Каменные постройки летописного Оболенска в письменных источниках XVII века

С 2007 по 2011 г. (когда прекратился набор на специализацию «историко-архивоведение») на кафедре вспомогательных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ1 предпринималась попытка модернизировать методику практических занятий по вспомогательным историческим дисциплинам, целью которой являлись повышение мотивации студентов, развитие навыков самостоятельной исследовательской работы. Ранее студентам предлагалось разрабатывать навыки чтения на материале одних текстов, а применять знания по исторической метрологии – на материале других. Автором этих строк в качестве факультатива для практических занятий стали подбираться такие рукописи, которые позволяли реализовать знания и навыки в несколько взаимосвязанных этапов – чтение рукописного текста, интерпретация содержащихся в нем метрологических указаний, локализация упоминаемых в нем объектов на современной карте. Проверить правильность выполнения этих задач можно было в ходе полевых наблюдений – в тех случаях, когда есть основания предполагать, что упоминаемые в рукописях объекты (природные или рукотворные) сохранились до наших дней.

Этот подход был реализован в 2007 г., когда источник конца XVI в. – Роспись польским дорогам – позволил определить местонахождение упоминаемого в нем Яголдаева городища, предположительно, остатка административного центра обширного, но мало представленного в источниках Яголдаева княжества. Результаты этой работы опубликованы2; теперь остается надеяться, что они заинтересуют коллег-археологов.

Современные археологические исследования показывают возросший интерес к письменным источникам. Как поиск археологических объектов, так и интерпретация полученных в ходе исследования данных, ведутся с самым широким их использованием. В нашем же случае локализация природных или рукотворных объектов в ходе предлагавшегося студентам полевого практикума не ставила целью выявление археологических объектов, но закономерно приводила к этому результату.

В 2008 г. в качестве объекта для такого рода исследования-практикума была предложена Писцовая книга Оболенского уезда 1630-х гг.3. Внимание привлекло описание села Старый Оболенск (Рис. 1). Ныне это село Оболенское Жуковского района Калужской области, в 110 км к юго-западу от Москвы.

Здесь П.А. Раппопорт в 1955 г. обнаружил, как он считал, средневековое городище со следами оплывшего рва (вала не сохранилось), которое в настоящее время занято сельским кладбищем4 (Рис. 2). Правильность идентификации Раппопорта была позднее поставлена под сомнение А.А. Юшко, которая указала типологические отличия между оболенским «городищем» и современными ему памятниками. «Площадь этого городища, – писала она, – около 4 тыс. кв. м. при высоте террасы 8-9 м… Это единственный летописный город Московской земли, имеющий подобные параметры»5. Действительно, приведенные А.А. Юшко сводные данные показывают площадь для московских городищ от 11 до 45, 7 тыс. кв. м, высоту террас, на которых они располагаются – от 18 до 40 м6. В то же время обследовавший «городище» в 1977 г. И.К. Фролов оценивал площадь городища как ок. 5 тыс. кв. м, превышение над водой 12–13 м7. И.А. Бойцов в 1987 г. оценил площадь памятника в 3 тыс. кв. м, превышение площадки над уровнем поймы 8 м, над уровнем реки 12–13 м8. Иначе говоря, имеющиеся различия в оценке параметров городища не настолько существенны, чтобы снять сомнения А.А. Юшко. Археологического исследования территории кладбища, как и его окраин, не производилось.

Надо отметить, что весь левый берег реки Протвы в районе села Оболенского в настоящее время высокий, правый – меженный (затопляемый)9. Нынешний правобережный кряж в районе сел Оболенского и Колышева, частью которого является оболенское кладбище, является коренным берегом Протвы XVII-XVIII вв. (Рис. 3). Визуально превышения обнаруженного Раппопортом объекта над пойменной террасой р. Протвы, частью которого он является, не наблюдается.


Рис. 1. Описание с. Старый Оболенск в писцовой книге 1630-х гг.


Рис. 2. Кладбище с. Оболенское, отождествляемое с городищем Оболенска

Тем не менее, оснований для локализации средневекового Оболенска вне села Оболенского Жуковского района Калужской области нет. Иные «Оболенские» и «Оболенски» (в Киреевском р-не Тульской обл., в Каширском и Серпуховском р-нах Московской обл., в Малоярославецком р-не Калужской обл.) либо возникли значительно позднее, либо значительно позднее получили это название.

По-видимому, дату разрушения города Оболенска дает летописная статья 1368 г., рассказывающая о первом походе литовского великого князя Ольгерда на Москву. Статья рассказывает об убийстве Ольгердом оболенского князя Константина Юрьевича. Вероятно, после этого нападения Оболенск уже не отстраивался.

Ко времени описания 1630-х гг. село Старый Оболенск был разделен между князьями Долгоруковыми, потомками младшего сына Константина Юрьевича тарусского и оболенского Андрея (родовое прозвание Долгоруковы, Долгорукие закрепилось за этой ветвью князей Оболенских с конца XV в.). Одна половина Старого Оболенска с ц. Успения Богородицы (с. Пречистенское) принадлежала Ивану Михайловичу Долгорукову (Птицыну Долгорукову, уп. в 1604-1629 гг.10) и его матери вдове Прасковье. Вторая половина Старого Оболенска с ц. Николая Мирликийского (с. Никольское) была в свою очередь поделена между князем Алексеем Григорьевичем Долгоруковым (Чортовым11) и его племянниками Тимофеем и Федором Васильевичами. Писцовая книга уточняет, что раздел с. Никольского между Алексеем и Василием Григорьевичами произошел в 1598/99 г.12.


Рис. 3. Окраины с. Оболенского на карте Генерального межевания XVIII в.

По писцовой книге 1630-х гг. в с. Пречистенском располагался храм Успения Богородицы «древяной клецки». В 1727 г. обветшавшая Успенская церковь была разобрана и построена на новом месте, более приближенном к селу. Ранее она отстояла от дворов в полуверсте (ок. 530 м), теперь же – в 40 саженях (ок. 85 м). На карте Генерального межевания, отражающей реалии последней четверти XVIII в., церковь показана примерно посередине между устьями речек Супруты (на восток от нее) и Оболенки (на запад), на коренном берегу р. Протвы. В 1805 г. ц. Успения оставалась деревянной13. Каменная Успенская церковь была сооружена в 1871 г.14 уже на третьем месте – в непосредственной близости от кладбища. В настоящее время на месте разрушенного храма стоит часовня (Рис. 4).

По писцовой книге 1630-х гг. в с. Старом Оболенске-Никольском был храм Николы Чудотворца с приделом Параскевы Пятницы, «древяной клецки».

Последним владельцем села Старый Оболенск, Никольское тож, из рода князей Оболенских был знаменитый верховник князь Василий Лукич Долгоруков, казненный императрицей Анной Иоанновной за попытку ограничения самодержавия. Его имения были конфискованы. Старый Оболенск был отдан камер-цалмейстеру Кайсарову.

7 декабря 1731 г. новый владелец Старого Оболенска Александр Иванович Кайсаров писал в своем прошении: «Имеется у меня вотчина, село Старое Оболенское, и в том селе церковь божия во имя Николая Чудотворца да придел мученика Георгия15, и оная божья церковь обветшала. А без указу вновь церковь божию построить не смею. И прошу, дабы повелено было указом в вышеозначенном селе вместо ветхой построить вновь церковь божию во имя тех престолов и дать благословенную грамоту». Разрешение было дано, и в сентябре 1735 г. новый храм был готов16. Он, как и прежний, был деревянным (так он был описан в 1805 г.17) и стоял на том же месте.

На карте Генерального межевания, отражающей реалии последней четверти XVIII в., церковь показана на том же месте, на котором она стоит и ныне – в верховьях рч. Оболенки на ее левом берегу. Нынешний каменный Никольский храм был отстроен взамен деревянного в 1866 году 18 (Рис. 5).

Следует обратить внимание на упоминание каменных построек близ Никольской церкви. Это колокольня и родовая усыпальница Оболенских-Долгоруковых.

Упоминание каменной колокольни у деревянной тогда Никольской церкви в писцовой книге Оболенского уезда содержится в такой форме: «А колокольня у тое церкви старая каменная»19. Само с. Никольское в книге именуется как «у каменной колоколны»20.

Косвенное упоминание колокольни содержится и в отказной книге 1669 г., в которой с. Никольское-Старый Оболенск определено как «село Никольское, что у каменной колокольни»21.

Эпитет «старая» представляет определенный интерес. Колокольни в буквальном понимании этого слова, получают распространение в самом конце XVI в.; начало этой традиции положила колокольня Ивана Великого. Соответственно, в 1630-х гг. колокольня не могла быть охарактеризована как «старая», если только под нее не было использовано какое-то древнее строение.

Достаточных данных для того, чтобы точно локализовать «старую каменную колокольню», сейчас нет – можно говорить лишь о том, что она стояла в непосредственной близости от церкви.

Другая каменная постройка, упоминаемая в Писцовой книге 1630-х гг., «полата камена ж над родительми над их», т.е. Алексея Григорьевича, Тимофея и Федора Васильевичей Долгоруковых. Значение слова «родители» в этом случае следует понимать более широко, чем отец и мать, тем более, что у владельцев с. Старый Оболенск в 1630-х гг. это были разные лица. Здесь речь шла, вероятно, как о родителях в современном значении этого слова, так и о более дальних и древних родственниках, в каковом значении это слово употреблялось в древнерусском языке22. Это единственное упоминание усыпальницы в письменных источниках. Однако, материалы Генерального межевания позволяют точно локализовать это строение. На плане данной «дачи» видно, что усыпальница примыкает к южной стене Никольской церкви, составляет примерно четверть ее площади23(Рис. 6).

Есть возможность выдвинуть предположение о том, к какому времени относились захоронения в усыпальнице у Никольской церкви. К концу XVI в. относятся сведения о единичных погребениях Долгоруковых в некрополе Троице-Сергиева и Чудова монастырей. С 1604 г. традиционным местом захоронения Долгоруковых становится московский Богоявленский монастырь. Вероятно, с начала XVII в. новых захоронений в усыпальнице близ Никольской церкви не производилось. Это дает младшую дату некрополя. О старшей дате можно пока только гадать.

Усыпальница была разрушена, вероятно, при перестройке Никольского храма в камне в 1866 г. Как было сказано выше, нынешняя каменная церковь располагается на месте деревянной 1735 г., а та, в свою очередь, – на месте деревянной же, упоминавшейся в 1630-х гг.

Есть некоторая надежда, что фундамент усыпальницы или его часть, не вошедшая в площадь современного Никольского храма, а может быть и отдельные надгробия сохранились до наших дней и могут быть обнаружены в ходе георадарного или археологического исследования у южной стены современного Никольского храма.


Рис. 4. Успенская часовня, построенная на месте разрушенной Успенской церкви 1871 г.

Хотелось бы обратить особое внимание на сам факт концентрации каменных построек близ Никольской церкви. Это дает основание, пока в качестве гипотезы, локализовать центр летописного Оболенска именно здесь. Тут располагалась княжеская усыпальница Долгоруковых, возможно, что и их предков князей Оболенских. Тут в качестве колокольни использовалось некое каменное строение, возможно – остаток оборонительных каменных сооружений древнего Оболенска. Подкрепляет эту гипотезу одно из упоминаний Никольской церкви (1683/84 г.), в которой она значится как «церковь Николая Чудотворца, что на городище»24. Никольская церковь отстоит от кладбища, где Раппопорт и его последователи пытались локализовать городище, на 250 м. Таким образом, сомнения А.А. Юшко относительно верной локализации Оболенского городища представляются все более обоснованными.

Мы рассчитываем на сотрудничество с коллегами-археологами в развитии данного исследовательского проекта. Без этого сотрудничества мы останавливаемся в шаге от возможных находок интереснейших источников, не имея ни полномочий, ни навыков археологических исследований. Поэтому хотелось бы, чтобы следующей, вполне очевидной и последовательной стадией исследования руководили археологи.


Рис. 5. Никольский храм в с. Оболенском 1866 г.


Рис. 6. План с. Никольское-Старый Оболенск с Никольской церковью и усыпальницей кн. Долгоруковых

Текст О.И. Хоруженко, канд. ист. наук, старш. научн. сотр. Института российской истории РАН

*Данный материал взят из книги «Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность» (труды обнинского краеведческого объединения «РЕПИНКА»)



1 См. о ней: Простоволосова Л.Н., Станиславский А.Л. История кафедры вспомогательных исторических дисциплин: Учеб. пособие. М., 1990. В 2011 г. кафедра была закрыта, часть ее сотрудников влилась во вновь образованную Высшую школу источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин.
2 Хоруженко О.И. Метрические данные Росписи польским дорогам и локализация Еголдаева городища // Вестник РГГУ: ежемес. науч. журн. М.: РГГУ, 2008. № 4. С. 302–311.
3 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 325. В настоящее время текст книги подготовлен к публикации студенткой Историко-архивного института М.С. Валовой. Издание книги запланировано в Институте российской истории РАН на 2011 г.
4 Раппопорт П.А. Отчет о работе Подмосковного отряда Среднерусской экспедиции в 1955 г. // Архив ИА РАН. Ф. 1. Р. 1. № 1077. С. 6.
5 Юшко А.А. Московская земля IX–XIV веков. М., 1991. С. 145–146 (прим. 270).
6 Там же. С. 127.
7 Фролов И.К. Отчет о работе среднерусской экспедиции в 1977 г. // Архив ИА РАН. Ф. 1. Р. 1. № 6714.
8 Бойцов И.А. Отчет об археологических разведках в Жуковском районе Калужской области в 1987 г. М., 1988 // Архив ИА РАН. Ф. 1. Р. 1. № 12060. С. 8.
9 В XVII в., как показывает Писцовая книга, и в XVIII в., как это видно на картах Генерального межевания, наблюдалась обратная картина, что вызвано существенным обмелением реки Протвы. Сейчас былая гидрологическая ситуация воспроизводится лишь во время весеннего паводка.
10 Кобрин В.Б. Материалы генеалогии княжеско-боярской аристократии XV–XVI вв. М., 1995. С. 127. № 338.
11 Там же. С. 126. № 334.
12 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 325. Л. 60 об.
13 Словарь географический Российского государства. М., 1805. Ч. 4. Отд. 1. Стб. 787.
14 Рошфор Н.И., де. Опись церковных памятников Калужской губернии // Записки Отделения русской и славянской археологии имп. Русского археологического об-ва. СПб., 1882. Т. 3. С. 334. № 15 (как с. Пречистое).
15 В 1630-х гг. придел был освященным во имя св. Параскевы Пятницы.
16 Материалы для истории церквей Калужской епархии. Оболенская десятина / Собр. Г.И. Холмогоров // Калужская старина. Калуга, 1911. Т. 6. Пагин. 7. С. 6–7.
17 Словарь географический Российского государства. М., 1805. Ч. 4. Стб. 787.
18 Рошфор Н.И., де. Указ. соч. С. 224. № 14.
19 РГАДА. Ф. 1209. Д. 325. Л. 61 об., 67.
20 Там же. Л. 61, 67.
21 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 2. Д. 10365. Л. 34.
22 Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб., 1912. Т. 3. Стб. 132.
23 РГАДА. Ф. 1354. Д. О-5 (кр.). Л. 1.
24 РГАДА. Ф. 235. Оп. 3. Д. 145. Л. 9.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.