Основание и происхождение названий деревень Пяткино, Самсоново, Гриднево, Раевское

*Данный материал взят из книги «Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность» (труды обнинского краеведческого объединения «РЕПИНКА»)

Из известных письменных источников по истории селений, находившихся на месте города Обнинска, самым древним является писцовая книга Малоярославецкого уезда 1588 года. Именно в ней впервые упоминается село Белкино (Борисоглебское) и деревни Пяткино и Самсоново, наряду со многими другими населенными пунктами нынешних Малоярославецкого, Жуковского и Боровского районов.

Писцовые книги составлялись по материалам поуездных описаний земель, которые регулярно проводились правительством в целях распределения налогообложения. Приведем отрывок из писцовой книги 1588 года с некоторыми сокращениями (опущено описание хозяйственных угодий):

«В Репинском же стану села и деревни и починки и пустоши вотчинные: За боярином и конюшим, за Борисом Федоровичем Годуновым приданая вотчина село Борисоглебское. Было в вотчине за Белкиными. А к селу припустил Борис Федорович для крестьянские пашни пустошь Федичщево и Нефедовская тож. А под селом пруд. А в селе храм Борис и Глеб вверх да теплой храм Николы Чудотворца <…> Деревня Гавшина на суходоле <…> Пустошь, что была деревня Ершово, а Шатилово тож, что была за Ершом Белкиным <…> В Репинском же стану за боярином и конюшим за Борисом Федоровичем вотчина купля, что он купил у князя Михаила, да у князя Ивана, да у княжны Огрофены у княж Юрьевых детей Козловского. Деревня, что было село Гриднево на речке на Репенке, а было за Ондреем да за Федором Раевскими в поместье пусто. А селятца крестьяне ново, а дворы ставят из села из Белкина <…> Храм ветх Никола Чудотворец, стоит без пеней от церковнова приходу <…> Пустошь, что было сельцо Пяткино на реке на Поротве <...> Деревня, что была пустошь Самсоново на реке на Поротве, да к ней ж припущено в пашню по Степановым книгам Пилемова пустошь Гаврилово. А селятца крестьяне ново, дворы ставят из села из Борисоглебского…»1.

Ретроспективный анализ этих данных с привлечением других источников, в первую очередь, актовых материалов и родословных, дает нам возможность восстановить историю селений обнинской земли за довольно длительный период, практически с момента их основания.

Итак, обратимся к событиям за сто лет до составления писцовой книги 1588 года. Во второй половине ХV столетия достижения объединительной политики московских государей вызвали бурный экономический подъем на Руси. Резко ускоряется развитие внутренней колонизации – освоение лесных пространств и образование новых населенных пунктов, особенно в центральных уездах в бассейне Оки. Именно в это время было основано большинство из сохранившихся деревень Калужского края.

После упразднения княжеств основной административно-территориальной единицей в государстве стали уезды. Они делились на волости, каждая из которых, как правило, охватывала земли одной крестьянской общины. Сначала эти общины представляли собой относительно свободные образования с развитой системой самоуправления, так называемые черные волости. Черносошные крестьяне еще не знали власти мелких феодалов и подчинялись непосредственно великому князю через его наместников.

На землях черной волости были разбросаны отдельные дворы – они появлялись там, где крестьянин, обычно лишь с помощью своей семьи, начинал осваивать под пашню участки леса, вырубая, раскорчевывая и удобряя землю золой. Со временем семьи разрастались, и от первого двора (починка) отпочковывались новые. Так возникали деревни, в ту пору обычно состоявшие из двух-трех дворов. Чаще всего их называли по имени первого основателя.

На месте самого Обнинска и его ближайшей округи располагалась Репинская волость, получившая свое название по речке Репинке. Эта небольшая речушка, скорее похожая на ручей, доныне протекает по территории нашего города: от Парка культуры, где она вырывается из подземной трубы, и далее под подвесным мостом вплоть до впадения в Протву у Нижнего парка. Истоки же ее находятся в районе железнодорожной станции.

В межевой грамоте 1496–1498 гг., выданной Иваном III Троице-Сергиеву монастырю, в числе свидетелей при размежевании черных земель с монастырскими упоминаются крестьяне Репинской волости Матвей Васильев сын Самсонов и Софрон Степанов сын Пяткин. В аналогичном акте 1496 года фигурирует как свидетель Алексей Васильев сын Пяткин, занимавший место репинского сотника – одного из главных представителей крестьянского волостного самоуправления2.

Известно, что сотники избирались собранием общины из числа наиболее уважаемых ее членов, каковыми являлись, как правило, старожилы. Можно почти с уверенностью утверждать, что Самсонов и Пяткин в данном случае – не фамилии, а дедичества (прозвания по имени деда). Дело в том, что в те времена фамилии еще не получили распространения не только среди крестьян, но даже у большей части дворянства. Очевидно, именно предки упомянутых крестьян в третьем поколении, свободные общинники Самсон и Пятко, стали основателями «одноименных» деревень, поставив на их месте первые дворы примерно в середине ХV века.

Второе имя – Пятко – выглядит весьма необычно. Оно относится к числу так называемых мирских имен, которые в ту пору на Руси зачастую давались человеку в дополнение к крещеному имени и употреблялись вместо него или вместе с ним. Раскрывается же оно довольно просто: Пятко, или Пятой, был пятым ребенком в семье (сравним, например, с прозвищем Третьяк).

В первой половине ХVI века московские государи приступают к широкомасштабной раздаче черных земель в поместное владение. Этот процесс, особенно быстро развивавшийся в центральных уездах, очень скоро отразился и на судьбе деревень Пяткино и Самсоново.

Из приведенного выше упоминания в писцовой книге можно сделать вывод, что к середине ХVI века обе деревни уже входили в поместье братьев Андрея и Федора Раевских. Их отец, дворянин Иван Степанович Раевский, в 1526 году выехал на Русь из Литвы в свите знатного магната князя Федора Михайловича Мстиславского3. Мстиславскому был сразу же пожалован титул «служилого князя». Как известно, при Василии III многие видные представители южнорусской знати из Литвы перешли на московскую службу. Обычно самые влиятельные из этих магнатов (которых можно пересчитать по пальцам) получали статус служилых князей, и это означало, что пожалованные им здесь земли уже не рассматривались как удел и могли быть отобраны в любой момент. В частности, князю Мстиславскому достался в качестве «служилого княжения» весь Малоярославецкий уезд, которым он владел в течение пяти лет.

Многочисленные сподвижники служилых князей также имели возможность получить земли в уездах, по жалованных во владение их покровителям. Очевидно, тогда же, в 1526 году, И.С. Раевский получил поместье в Репинской волости, которое позднее перешло к его сыновьям.

Поместье было весьма обширным: оно охватывало большую часть Репинской волости, до десятка деревень и починков. Центром его стала деревня Гриднево, располагавшаяся по берегам речки Репинки – в районе современного Парка культуры. Судя по названию, она была основана крестьянином по имени Гридя (Григорий) – вероятно, в то же время, что и деревни Пяткино и Самсоново. При Раевских в деревне был поставлен барский двор и небольшая деревянная церковь, которую освятили во имя Николая Чудотворца, самого популярного в народе святого. Так деревня превратилась в село – центр поместья и церковного прихода. По имени помещиков село стало назваться Гриднево, Раевское тож.

О сыновьях Ивана Раевского, Федоре и Андрее, унаследовавших его поместье и упомянутых в писцовой книге, сведений почти не сохранилось. Известно лишь, что Федор в 1540-х годах участвовал в одном из первых походов на Казань, а в конце 1550-х служил воеводой в Болхове. У каждого из братьев было несколько сыновей, но если они и успели унаследовать это поместье, то владели им совсем недолго4.

Запись в писцовой книге позволяет проследить дальнейшую судьбу этих деревень. Очевидно, в тяжелые годы опричнины, или сразу после, запустевшее поместье братьев Раевских перешло к князю Ивану Семеновичу Козловскому, видному опричному воеводе – причем уже в качестве вотчины. Скорее всего, он выкупил эти земли у казны в ходе распродажи запустевших имений. В 1579 году князь Козловский погиб в одном из сражений затяжной Ливонской войны, а вотчину унаследовали его малолетние дети – Михаил, Иван и Аграфена. В 1580-х годах это имение купил у них боярин Борис Федорович Годунов, стремившийся округлить свою «приданую» вотчину с центром в селе Белкине. С того времени деревни Пяткино и Самсоново традиционно «тянули» к селу Белкину, ставшему центром всей округи, где впоследствии появился город Обнинск.

Текст Т.М. Ларина



1 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 540. Л. 236 об.-241.
2 Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV – начала XVI в. Т. 1. М., 1952. С. 502, 515–517.
3 Модзалевский Б.Л. Род Раевских герба Лебедь. – СПб., 1908. – С. 7–8.
4 Модзалевский Б.Л. Род Раевских герба Лебедь. – СПб., 1908. – С. 7–8.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.