст одного из двух медальонов. Погибшим военнослужащим оказался Юрьев Фома Андреевич, 1912 года рождения, уроженец села Новообинка Петропавловского района Алтайского края, призванный на службу в ряды РККА 15 июля 1941 года Быстроистокским райвоенкоматом Алтайского края, направлен рядовым в расположение 681 стрелкового полка 133 стрелковой дивизии10.

Письменная связь родственников с Юрьевым Фомой Андреевичем прекратилась в октябре 1941 года. В Книге Памяти Алтайского края (Том 4) рядовой Юрьев Ф.А. числится пропавшим без вести без указания местности пропажи. После войны Юрьева Фому Андреевича разыскивала жена Юрьева Александра Ивановна, проживавшая в селе Николаевка Петропавловского района Алтайского края. После безрезультатных пятилетних поисков 15.03.1950 г. военком Быстроистокского районного военкомата капитан Розов закрыл дело с заключением «Считаю возможным учесть пропавшим без вести», а 13.05.1953 года дело из военкомата было сдано на постоянное хранение в военный архив. Но судьба распорядилась иначе. Через шестьдесят лет безнадежное и давно забытое дело солдата само открылось вновь.


Рис. 4. Записка из посмертного медальона рядового Юрьева Ф.А.

Вблизи деревни Белкино боевые действия велись с 16 по 20 октября 1941 года во время сдерживающих кровопролитных боев с намного превосходящими силами противника в районе города Боровск оставшихся дееспособных частей 33-й, 43-й и 5-й армий Западного фронта. Учитывая имевшие место сложности учета личного состава частей РККА во время оборонительных боев октября 1941 года, зачастую в условиях частичного или полного окружения, в результате изучения исторических событий в данной местности с большой долей вероятности можно считать дату гибели Юрьева Ф. А. 18 — 20 октября 1941 года.

133-я стрелковая дивизия, в которую в июле 1941 года был призван Юрьев Ф.А., была сформирована в Новосибирске осенью 1939 года. В состав дивизии входили 418, 521 и 681-й стрелковые полки, 400-й артиллерийский полк и 511-й гаубичный полк. Приказом Народного комиссара обороны СССР от 17 марта 1942 года дивизия была преобразована в 18-ю гвардейскую. С первых дней боевых действия сибиряки проявляли высокую стойкость и мужество. 14980 солдат, сержантов и офицеров дивизии награждены орденами и медалями Советского Союза за отличия в Великой Отечественной войне.

В начале октября 1941 года дивизия, находясь в подчинении 22-й армии, вела бои на правом фланге Западного фронта возле города Калинин. Однако, в связи с очень быстро ухудшавшейся ситуацией в центре фронта, 12 октября Ставка Главного командования РККА приказала 133-ю стрелковую дивизию переподчинить 5-й армии и срочно перебросить на Можайскую линию обороны для защиты подступов к Москве вдоль Смоленского шоссе. Эшелоны передовой группы, в состав которой вошли по одному батальону от каждого стрелкового полка, дивизион 511-го гаубичного артиллерийского полка и разведывательный батальон отправились к станции Дорохово восточнее города Можайск11. Это была примерно третья часть всей дивизии. 16 октября 1941 года 133 СД тремя батальонами разных полков заняла рубеж от Болычево до Авдотьино и приступила к оборудованию новой оборонительной полосы12.

Основные части дивизии так и не смогли проследовать в назначенный район за передовой группой, так как противник перерезал железную дорогу у города Клин. В этот период наименование 133 СД встречается одновременно в документах о боевых действиях как в районе Калинина (22-я армия), так и в районе Рузы (5-я армия).

В архивах не найдены документы, непосредственно указывающие на перемещение каких-либо подразделений 133 СД в район города Боровск. Однако в Книге памяти Калужской области найдено упоминание о том, что после вторжения противника на территорию Боровского района и захвата 10 октября 1941 года населенных пунктов Ищеино, Коростылево и Дылдино, из Можайска в район Боровска навстречу прорвавшемуся противнику были направлены танковая рота и мотострелковый батальон 20-й бригады13. Этот факт подтверждает правомочность версии о том, что красноармеец Юрьев Ф.А. мог быть в составе единственного батальона 681 СП 133-й СД, который был сначала переброшен от города Калинин в район города Можайск, а затем от Можайска в район Боровска для усиления 110-й СД. Если придерживаться такой версии, то становится понятно, почему красноармеец 133 СД Юрьев Ф.А. погиб в одно время с командирами 110 СД Барановым В.П., Гайваронским Ф.С. и похоронен с ними в одной братской могиле.

Останки рядового Юрьева Фомы Андреевича были с воинскими почестями захоронены в братской могиле 9 мая 2012 года в присутствии ветеранов войны, жителей деревни Белкино, военкома города Обнинска Акчурина М.Ф., главы Администрации города Обнинск Авдеева А.А. и Главы города Обнинск Савина В.Н., о чем писали газеты города. На памятной плите братской могилы нанесена дополнительная надпись «Юрьев Фома Андреевич, 1912 – 10.1941, 681 СП 133 СД». Подготовлены материалы для внесения в «Книгу памяти Калужской области» и в учетную карточку воинского захоронения села Белкино. В Администрацию и военкомат Быстроистокского района Алтайского края были направлены запросы для поиска возможных родственников погибшего воина.

Находка погибших воинов Баранова В.П., Гайваронского Ф.С. и Юрьева Ф.А. именно в Белкино, а не в местах официальных действий их подразделений еще раз красноречиво подтверждает тот факт, что в октябре 1941 года при быстро меняющейся обстановке во время широкомасштабного наступления немецких моторизированных войск, командования армий и фронтов РККА в условиях полного отсутствия людских, огневых и технических резервов в буквальном смысле вынуждены были «затыкать дыры» обороны путем перебрасывания армейских частей с одного горячего участка на другой.

В 1942 году и в последующие годы в братскую могилу в деревне Белкино производились дополнительные захоронения погибших воинов. Лейтенант Медников Иван Фролович, летчик, командир звена 1-го отдельного авиационного санитарного полка 1-й воздушной армии был убит 6.08.1942 года при выполнении боевого задания в районе города Козельск. В соответствии с архивными данными14, он похоронен 7.08.1942 года в деревне Кабицыно Боровского района. Вероятно, при проведении Министерством обороны работ по учету, укрупнению и благоустройству воинских захоронений в конце 1950-х годов Медников И.Ф. был перезахоронен в деревне Белкино.

В сентябре 2010 года при проведении Культурно-экологическим Фондом «Усадьба Белкино» земляных работ по благоустройству парка рабочие наткнулись на старую человеческую кость периода Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Приглашенные бойцы Военно-поискового объединения «Обнинские следопыты» провели разведку местности на предмет наличия боеприпасов времен войны и раскопку останков. В результате работы из засыпанной траншеи были извлечена граната Ф-1 «лимонка», останки двадцать одного человека, которые были идентифицированы как принадлежащие одному грудному ребенку в возрасте до 1 года, трем детям в возрасте до 7 лет, двум молодым женщинам в возрасте до 24 лет, одной женщине среднего возраста и четырнадцати мужчинам в возрасте от 40 до 60 лет.Передняя часть нижней челюсти ребенка в возрасте до 1 года содержала восемь молочных зубов, из которых четыре передних уже возвышались над костной тканью. У одного мужчины в районе грудной клетки найден старообрядческий нательный крестик. В зубе другого мужчины обнаружен редкий по тем временам артефакт − аккуратно сделанная пломба. Это характеризует его как жителя крупного города.

С приведенными выше фактами хорошо согласуются воспоминания жительницы села Белкино Поляковой В.В., записанные О. Богуш и Е. Румянцевым, о том, что во время немецкой оккупации в селе в сарае жил со своей семьей беженец-коммунист, трое детей и беременная жена15. Также она вспоминала, что при отступлении наших войск самых тяжелых раненых красноармейцев жители оставляли в селе, несмотря на то, что за такие действия немецкий режим предусматривал расстрел.

С найденными останками двух молодых женщин и возрастных мужчин хорошо согласуются данные архивных документов16, в соответствии с которыми в дивизии народного ополчения Москвы призывались добровольцы из рабочих, инженеров и служащих заводов, фабрик, комбинатов, управлений и министерств. Большой отряд составляли преподаватели и студенты институтов. Народный комиссариат обороны и Военный совет Московского военного округа обеспечивали народное ополчение командным составом из числа опытных кадровых офицеров, вооружением и боевой техникой.

Найденные останки людей были похоронены с почестями 9 мая 2011 года в воинском захоронении села Белкино. На монументе прикреплена памятная плита «Останки 21-го неизвестного солдата, народного ополченца и мирного жителя, обнаруженные в парке «Усадьбы Белкино» в сентябре 2010 года поисковым отрядом «Обнинские следопыты».

 

 

Рис. 5. Неизвестное захоронение двадцать одного солдата, народного ополченца и мирного жителя, обнаруженное в парке «Усадьбы Белкино»: останки мужчины в возрасте от 40 до 60 лет; останки ребенка в возрасте до 1 года; граната Ф-1 «лимонка»; нательный крестик

Текст
О.Н. Комиссар, канд. техн. наук, краевед, поисковик
Г.В. Слесарева, поисковик, член Союза поисковых отрядов России


*Данный материал взят из книги «Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность» (труды обнинского краеведческого объединения «РЕПИНКА»)



1 Учетная карточка воинского захоронения в д. Белкино Боровского р-на Калужской обл., номер ВМЦ 40-26, 1942 г., Белкинский с/с.
2 Книга памяти о воинах, павших на земле Калужской в годы Великой Отечественной войны. Жиздринский, Жуковский, Куйбышевский, Перемышльский, Ферзиковский районы, г. Обнинск / Авт.-сост. Т.В. Романова. – Калуга: Изд. ООО «Неосфера», 2010. – С. 794.
3 Учетная карточка воинского захоронения в городе Обнинске (мемориал «Вечный огонь»), ул. Мира, 1972 г., Администрация Обнинска.
4 ЦАМО, фонд 56, опись 12220, дело 5. Приказ об исключении из списков 110 СД.
5 ЦАМО, фонд 33, опись 594258, дело 45. Документ, уточняющий потери.
6 ЦАМО, фонд 33, опись 11459, дело 15. Выписка из списка безвозвратных потерь 110 СД.
7 ЦАМО, фонд 58, опись 818883, дело 232. Список безвозвратных потерь 110 СД.
8 ЦАМО, фонд 58, опись 818883, дело 232. Список безвозвратных потерь 110 СД…
9 ЦАМО, фонд 58, опись 977523, дело 198. Документ, уточняющий потери.
10 ЦАМО, фонд 58, опись 977523, дело 198. Документ, уточняющий потери.
10 Лобанов В.Б. Восемнадцатая гвардейская. (Боевой путь 18-й гвардейской Инстербург-ской Краснознам. Ордена Суворова стрелковой дивизии). Под ред. Б. Котельникова. — Калининград: Калининградское книжн. изд-во, 1975. – С. 20 – 21.
12 ЦАМО, фонд 208, опись 2511, единица хранения 38. Боевое донесение №1 штарм 5, 17.10.1941.
13 Книга памяти Калужской области. Калужские рубежи / под ред. Т.В. Романовой. – Т. XIX. – Тула: Издательство ЗАО «Гриф и К», 2011. – С. 43-44.
14 ЦАМО, фонд 58, опись 818883, дело 1685. Список безвозвратных потерь 1-го отд. авиационного санитарного полка 1-й воздушной армии.
15 Книга Памяти. Город Обнинск. 1941–1945. – Тула: Приокское книжное изд-во, 1995. − С. 18-20.
16 Ополченцы на защите Москвы. Документы и материалы о формировании и боевых действиях Московского народного ополчения в июле 1941 – январе 1942 г. Сост.: Л.С. Беля-ева, В.И. Бушков, И.И. Кудрявцев. – М.: Моск. Рабочий, 1978.

1 комментарий

ptatosha
katusha  Я  отправила Вам личное сообщение, здесь на сайте, 11 января. Очень надеюсь, что Вы его увидите.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.